СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

«Это как раз та война, которая постоянно велась со стороны Церкви с западными технологиями…»

29 марта 2020 г.

Стенограмма допроса последней части свидетелей защиты осуждаемого по сфабрикованному уголовному делу врача, общественника-патриота Николая Каклюгина

Человек без миллиона есть не тот, который делает всё что угодно, а тот, с которым делают всё что угодно.

Что ж из этого следует? А следует то, что кроме свободы, есть ещё равенство, и именно равенство перед законом. Про это равенство перед законом можно только сказать, что в том виде, в каком оно теперь прилагается, каждый француз может и должен принять его за личную для себя обиду.

 

Что ж остается из формулы? Братство…/…/… Западный человек толкует о братстве как о великой движущей силе человечества и не догадывается, что негде взять братства, коли его нет в действительности. Что делать? Надо сделать братство во что бы ни стало. Но оказывается, что сделать братства нельзя, потому что оно само делается, даётся, в природе находится…./…/…

… В братстве, в настоящем братстве, не отдельная личность, не Я должна хлопотать о праве своей равноценности и равновесности со всем остальным, а все-то это остальное должно бы было само прийти к этой требующей права личности, к этому отдельному Я, и само, без его просьбы должно бы было признать его равноценным и равноправным себе, то есть всему остальному, что есть на свете Мало того, сама-то эта бунтующая и требующая личность прежде всего должна бы была всё свое Я, всего себя пожертвовать обществу и не только не требовать своего права, но, напротив, отдать его обществу без всяких условий…/…/…

Что ж, скажете вы мне, надо быть безличностью, чтоб быть счастливым? Разве в безличности спасение? Напротив, напротив, говорю я, не только не надо быть безличностью, но именно надо стать личностью, даже гораздо в высочайшей степени, чем та, которая теперь определилась на Западе.

Поймите меня: самовольное, совершенно сознательное и никем не принужденное самопожертвование всего себя в пользу всех есть, по-моему, признак высочайшего развития личности, высочайшего ее могущества, высочайшего самообладания, высочайшей свободы собственной воли. Добровольно положить свой живот за всех, пойти за всех на крест, на костер, можно только сделать при самом сильном развитии личности. Сильно развитая личность, вполне уверенная в своем праве быть личностью, уже не имеющая за себя никакого страха, ничего не может и сделать другого из своей личности, то есть никакого более употребления, как отдать ее всю всем, чтоб и другие все были точно такими же самоправными и счастливыми личностями. Это закон природы; к этому тянет нормально человека. Но тут есть один волосок, один самый тоненький волосок, но который если попадется под машину, то всё разом треснет и разрушится. Именно: беда иметь при этом случае хоть какой-нибудь самый малейший расчет в пользу собственной выгоды. Например: я приношу и жертвую всего себя для всех; ну, вот и надобно, чтоб я жертвовал себя совсем, окончательно, без мысли о выгоде, отнюдь не думая, что вот я пожертвую обществу всего себя и за это само общество отдаст мне всего себя. Надо жертвовать именно так, чтоб отдавать всё и даже желать, чтоб тебе ничего не было выдано за это обратно, чтоб на тебя никто ни в чем не изубыточился…/…/…

Как же сделать? Сделать никак нельзя, а надо, чтоб оно само собой сделалось, чтоб оно было в натуре, бессознательно в природе всего племени заключалось, одним словом: чтоб было братское, любящее начало — надо любить. Надо, чтоб самого инстинктивно тянуло на братство, общину, на согласие, и тянуло, несмотря на все вековые страдания нации, несмотря на варварскую грубость и невежество, укоренившиеся в нации, несмотря на вековое рабство, на нашествия иноплеменников, — одним словом, чтоб потребность братской общины была в натуре человека, чтоб он с тем и родился или усвоил себе такую привычку искони веков».


/Ф.М. Достоевский «Зимние заметки о летних впечатлениях», гл. VI (1863/

- «Государи и республики, желающие избежать разложения, превыше всего должны охранять обряды своей религии и поддерживать уважение к ним; ибо ничто так верно не предвещает гибели страны, как пренебрежение богопочитанием».

/Никколо Макиавелли/ «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», книга первая, гл. XII (1518)/

- «Помните, что Отечество земное с его Церковью есть преддверие Отечества небесного, потому любите его горячо и будьте готовы душу свою за него положить… Господь вверил нам, русским, великий спасительный талант Православной веры… Восстань же, русский человек!.. Перестань безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу – и вам, и России».

/Святой праведный Иоанн Кронштадтский «Я предвижу восстановление мощной России», серия книг великих русских мыслителей «Русская цивилизация», Москва, Институт Русской цивилизации, 2012/

В этих четырёх позициях, казалось бы, разных эпох, а порой и абсолютно разных жизненных укладов авторов, слилось воедино то, что проявилось в действиях редактора, кое-где совсем небольших дополнений [в квадратных скобках] по тексту показаний свидетелей защиты его же: и обвиняемого, и автора данной реплики. Солидарен с призывом в каждой вышеприведённой цитате и старался жить в соответствии с аналогичной, объединяющей все эти четыре, позицией. Что, видимо, в итоге и привело на скамью подсудимых и в места заключения. Однако, не было бы этих событий, не имел бы глубинного переосмысления прошедших в борьбе за Правду и Свет лет, не было бы и этих строк, и возможности совместного размышления о том, что изложено выше, и что рассказано ниже, с дорогим читателем. Значит, по-прежнему: слава Богу за всё! Крепче будем, мудрее станем, опытом своих побед и поражений поделимся с рядом идущими…

***

Судья Попов А.Е.: Начинаем судебное заседание. (Беглярову В.Ю.) За трибуну проходите, пожалуйста. Ваши фамилия, имя, отчество?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Бегляров Владислав Юрьевич.

Судья Попов А.Е.: Число, месяц, год Вашего рождения? Где родились, проживаете?

Свидетель Бегляров В.Ю.: …/…/… [информация закрытая частного характера]…/…/…

Судья Попов А.Е.: Гражданин России?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да.

Судья Попов А.Е.: Ваше образование?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Средне-специальное.

Судья Попов А.Е.: Семейное положение?

Свидетель Бегляров В.Ю.: В разводе.

Судья Попов А.Е.: Работаете?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да.

Судья Попов А.Е.: Где и кем?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Директор Благотворительного фонда и центра реабилитации наркозависимых «Остров».

