СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

«Бóлгарский проповедник» Головин заявил, что летчик-герой Роман Филипов совершил грех самоубийства

09 марта 2018 г.

Протоиерей Александр Новопашин

На днях последователи протоиерея Владимира Головина разместили в Сети Интернет видеопроповедь, на которой их «наставник» клирик Русской Православной Церкви протоиерей Владимир Головин назвал военнослужащего Героя России Романа Филипова, погибшего в Сирии 3 февраля 2018 г., «самоубийцей». Думаю, что подобная безнравственная оценка Головиным мученической смерти военнослужащего РФ, озвученная им на всю страну – это повод для очень серьезной дискуссии и начала тщательного расследования антицерковной деятельности прот. Головина.

 

Стоит отметить, что отпевание Героя России совершил Высокопреосвященнейший Сергий, митрополит Воронежский и Лискинский, а самоубийц, как известно, по канонам Русской Православной Церкви не отпевают. Т.е. по мнению Головина владыка Сергий этого не знает или чего-то недопонимает?

Но перейдем к самой сути вопроса. В святоотеческом наследии и у современных богословов мы найдем немало трудов, где достаточно доходчиво проводится мысль о том, что война – это всегда зло, ибо невозможно воевать без ненависти и крови, однако оборонительная война – это вынужденная мера, это меньшее из зол, а для защитника Родины это и нравственный подвиг. Защитник Родины – это человек, который не только рискует собственной жизнью ради защиты слабых, но и берет на свою душу огонь ненависти, обагряет ее чужой кровью, ради жизни матерей, отцов, детей. Поэтому христианский воин – это человек, сознательно идущий на возможные страдания и даже смерть, на неминуемое умаление и искажение своей личной праведности во имя торжества Правды Божией! Кстати, многие святые отцы понимали под фразой Христа «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15,13) не только как сознательную жертву своей жизнью ради близкого, но и как принятие на свою душу того греха (в частности и убийства), который несомненно повредит мне, но спасет жизни беззащитных и слабых.

То, что сирийская кампания является именно защитой и нашего Отечества и наших мирных граждан, очевидно хотя бы из недавнего трагического события в Дагестане, когда боевик мечтавший сражаться в Сирии на стороне террористов, однако же, расстрелял прихожан православного храма в Кизляре. Борьба с терроризмом – это не пустые слова, в Сирии уничтожаются не просто мирные жители, а христиане за то, что они христиане. В Ираке христианская община почти уничтожена, Запад относится к данной ситуации снисходительно и защищать наших братьев и сестер по вере можем только мы. Совсем не случайно Патриарх Московский и всея Руси Кирилл говорит: «Мы не понаслышке, а из личного общения с религиозными лидерами Ближнего Востока знаем о катастрофической ситуации, в которой оказались люди, ставшие мишенью экстремистов и террористов»[1], поэтому «Военное участие России в Сирии должно принести долгожданный мир»[2]. Более того, если террористические силы одержат победу в Сирии, то это, несомненно, приведет к тому, что идеология ненависти охватит новые территории, а именно Таджикистан, Узбекистан и Северный Кавказ. Т.е. война уже идет и движется в нашу сторону. Только глупец будет сидеть, сложа руки и ждать, когда заполыхает уже и его дом. Тушить надо у соседа.

Поэтому, наши воины идут и защищают наше будущее, будущее наших детей и внуков, и комфортная жизнь Головина напрямую зависит от тех, кто сегодня по воле Божией несет ратную службу. Война – тема очень сложная, а посему человеку стороннему, пусть и священнику, судить героя, упрекая его в трусости, отдавшему свою жизнь за наше благополучие, – не к лицу. В годы Великой Отечественной Войны иной раз отпевали вообще всех погибших в той или иной битве, хотя быть может, среди них были даже некрещеные. Но сама война – настолько страшное явление, настолько она ставит каждого перед лицом неминуемой гибели, настолько поражает своей кровавой жестокостью, что всякие рассуждения касательно «достоинства» и «недостоинства» того или иного погибшего героя кажутся неуместными и оскорбительными.

История Великой Отечественной Войны дает нам множество героических примеров, когда с чисто внешней формальной стороны действия героя можно было назвать «самоубийством», хотя по самой сути данные поступки таковыми не являлись. Можно вспомнить подвиг воинов, бросавшихся с гранатой под танк, можно вспомнить ситуации, когда захваченные в немецкий плен советские партизаны убивали сами себя, ибо боялись, что не выдержат пыток и могут раскрыть место расположения партизанского отряда. Когда протоиерей Владимир, сидя в уютном кресле, вальяжно рассуждает перед своими прихожанами о том, что окруженный летчик взорвал себя гранатой, а «православные так не поступают» (тот мол, побоялся пыток, а «я бы терпел»), – то это выглядит, по меньшей мере, безнравственно. Так может говорить только человек, который реально о войне ничего не слышал и, понятное дело, сам в армии не служил. И такая наглая самоуверенность, граничащая с болезненным нарциссизмом, свидетельствует об абсолютно неадекватном сознании говорящего. Какой нормальный человек скажет «Да я выдержу любые пытки»?