Судья Попов А.Е.: Вы будете допрошены в качестве свидетеля защиты в настоящем уголовном деле (зачитывает права и обязанности свидетеля и предлагает расписаться об ознакомлении с этой информацией). Подсудимым по делу значится Каклюгин Николай Владимирович. Вы его ранее знали?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да.

Судья Попов А.Е.: В качестве кого?

Свидетель Бегляров В.Ю.: По работе сталкивались неоднократно.

Судья Попов А.Е.: Ясно. Это свидетель защиты. Товарищи адвокаты, пожалуйста, вопросы.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Владислав Юрьевич, расскажите, пожалуйста, когда Вы познакомились с Каклюгиным, какие у вас были взаимоотношения и как можете его охарактеризовать именно как личность по работе и как человека.

Свидетель Бегляров В.Ю.: С Николаем Каклюгиным мы познакомились в году 2009-м-2010-м, точно не помню, опять же по работе. Я тогда работал в сети реабилитационных центров в Ставропольском крае. Я руководил одним из филиалов в станице Темнолесской. Николай тогда приехал к нам в качестве эксперта в области православной реабилитации. Вот так произошло наше знакомство.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Он чем занимался конкретно, когда Вы с ним познакомились? Род его деятельности?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Род его деятельности достаточно обширный. Мы конкретно контактировали по вопросам реабилитации. [Николай Каклюгин проводил в рамках подготовки к защите диссертации на соискание учёной степени «кандидат медицинских наук» на базе Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского опрос участников реабилитационной программы в данном негосударственном духовно-ориентированном на православное вероучение стационарном учреждении для алко- и наркозависимых лиц, результаты которого, в частности, отражены в обобщающей суть исследования статье, опубликованной в 2012 г. в журнале РАМН «Наркология», после – размещённом на федеральном информационно-публицистическом интернет-ресурсе «Нет – наркотикам»: http://www.narkotiki.ru/50_1633.htm].

Адвокат Евдокимов В.Н.: Реабилитации кого?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Реабилитации нарко- и алкозависимых людей. Наркоманы, алкоголики. Это та деятельность, которой я занимался. Николай приезжал тогда в качестве эксперта. Он был приглашен нашим руководителем. Смотрел нашу работу, в общем, консультировал нас и так далее. Он был как врач-нарколог и плюс православная церковная реабилитация. [Краткая справка о Н.В. Каклюгине в авторском разделе на «Русской народной линии»: https://ruskline.ru/author/k/kaklyugin_nikolaj_vladimirovich].

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, после 2009 года Вы общались ещё с ним?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Периодически. Сейчас я не припомню все моменты когда мы общались, но мы периодически встречались, во-первых, в Москве на разного рода мероприятиях, опять же связанных с….ну там таких, например, как… последний раз это был съезд руководителей реабилитационных центров. Это было года два назад. Всевозможные там «круглые столы», в Госнаркоконтроле [ФСКН России – до 2016 года, времени ликвидации ФСКН], в церковных каких-то мероприятиях, Рождественские чтения [Международные Рождественские образовательные чтения в г. Москве под эгидой РПЦ МП, пленарные и профильные секционные заседания] и так далее. Вот на таких мероприятиях мы с ним встречались, ну и не просто встречались. Контактировали, потому что он был всегда для меня интересен как человек, профессионально работающий в этой сфере, и я тоже как бы… мне тоже всегда было интересно и важно.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, Вы ему звонили когда-нибудь? По работе, по личным вопросам?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Ну да, конечно, бывало.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, за время знакомства с Каклюгиным Николаем, не замечали ли Вы склонность Николая к злоупотреблению как алкоголем, так и возможными другими, немедикаментозными средствами?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Нет, нет. Однозначно. Не то, чтобы не замечал, даже никогда не было таких вопросов, не вставало. Вообще, в принципе, в том кругу, в котором мы встречались, это как бы… заведомо трезвые люди – все в принципе, кто этим занимается. Таких вопросов не вставало. Не то, чтобы употреблять. Там в принципе даже сигареты никто не курит.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, как Вы можете охарактеризовать Николая с точки зрения его работы? Как он относился к своей деятельности?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Он человек идейный. Идейный человек и человек, который не смотрит на лица, и именно ведомый идеей… Человек верующий, православный… Прямой.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Что это значит?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Это значит, что если, допустим, у него есть какое-то мнение по какому-то вопросу, то он обязательно его озвучит, несмотря на то, что оно может будет не нравиться кому-то или будет неугодно кому-то. На мероприятиях он будет говорить так, как думает, без лицеприятия отстаивать свою точку зрения. Ну, это значит то, что он идейный, понимаете, человек.

Я в принципе из-за этого и тяготел в сторону Николая, вот к общению с ним. Потому что в наше время это достаточно редкое качество.

Адвокат Евдокимов В.Н.: То есть прямота такая, да?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, у Николая, у Вас обширная сфера знакомств? Среди лиц, которые занимаются и вопросами реабилитации, и лиц, которые употребляли и употребляют?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Можно сказать так…Ну да.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Общих знакомых много в этой сфере у вас?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Достаточно.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, среди общих знакомых не было информации, сообщений о том, что Николай ведёт себя ненадлежащим образом, то есть, на каких-то мероприятиях он выступает с точки зрения борьбы с этим злом, например, с алкоголизмом и наркоманией, а на самом деле он занимается совершенно другой деятельностью?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Никогда. Просто любой, кто Николая хоть мало-мальски знает, то любой человек Вам скажет: это несовместимые вещи.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Несовместимые вещи в чём?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Ну вот Вы говорите: не было ли такой информации, что он чем-то занимается… Несовместимые. Что он отстаивает одни ценности, а ведёт, скажем так…

Адвокат Евдокимов В.Н.: Ну как бы «второе дно».

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да, это не про него.

Адвокат Евдокимов В.Н.: То есть такой информации у Вас не было?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Не было.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, среди общих Ваших знакомых знаком Вам человек по фамилии Красильников? [Лжесвидетель обвинения, сообщивший ключевую для следствия версию о том, что, якобы, лично видел за полгода до задержания Н.В. Каклюгина, как тот фасовал и употреблял наркотики в его присутствии, подробности в материале самого «обвиняемого» «Требую передать дело в Следственный комитет» (https://ruskline.ru/news_rl/2018/12/01/trebuyu_peredat_delo_v_sledstvennyj_komitet/) и комментарии его отца о судебном заседании с участием М.Г. Красильникова «Ощущение нечистоплотности и брезгливости» (https://ruskline.ru/news_rl/2019/07/08/owuwenie_nechistoplotnosti_i_brezglivosti/)]

Свидетель Бегляров В.Ю.: Очень хорошо знаком.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Что это за человек и как Вы с ним познакомились?

Свидетель Бегляров В.Ю.: В то время когда я… именно в том центре, где я работал руководителем, где вот мы познакомились с Николаем… когда я был помощником руководителя [несколько ранее], руководителем центра был вот этот человек – Красильников Максим. Потом он в один прекрасный день… его выгнали. Руководитель той системы реабилитационных центров Николай Новопашин [впоследствии перешедший на сторону ассоциации псевдореабилитационных центров сектантского Национального антинаркотического союза и ставший в этом судебном процессе свидетелем обвинения, о

чём см. статью А.Л. Тиминой «Огради, Господи, силою Честнаго и Животворящего Креста раба Твоего Николая» (https://ruskline.ru/news_rl/2019/08/14/ogradi_gospodi_siloyu_chestnago_i_zhivotvoryawego_kresta_raba_tvoego_nikolaya/)], он его выгнал за то, что тот употреблял, вот как раз-таки вёл такой… двуличный образ жизни. И постепенно он выпал из основной деятельности по реабилитации, он снял дом просто… ну это станица [Темнолесская, Ставропольский край], посёлок, и просто закрылся и там пил… И наркотики тогда, по-моему, тоже были. Не буду утверждать, но пил в общем сильно, его там выгнали, и Новопашин мне просто позвонил однажды утром рано и сказал: центр берёшь на себя и… как бы всё. Потом Красильников периодически появлялся. Ну как – он периодически приходил в себя, приходил к Новопашину. Новопашин – это руководитель сети, ещё раз повторюсь, чтобы было понятно. [См. описание деятельности недавних лет Н.О. Новопашина после ухода В.Ю. Беглярова в материале Н.В. Каклюгина «Новопашин Новопашину рознь»: https://vk.com/wall-86696797_1102, который во многом и привёл Н.О. Новопашина в свидетели обвинения по этому делу, желая таким образом отомстить, ответить ложью на правду, подкреплённую фактами, а не домыслами и предположениями]. Приходил там, как-то пытался каяться, тот его восстанавливал в каких-то… в работе, давал ему какую-то ответственность. Тот какое-то время что-то делал, потом опять начинал употреблять [алкоголь и наркотики]. В последний раз, я знаю, что он это делал совместно с реабилитантами, которые были у него на лечении. Сопровождалось это и хищениями всевозможными. В центре там добра много всякого. Вот как бы так… И так я его уже знаю сколько лет… Десять, наверно. Однажды он просился…

Сейчас у меня другая организация, отдельная и центр у нас как бы уже свой. И когда мы открылись, это был 2015-й год. Году в 15-м или 16-м он ко мне просился. На тот момент мы с ним редко очень… ну в соцсетях как-то общались и тут он мне позвонил, он просился ко мне. Но я уже знал, что Новопашин его выгнал в очередной раз, я знал в подробностях все последствия его деятельности очень хорошо, подробно. И он попросился ко мне на работу. Я ему, конечно, отказал. До этого его наши тоже ребята, общие наши знакомые определили в какой-то центр, по-моему в Псков, где-то там, на реабилитацию, ну чтобы он там восстановился. Он там пробыл где-то около месяца и всё.

Потом попал к Лушникову [председателю правления Национального антинаркотического союза, ширмы-прикрытия в России для украинской харизматической сетевой структуры «Царство Бога», предполагаемого стороной защиты Н.В. Каклюгина и им самим заказчика фабрикации данного уголовного дела, о чём см. часть 4 выступления Н.В. Каклюгина: https://vk.com/doc62594259_535651191?hash=a5f974a26f64cb0cd0&dl=ec018b935d1386a406], ну вроде как на работу. Это он уже сам мне рассказывал. Там он тоже не прижился. Что-то там… Ну выгнали его, как я понял. И вот он скитался, просился ко мне. Я его, конечно же, не взял.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, вот Красильников Вам говорил о том, что общается, не общается с Каклюгиным Николаем? Известно ли Вам что-либо об этом общении?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Не могу сказать, нет вроде. Нет. Что общается с Николаем, нет.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, если Красильников пытался везде трудоустроиться, известно Вам или неизвестно, имеет ли он постоянное место работы вообще в настоящее время или нет?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Ну я, знаете, не то чтобы на уровне слухов, мы общаемся. Понимаете, реабилитационное общество – это люди, которые… кто-то работает, руководит… Мы же тоже в своё время проходили реабилитацию, понимаете, употребляли. Мало того, кто-то преуспевает в этой работе, кто-то возвращается в наркотики. Мы общаемся так или иначе, потому что помогаем друг другу. Кто-то начал, допустим употреблять, ребята звонят, возьмёшь там в центр… Не только у себя там в

крае. Ростовская область, по всей, можно сказать, стране. И я знаю, что он [Красильников М.Г.] в употреблении находится. И я более того Вам скажу. Я знаю, что его никто не берёт к себе. Он мыкался, просился. Его никто не берёт потому, что он проблематичный. То есть, он не преследует цель, знаете, вылечиться, избавиться от этого. У него как бы приспособиться, в доверие как-то войти и потом мы все знаем, чем это заканчивается. И поэтому чтобы уже в очередной раз не давать ему пинка или ещё там чего, его никто не берет.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, вот в процессе общения с Каклюгиным по вопросу реабилитации наркозависимых или алкозависимых, Каклюгин не высказывал идею, что необходимо расширить работу за счёт вхождения в места лишения свободы и общения с людьми, которые находятся в местах изоляции? Что там тоже работу проводить среди наркозависимых?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Я такого не знаю. Но это кстати, мы сейчас этим занимаемся. Но от Николая я такого, честно говоря, я не слышал.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, такой вопрос. Николай в своей деятельности, он был достаточно прямолинеен. Вот в связи с его деятельностью у него было много знакомых, которые хотели бы с ним работать или какие-то совместные мероприятия проводить?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Не знаю много или мало. Мы, например, хотели. Мы хотели всегда потому, что у него всегда много разных идей. Человек как бы очень работоспособный. Я не знаю, мы хотели, за других не могу сказать, в Краснодарском крае, знаю, хотели. Называю кого знаю, они сотрудничали, что-то там делали. Мы всегда хотели. Я, когда мы в Москве встречались с Николаем последний раз, я ему говорил: приезжай к нам. И отдохнешь. Ну, у нас на КМВ [Кавказские минеральные воды], ну и естественно, я преследую другие цели, и поработать.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, вот Каклюгин только по [реабилитационным] центрам работал или занимался какой-то пропагандистской деятельностью через соцсети? Известно Вам что-либо или нет?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Конечно известно. У него фильм известен.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Что за фильм?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Не помню название. Про НАС. Про Национальный антинаркотический союз. [Имеется в виду опубликованный в соцсетях и на личном youtube-канале, после растиражированный по иным дружественным интернет-страницам, блогам, сайтам документальный фильм-расследование Николая Каклюгина «Национальный антинаркотический союз – сектантская империя» (https://www.youtube.com/watch?v=WkJfwN1UHp0), через три недели после выхода которого автор и был задержан после имитации подброса наркотиков 19.10.2018 г. в г. Ростове-на-Дону, см. материал «Над пропастью во лжи донской» в трёх частях: https://ruskline.ru/opp/2019/10/15/nad_propastyu_vo_lzhi_donskoi_chast_3].