Головин говорит: «Православному нечего бояться». А я полагаю, что православный человек всегда должен бояться – бояться, во-первых, Бога, во-вторых, переоценки своих собственных сил. Православный человек знает о себе простую истину: он слаб. А коли так, то и быть уверенным в том, что ты выдержишь любые пытки и не выдашь военную тайну – невероятное самомнение, высшая степень гордыни. Перенести пытки – выше человеческих сил – здесь нужны силы сверхъестественные, Божественная благодать. Но дарует ли сию помощь Господь тому, кто столь уверенно в спокойной и комфортной обстановке декларирует свою силу и считает себя достойным Божественного участия? В Священном Писании читаем: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет. 5,5). И как соотнести гордое заявление протоиерея Владимира Головина с содержанием слов молитвы Господней: «И не введи нас во искушение»? К тому же арсенал боевиков на сегодняшний день обладает и соответствующими химическими препаратами, которые «развязывают» язык без всяких пыток. Так что подобные утверждения Головина выдают в нем абсолютное непонимание, как религиозных аспектов, так и особенностей современной войны. Вывод из заключительных слов Головина: «Для православных это не путь», можно сделать только один – сдавайтесь в плен.

Таким же «просто самоубийством» Головин считает и поступок героя Советского Союза Николая Гастелло. Так можно пойти шире и дойти до того, что вообще всякую воинскую службу рассматривать, как разновидность самоубийства. Ведь любой военный человек самим выбором профессии подвергает свою жизнь несомненной опасности, особенно, когда он «идет на вы», когда он принимает участие в боевой операции. Если же все военные (по логике Головина) являются латентными или реальными самоубийцами, то почему в Русской Православной Церкви существует Синодальный отдел по взаимодействию с вооруженными силами? Почему Православная Церковь в лике святых прославила многочисленных воинов, в том числе и погибших на поле брани? А ведь трагическая гибель святых страстотерпцев Бориса и Глеба тоже может быть рассмотрена в качестве «пассивного самоубийства».

Так что заявление протоиерея Головина есть не что иное, как кощунство над памятью героя России, пренебрежение к политике государства, игнорирование слов Святейшего Патриарха Кирилла, сказавшего: «Российская Федерация приняла ответственное решение об использовании вооруженных сил для защиты сирийского народа от бед, приносимых произволом террористов. Мы связываем с этим решением приближение мира и справедливости на этой древней земле. Желая мира народам Сирии, Ирака и других стран Ближнего Востока, мы молимся о том, чтобы жестокий локальный конфликт не перерос в большую войну, чтобы применение силы не повлекло гибели гражданского населения, а все российские военные вернулись домой живыми».

Это оскорбление родных и близких Романа! Это оскорбление и наших ветеранов, в том числе и локальных войн: афганской и чеченской компаний. Наконец, это безразличие к труду тех священников, которые несут свое послушание, духовно окормляя наших солдат и офицеров. И, конечно же, это попрание подвига святых воинов, благоверных князей, многие из которых ценой своей жизни ограждали от нападок границы Русского мира. Это неуважение и к Президенту России В.В. Путину, который вручил Золотую Звезду Героя России семье Романа Филипова, сказав, что «мы чествуем тех, для кого воинская служба стала призванием и смыслом всей жизни, настоящих патриотов, которые надежно стоят на страже суверенитета и безопасности России, охраняют мир и покой наших граждан… Он принял неравный бой с террористами, не сдался, не отступил. И мы имеем полное право сравнить его с героями защитниками Брестской крепости, с защитниками Москвы, Сталинграда. Потому что вне зависимости от исторического контекста, вне зависимости от времени, в котором мы живем, жизнь у человека (по крайней мере, земная) всего одна! И если человек готов идти до конца, пожертвовать собой в интересах своего народа – это высшее проявление личного мужества, героизма, преданности своей Родине»[3].

Вечная память и вечный покой тебе, Роман.

Я, как священник Русской Православной Церкви, приношу искренние извинения родным, близким и друзьям новопреставленного воина Романа, за безнравственные и циничные слова протоиерея Владимира Головина.

Надеюсь, что провокационная и раскольническая деятельность протоиерея Головина в конце концов будет прекращена.

Источник:  


Материалы с наибольшим количеством просмотров
  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2016 г. г.