Адвокат Евдокимов В.Н.: Он поддерживал работу этой организации или наоборот?

Свидетель Бегляров В.Ю.: В этом фильме, если его Вы не видели, он обличал работу этой организации.

Адвокат Евдокимов В.Н.: То есть выступал против этой организации?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Конечно. Ну, там как бы показано истинное лицо этой организации.

Адвокат Евдокимов В.Н.: А с чем это связано? Что его там не устраивало, если по названию она также на Вашей стороне, то есть против наркотиков?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Я не могу сказать за Николая Каклюгина – что его не устраивало, но я могу сказать за себя, потому что… Ну тут можно много говорить.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Вкратце.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Мы занимаемся, например, стараемся, пытаемся вывести реабилитацию на достаточно профессиональный уровень – вот мы в своей работе, в своём [реабилитационном] центре. Мы используем православие, мы используем психологию,

психотерапию, совмещаем светские и духовные вещи. Это достаточно трудно, всё это объединить, сформировать и так далее.

Организация, о которой идёт речь – Национальный антинаркотический союз – это просто кто в теме, в работе, у тех нет сомнений. Это сектантская организация, которая в принципе лечения как такового не оказывает. Но в то же время, очень большое количество людей, используя разные методы, в том числе нейролингвистическое программирование там и так далее, в свои ряды приводят очень много людей. Ну, если на уровне лечения говорить, то там конечно лечения не оказывается, но происходит подмена одной зависимости в другую. Вот меня как человека, работающего в этой сфере, в этой организации меня вот это вот не устраивает. Потому что люди, которые потом попадают к нам в центры, нам приходится вдвойне сложней с ними – решать проблему его зависимости и ещё зависимости от той организации, от тех принципов и ценностей, которые там привили.

Адвокат Евдокимов В.Н.: То есть – разные системные подходы к решению проблемы?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Абсолютно разные. Хотя они как-то маскируются под Православие и так далее, но сущность там совершенно другая.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Пока нет вопросов.

Адвокат Пешиков П.С.: Вы сказали, что Красильникова выгнал Новопашин. Вы имя Новопашина можете сказать?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Николай Олегович Новопашин.

Адвокат Пешиков П.С.: Николай Олегович?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да.

Адвокат Пешиков П.С.: И также сказали, что Красильников работал у Лушникова. Вы имя не назвали. Лушников?..

Свидетель Бегляров В.Ю.: Никита. Я с Никитой Лушниковым лично не знаком, но… Но это мне Максим рассказывал сам, когда он ко мне просился на работу. Он ход событий мне сам рассказал.

Адвокат Пешиков П.С.: Какая-либо связь Вам известна между Красильниковым и Лушниковым?

Свидетель Бегляров В.Ю.: В соцсетях я так просматривал их общение. Уже когда я узнал о том, что случилось с Николаем Каклюгиным. Честно говоря, я когда узнал, что там Красильников замешан, тогда я начал уже подробно интересоваться, ну и в принципе к Вам приехал и общение в соцсетях да, я видел. [В материалах дела обнаруженная В.Ю. Бегляровым связь исполнителя заказа – лжесвидетеля Красильникова М.Г. с заказчиками из НАС: Лушниковым Н.В. и Павлюченковой Ю.А. вшита в виде скриншотов их переписки в соцсетях в томе 2, листы 175-178 и 185-188, никакого внимания на них ни следствие, ни прокуратура, ни сотрудники СУ СК России по РО так и не обратили, см. ниже]:

Адвокат Пешиков П.С.: Нет вопросов.

Судья Попов А.Е.: Подсудимый, у Вас вопросы?

Каклюгин Н.В. (судье): Можно сидя? [В течение месяца, после падения в камере пребывания, в СИЗО-3, в связи с высоким артериальным давлением в одну из ночей, оказался сломан большой палец левой ноги, основная фаланга, вследствие чего на судебные заседания с сентября по конец октября Н.В. Каклюгин перемещался при помощи костылей и ему было разрешено присутствовать в суде, давать показания сидя].

Судья Попов А.Е.: Да.

Каклюгин Н.В. (обращаясь к свидетелю Беглярову В.Ю.): Дело в том, что Николай Олегович Новопашин дал показания против меня. Он сообщил, что я, якобы, с его слов являлся наркозависимым, проходил реабилитационную программу в Москве у отца Анатолия Берестова. Есть ли у Вас какая-то информация?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Нет у меня такой информации.

Каклюгин Н.В.: Как Вы думаете, с чем связана такая информация?

Судья Попов А.Е.: Вопрос снимается, это предположение. [При этом предположения и домыслы со ссылкой на информацию третьих лиц свидетелей обвинения Ю.А. Павлюченковой, Н.О. Новопашина, М.Г. Красильникова, Л.И. Лушниковой, Т.П. Кузьминой судьёй были приняты во внимание, их показания не прерывались, более того, стали частью обоснования обвинительного приговора, см. статью «Бой за правду и свободу: незаконный оборот сфабрикованных уголовных дел в Ростовской области»: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/bojzapravduisvobodu_nezakonnyjoborotsfabrikovannyhugolovnyhde1334.html].

Каклюгин Н.В.: Помните, мы созванивались с Вами зимой 2017 года насчёт сбора информации о Красильникове? Я звонил, собирал, чтобы помочь ему в плане трудоустройства.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да. Что-то я припоминаю. После съезда? [Очередной, III Съезд руководителей церковных реабилитационных центров для наркозависимых, проводимый в октябре 2017 года на территории Московской области под патронатом Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви Московского Патриархата].

Каклюгин Н.В.: Ну да, я просил Вас навести справки.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да да. Всё. Было.

Каклюгин Н.В.: Я в Шахты хотел его трудоустроить.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да я же кстати… Всё, был разговор. Я помню.

Каклюгин Н.В.: Расскажи.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Расскажу. Да. Но я ему дал тогда не такую характеристику, как сейчас.

Каклюгин Н.В.: Просто расскажи.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Николай звонил мне, спрашивал о Красильникове. Потому что пытался ему как-то помочь. И так как я знаю Максима Красильникова лучше и дольше, он звонил мне. Я ему сказал о нём примерно то же самое, что сказал здесь.

Каклюгин Н.В.: А когда это было?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Это было после съезда. Съезд осенью был. Это было ближе к зиме.

Каклюгин Н.В.: Какого года?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Семнадцатый [2017 год].

Каклюгин Н.В.: В протоколе следователя Ириной Швецовой [обвинительном заключении, подписанном ей 20.02.2019 г.] утверждалось, что Вы являлись моим другом и Ваши показания сугубо субьективны и поэтому их нельзя расценивать как объективные. Как Вы можете это комментировать, что мы друзья. Как это?

Судья Попов А.Е. (внимательно пытаясь устранить нестыковки в готовящемся обвинительном приговоре): Мы не оглашали показания…

Каклюгин Н.В.: Но она мне говорила это лично.

Судья Попов А.Е.: Нет, мы не оглашали показания в судебном заседании, никто это не заявлял.

Каклюгин Н.В.: Мы с Вами друзья или как коллеги?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Мы общались как коллеги сугубо, и я бы не сказал, что как друзья. Как хорошие коллеги.

Каклюгин Н.В.: По поводу Павлюченковой что-то можете сказать? Знаете её?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да, знаю.

Каклюгин Н.В.: Как Вы её охарактеризуете?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Я её знаю постольку-поскольку. Не знаю, какие ей характеристики давать. Ну, как минимум, странная.

Каклюгин Н.В.: Она связана с Национальным антинаркотическим союзом?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Она там одну из первых должностей занимает. Они там кто-то президент, кто-то председатель. Она кто-то из них. В первых рядах в управлении этой организацией стоит. [Подробнее о фигуре президента Национального антинаркотического союза Ю.А. Павлюченковой, специфических особенностях её личности и деятельности см. в части 3 аналитической работы Н.В. Каклюгина «И не введи нас во искушение, но избави НАС от лукавого» от 07.07.2016 г.: https://ruskline.ru/analitika/2016/07/07/i_ne_vvedi_nas_vo_iskushenie_no_izbavi_nas_ot_lukavago].

Кстати, да, может это будет важно, она меня туда же приглашала. Я с ней встречался. Мы возим своих ребят каждое лето в Абхазию, паломнические поездки, и мы там в одном из монастырей [мужской монастырь в селе Дранда]… я с ней встретился просто случайно. А до этого я с ней встречался у Новопашина, когда мы там работали. Она приезжала на какое-то мероприятие, 5-летие или там 7-летие центра реабилитационного, она была.

Мы там с ней общались. И ещё может раз в Москве. А тут она очень яростно начала меня приглашать вступить в ряды этой организации.

Каклюгин Н.В.: Какой?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Национальный антинаркотический союз. Я с ней подробно разговаривал, потому что я честно говоря… Ну она себя позиционирует как человек

православный. Я видел много фотографий с такими известными там священниками, поэтому я с ней очень откровенно и может даже по простоте пытался выяснить в чём суть, потому что очень много нестыковок. Я у неё спрашивал: но ты же православный человек! А как ты вот с этими? Как у вас вот эти вещи стыкуются? А она мне говорила, что у нас любая организация может войти в эту систему. Неважно: хоть там она светская, хоть религиозная, любой конфессии – надо вот объединяться. Ну, в общем мне это не понравилось и я…

Каклюгин Н.В.: А странности в чём заключаются?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Странно, что так, с таким рвением она туда пытается меня… Само по себе, такой напор уже, я же просто уже не первый раз сталкиваюсь с сектантами. Это сектантский подход. Он уже как бы…

У меня в принципе уже иммунитет работает и поэтому как-то просто отстранился. При этом мы с ней встречались в монастыре. При этом очень хорошо знаю и дружу с настоятелем этого монастыря. А я у него тоже потом интересовался и как бы… ну так просто, для себя чтобы понять. Это священник, к которому я много лет езжу, на исповедь езжу, и он мне дал характеристику. Я просто с ней больше не общаюсь.

Каклюгин Н.В.: О финансах, о взносах в эту организацию, что-то ещё…

Свидетель Бегляров В.Ю.: Нет. Дальше чем её предложение, мы не разговаривали.

Каклюгин Н.В.: А Красильников насчёт меня не звонил, не разговаривал, информацию не спрашивал, не запрашивал? Лушников, Павлюченкова не выходили на Вас?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Нет. Я с Лушниковым не знаком лично.

Каклюгин Н.В.: У меня всё.

Судья Попов А.Е.: Товарищ прокурор, у Вас вопросы?

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Скажите, пожалуйста, вы сейчас очень подробно рассказывали о том, что Вы давно работаете в сфере реабилитации наркозависимых. А Вы по образованию… У Вас высшее образование? Какое у Вас образование?

Свидетель Бегляров В.Ю.: У меня средне-специальное образование. Высшее я только сейчас получаю. Я сейчас учусь в Ставропольском медицинском университете.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: А специальное образование какое у Вас?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Социальный работник.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Скажите пожалуйста, как давно Вы занимаетесь реабилитацией наркозависимых?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Я в 2008 году пришёл на реабилитацию сам, как зависимый человек. Год я прошёл как реабилитант все этапы. С 2009 года работал на разных… ну там это называется послушание… Ну скажем так, на ответственных должностях я работал в той системе. Сейчас мы открыли свой фонд и свой центр. Ну, вот с 2009-го. 10 лет получается.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Скажите, пожалуйста, Вы получали какое-то специальное образование для осуществления какого-либо вида деятельности?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Социальный работник.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Вы говорите это специальное образование да, не высшее?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Вот в данный момент…

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Я просто пытаюсь понять.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Я понял. В данный момент я на последнем курсе Ставропольского государственного медицинского университета на специальности «социальный работник».

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Но это сейчас. А Вы говорите, работаете уже 10 лет. Понятно. В этом отношении ясно.

Следующий вопрос. Скажите, Вам что-либо известно о том, употреблял ли Каклюгин когда-либо наркотики? Вы как-то это сказали, но достаточно смазано. Меня интересует вопрос: Вам известно что-либо о том, употреблял ли Каклюгин вообще когда-либо наркотики?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Никогда (акцентировал слово «никогда») я такого о нём даже не слышал.

Адвокат Пешиков П.С. (обращаясь к гособвинителю Вернигоре Д.П.): Можно уточнить – с чего Вы взяли, что он сказал как-то скользко об этом?

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Он сказал, что Каклюгин, насколько он знает, не употреблял и в их круге общения не употребляют ни наркотики, ни алкоголь.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Ну а в чем здесь скользко?

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Мне хотелось просто уточнить.

Свидетель Бегляров В.Ю.: Я могу повторить. Никогда я такого не видел, никакой информации не проходило до того, как это всё дело началось, и я начал об этом деле узнавать информацию, для меня это были…

Гособвинитель Вернигора Д.П. (перебил): Я понял. Хорошо. Следующий вопрос. Что Вам, конкретно Вам, известно о фактических обстоятельствах совершения преступления, которое инкриминируется подсудимому? Вам что-либо известно?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Мне известно то, что в средствах массовой информации и в интернете, соцсетях. То, что он был задержан, приехал домой откуда-то, из какой-то поездки в Новочеркасск, была встреча какая-то и там при каких-то сомнительных обстоятельствах он был задержан и у него были изъяты, якобы, наркотики, которые к нему отношения не имеют.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Вам это известно из средств массовой информации?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Я понял. И ещё один вопрос. Скажите, пожалуйста, Вы говорите, что с подсудимым общаетесь очень давно, более-менее тесно. Вам что-либо, конкретно Вам известно о том поступали ли в его адрес со стороны кого-либо угрозы?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Нет.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: У меня нет больше вопросов, Ваша честь.

Судья Попов А.Е.: Нет вопросов?

Адвокат Евдокимов В.Н.: Разрешите?

Судья Попов А.Е.: Да.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, вот Вы пояснили, что Вы занимаетесь реабилитационным центром. Вы занимаете там, вот именно лично Вы занимаетесь административными делами или медицинскими, именно реабилитацией непосредственно?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Административными. Я директор. У нас есть психологи, дипломированные люди. Психотерапевты.

Адвокат Евдокимов В.Н.: То есть, Вы занимаетесь в центре именно административной деятельностью? Организацией его работы?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да, конечно.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Всё ясно.

Судья Попов А.Е.: Ещё вопросы?

Каклюгин Н.В.: Да, есть. Не помните тот момент, когда я приезжал, диссертационные исследовании я проводил у Вас, не проводил по поводу диссертации?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да. Мы что-то написали.

Каклюгин Н.В.: Реабилитантов я опрашивал?

Свидетель Бегляров В.Ю.: Да, да, мы садились, что-то писали. Анкеты какие-то. Что-то было.

Каклюгин Н.В.: Всё, спасибо.

Судья Попов А.Е.: Спасибо что подошли. Можете быть свободны, а можете присесть в зал. (Обращаясь к адвокатам) Товарищи адвокаты, следующий кто по списку?

Адвокат Пешиков П.С.: Лазарева сможете позвать?

(Зовут Лазарева А.В.).

Лазарев А.В.: Здравствуйте.

Судья Попов А.Е.: За трибуну проходите, пожалуйста. Ваши фамилия, имя, отчество?

Лазарев А.В.: Лазарев Алексей Владиславович.

Судья Попов А.Е.: Число, месяц, год Вашего рождения?

Лазарев А.В.: …/…/… [закрытая частная информация]…/…/…

Судья Попов А.Е.: Где родились?

Лазарев А.В.: Город Москва.

Судья Попов А.Е.: Где проживаете?

Лазарев А.В.: Город Москва.

Судья Попов А.Е.: Адрес полный.

Лазарев А.В.: …/…/… [закрытая частная информация]…/…/...

Судья Попов А.Е.: Гражданин России?

Лазарев А.В.: Да

Судья Попов А.Е.: Семейное положение?

Лазарев А.В.: Женат.

Судья Попов А.Е.: Кем Вы работаете?

Лазарев А.В.: Руководитель направления помощи наркозависимым Синодального отдела по благотворительности [Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению (ОЦБиСС) Московской Патриархии].

Судья Попов А.Е.: Вы будете допрошены в качестве свидетеля… (далее зачитывает обычную в этом случае формулировку, см. допросы свидетелей защиты на предыдущих судебных заседаниях по данному уголовному делу: часть 1 – https://ivan4.ru/news/society/it_is_in_fact_detained_so_as_not_to_give_out_this_film_/, часть 2 – http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_yadolzhenprokuratureotkrytglaza_unassidyatidelajutvidchto0012.html). Скажите, подсудимым по делу значится Каклюгин Николай Владимирович, Вы его раньше знали?

Лазарев А.В.: Конечно.

Судья Попов А.Е.: В качестве кого?

Лазарев А.В.: Мы сотрудничали на ниве антинаркотической деятельности, участвовали в общих мероприятиях, постоянно созванивались. Ну, в общем были сотрудниками [соработниками].

Судья Попов А.Е.: Ясно. Это свидетель защиты, Товарищи адвокаты, пожалуйста, вопросы.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Алексей Владиславович, расскажите, пожалуйста, когда и при каких обстоятельствах Вы познакомились с Каклюгиным и какой род и вид деятельности вас связывал и как часто вы общались друг с другом?

Лазарев А.В.: Я могу предполагать, что знакомство состоялось примерно где-то в году 2014-м. С этого времени я начал работать в Синодальном отделе по благотворительности. Это Патриархийная структура, и я занимаюсь направлением помощи наркозависимым. То есть, моя задача – координировать деятельность всех реабилитационных центров, входящих… православных реабилитационных центров в структуре РПЦ [Русской Православной Церкви].

Соответственно, я немножко расскажу про эту деятельность. Это важно. Соответственно, я по долгу службы объезжаю эти центры. Они находятся по всей стране: от Калининграда до Владивостока. Проводим, одна из наших задач – проведение обучающих мероприятий, то есть, семинаров – мы и наша команда специалистов ездит по всей стране. И экспертизу проводим, внедряем методологию реабилитации. И вот именно на ниве этой деятельности мы с Николаем познакомились, потому что я в эту деятельность влился, как я сказал, примерно 13-й, 14-й год. А Николай, он уже всем этим занимался намного ранее. Мы на этой теме познакомились и, как я уж сказал, участвовали в обучающих мероприятиях.

Николай приезжал на мероприятия, которые мы организовывали ежегодно. А в секции в рамках Рождественских чтений международных… съезды, например, православных центров. Вот такие мероприятия. Общались мы за эти годы, я полагаю, что ну в среднем, наверное, не менее одного раза в неделю, может, [одного] раза в 2 недели по телефону, очно – полагаю, что может быть пару раз в месяц мы виделись вот на подобных мероприятиях. Примерно так.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, в процессе общения с Николаем не возникало у Вас предположения, что Николай в процессе своей жизнедеятельности злоупотребляет спиртными напитками или какими-то медицинскими препаратами, или наркотическими препаратами?

Лазарев А.В.: В нетрезвом состоянии Николая я не видел ни разу и более того, Вы понимаете, что раз мы общаемся в этой среде, это все люди, которые выбрали своей профессией работу с зависимыми людьми, то есть, профессионалы-реабилитологи, психологи, консультанты, психотерапевты. То есть наш круг общения это был вот: профессионалы-аддиктологи, так скажем. И поэтому ни я не видел ни разу Николая нетрезвым, и я так понимаю, что мы постоянно были оба на людях, и если бы это было, то я бы об этом узнал хотя бы от кого-то из коллег, от которых ни разу не слышал [такого].

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, не предлагал ли Николай в процессе Вашей совместной работы какие-то необычные методы помощи реабилитантам, например перевод их с более тяжёлых наркотиков на менее тяжёлые или на какое-то медикаментозное замещение наркотика? [См. об этом деструктивном варианте псевдолечения наркомании, предлагаемом в том числе созданным при поддержке МИД России Международным антинаркотическом фронтом 29.08.2019 г., его членами, в аналитическом материале о. Анатолия (Берестова) и Н.В. Каклюгина «Снижение вреда от опиатов методом заместительной терапии (ответ на критические замечания проф. В.Д. Менделевича с соавторами “Осторожно – псевдонаркология”)»: http://www.narkotiki.ru/5_6458.htm].

Лазарев А.В.: Ничего даже близко к этому никогда не было. Ни о чём подобном я никогда от Николая не слышал. Мы занимались, конечно, больше такими организационными вещами. То есть то, о чём Вы говорите, наверно касается индивидуальной помощи кому- то. У нас был масштаб деятельности немножко другой. Но, тем не менее, отвечаю на Ваш вопрос прямо: никогда ничего подобного, конечно, не слышал.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, в процессе Вашей работы не поступало от Николая предложений расширить род Вашей деятельности за счёт лиц, которые находятся в местах лишения свободы?

Лазарев А.В.: То же самое. Никогда ничего подобного от Николая не слышал. Вообще в нашем личном общении тема пенитенциарных заведений ни разу не возникала. Мы просто на эту тему никогда с Николаем не разговаривали.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, как Вы могли бы охарактеризовать отношение Николая к проблеме употребления наркотиков населением России? Как он к этому вообще относился? Терпимо, нетерпимо? Или так – ну, есть оно, так и есть?

Лазарев А.В.: На мой взгляд, Николай к этому относился как к какой-то личной боли. Сам как человек Николай психологически очень-очень такой горячий и только благодаря тому, что вот он настолько горяч, а не теплохладен, он и обладал такой работоспособностью. И за эти годы, которые мы были вместе, сделал… ну скажем так, работоспособность Николая, она поражала. И соответственно, такое же отношение было горячее и к проблеме наркотизации страны – он написал огромное количество статей на эту тему. [См. авторскую страницу Н.В. Каклюгина на сайте «Нет наркотикам»: http://www.narkotiki.ru/53_40.htm и краткое резюме его деятельности: https://ruskline.ru/analitika/2019/03/04/rezyume_kaklyugina_nikolaya_vladimirovicha]. Фактически, его работы свидетельствуют сами за себя. Его статьи, его вся деятельность такая правозащитная общественная. Она была направлена на то, чтобы это зло искоренить.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, Вам когда стало известно и каким образом, что Николай был задержан по подозрению в совершении преступления, в котором его обвиняют?

Лазарев А.В.: Знаете… вопрос. Если я не ошибаюсь, я узнал об этом… так, мне кажется, что я либо узнал об этом через соцсети, либо кто-то из коллег мне позвонил и сказал. Очень вероятно, что я это узнал от одной нашей коллеги Светланы Немчиновой. Это социальный работник из Москвы [сотрудник одного из филиалов Московского научно-

практического центра наркологии Департамента здравоохранения г. Москвы]. По-моему, так. Кто-то написал в чат.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, как Вы восприняли эту информацию, что Николай связан с распространением наркотиков?

Лазарев А.В.: Знаете… ну… Если это уместно, я немножко расскажу о своих ощущениях за последние 2-3 года до вот этой ситуации. Собственно, о тревогах. Дело в том, что большая часть работы Николая была связана с противодействием организации – сначала это такая украинская секта «Царство Бога», потом она преобразовалась в фонд «Центр здоровой молодежи». [2 сентября 2014 года Русская Православная Церковь признала его сектантским и запретила общение с ним всех православных христиан: мирян и священников внутри их структур, возглавлял фонд Н.В. Лушников].

Потом… сейчас это известная… сейчас это уже огромная империя под названием «Национальный антинаркотический союз». Николай долгое время планомерно боролся с сектантской сущностью этой организации. [См. аналитику Н.В. Каклюгина от 15.02.2018 г. «Нас атакует сектантская империя»: http://katyusha.org/view?id=9378]. И я лично для себя, когда видел его очеред

просто удивлялся, почему, как он до сих пор жив. Понимая, какого уровня влияния добилась эта организация. Уже столько было сделано таких болезненных вещей. И, поэтому когда это случилось, случился вот этот арест, ну… что говорить, естественным образом пришла мысль о том, что ну, наверно это и случилось – о чём я тревожился всё это время… Чего я боялся. Вот, собственно говоря, что я подумал.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Хорошо. Скажите, когда до Вас дошла информация, что Николай задержан по подозрению в распространении наркотиков, Вы как посчитали: что эта информация достоверна, недостоверна? Зная Николая, зная его по совместной работе в этой сфере.

Лазарев А.В.: Ещё раз повторюсь. Николай постоянно находился на глазах огромного количества специалистов в этой области. Поэтому предположить, что наркопотребление или распространение наркотиков может быть правдой по отношению к Николаю я вообще не могу. То есть, я не могу себе представить, как это могло бы быть реальностью с учётом того, что человек – Николай находился всегда на виду, то есть – общественный деятель, который… вся его жизнь была на виду вот абсолютно. Одно дело – быть на виду у просто общества, другое – быть на виду у профессионального сообщества, от которого такие вещи не скрыть. Поэтому, конечно, я не могу даже предположить, что это может быть правдой.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Пока нет вопросов.

Адвокат Пешиков П.С.: Скажите, с Вами кто-нибудь связывался по делу Каклюгина из правоохранительных органов?

Лазарев А.В.: Да, было такое. Мне звонок раздался, я был на работе, как мы пытались вспомнить, это было где-то первая половина ноября, значит вот через…

Адвокат Пешиков П.С.: Год какой?

Лазарев А.В.: 2018-й. Через… получается, через недели три после ареста примерно… Примерно так. Вот… Позвонил человек, который представился сотрудником следственных органов: «Мы ведём следствие по делу Николая Каклюгина». Фамилия, если не ошибаюсь, Болдырев была названа. И… ну не знаю, речь была примерно такова, что есть какие-то значит… есть какие-то показания, которые, там, обеляют Николая, но… но вроде как правда такова, что он оказался торговцем наркотиками и поэтому: «Что Вы имеете заявить по этому поводу?». Вот как-то это было сказано так. То есть, во всяком случае, моё восприятие этого звонка было таково, что собирались сведения именно вот в пользу того, что была…

Адвокат Пешиков П.С.: В пользу обвинения?

Лазарев А.В.: Да

Адвокат Пешиков П.С.: А Вы пояснили что-нибудь?

Лазарев А.В.: Я пояснил, что мы с Николаем давно сотрудничаем – коллега, что у меня нет ни малейшего повода сомневаться в его чистоте и правоте. И мне было сказано на это: «Ну хорошо, мы тогда возможно Вас вызовем на одно из судебных заседаний. До свидания». И ни одного больше звонка не было.

Адвокат Пешиков П.С.: То есть, следователь Вас больше не вызывал, чтобы Вы явились?

Лазарев А.В.: Не интересовался, не вызывал.

Адвокат Пешиков П.С.: Больше нет вопросов.

Судья Попов А.Е.: Подсудимый, у Вас вопросы?

Каклюгин Н.В.: Тут выступала Павлюченкова Юлия Александровна и говорила о том. что… и Николай Новопашин говорил, и Красильников говорил, что я, якобы, бывший наркозависимый, реабилитировался у отца Анатолия Берестова. У вас есть какая-либо информация? Выступающие глобально говорили одно и то же, чепуху, которую, я не знаю, как Вы прокомментируете её?

Лазарев А.В.: Могу сказать только то, что я конечно же поинтересовался в центре Душепопечительском [Душепопечительском православном центре во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии], у сотрудников этого Центра, и никто эту информацию не подтвердил. Наоборот, было сказано, что никогда там

реабилитацию Вы не проходили и были сотрудником, участвовали в реабилитации воспитанников этого Центра.

Каклюгин Н.В.: А фигура Павлюченковой Вам знакома? Как Вы можете её охарактеризовать? Потому, что здесь очень много клеветы в мой адрес раздавалось от неё [Во время её допроса на судебных заседаниях 02.04. и 23.04.2019 г.]. Прокомментируйте её личность, что у Вы знаете о ней? Она на 50% православная, представлялась православной. Как Вы можете её охарактеризовать?

Лазарев А.В.: Ну, пожалуй я воздержусь, потому, что я очень мало о ней знаю. Мы никогда, по-моему, если я не ошибаюсь, не виделись с ней очно, знакомы только по [социальной сети] «Фейсбук». То есть, мы являемся подписчиками друг друга и я видел её некоторые посты на тему этого судебного процесса. Тоже вот такие, злостные, чернящие Николая. Ну, знаю о том, что Юлия является духовным чадом отца Илия [с её слов, схиархимандрита Илия (Ноздрина), считающегося в православном мире духовным наставником почитаемой монашеской обители в Калужской области – Оптиной пустыни] и она привела туда и руководство НАС в лице Никиты [Лушникова]. То есть, этим знакомством и фотографиями со старцем руководство НАС очень бравирует. Это случилось благодаря Юле. Вот это мне известно. А вот по поводу её личности не могу говорить, так как мы фактически не знакомы.

Каклюгин Н.В.: А фигура Николая Олеговича Новопашина интересует, потому что мы одно время с ним тоже были в достаточно нормальных отношениях, но какие он дал здесь показания, конечно, тоже очень удивило…

Судья Попов А.Е.: Пожалуйста, вопрос. Не нужно…

Каклюгин Н.В.: Его отношения с Синодальным отделом [церковной благотворительности и социального служения, антинаркотическим направлением] РПЦ МП. Он лжесвидетельствовал против меня.

Лазарев А.В.: Здесь больше могу сказать.

Одна из задач нашего Координационного центра – тот, что в рамках нашего направления антинаркотического создан – Координационный центр по противодействию наркомании, которым руководит епископ Каменский и Камышловский Мефодий (Михаил Александрович Кондратьев). И одна из задач нашего Координационного центра, как я уже упоминал, экспертиза услуг всех православных организаций, которые занимаются помощью наркозависимым. То есть, мы ведём реестр доверенных организаций, реестр Синодального отдела по благотворительности православных реабилитационных центров. Центры реабилитационные, которыми опосредовано управлял Николай Олегович Новопашин, они в наш реестр входили долгое время, но в прошлом [2018] году после ряда событий, после нашего анализа, ну вот после совершенного убийства в одном из этих центров [упоминается в материале издания «Совершенно Секретно» о «деле Каклюгина» от 13.07.2019 г. «”Ростовский близнец” дела Голунова» в разделе «Как распознать незаконную наркоклинику»: https://www.sovsekretno.ru/articles/rostovskiy-bliznets-dela-golunova-/], это конечно основное, и потом после этого события и более глубокого изучения их работы нам не оставило конечно никакого выбора, мы из реестра эти организации исключили. То есть они сейчас официального одобрения Патриархии Московской не имеют. На мой взгляд, как эксперта, это совершенно самостоятельная коммерческая структура. Абсолютно коммерческая. Это можно увидеть, подтвердить, просто открыв сайт этой организации, и там посмотреть цены, и так далее. То есть, это уже совсем другая история. Они всегда себя позиционировали как православные люди, православная организация, но… В общем, конечно это просто желание как-то себя показать для общества такими более привлекательными. Но по внутренней начинке там уже ничего от этого не осталось. Ну с учётом того, что как Николай Олегович [Новопашин], так и многие его ближайшие сотрудники – выходцы из секты «Исход» и мне кажется, что вот этот вот такой… это просто мои такие впечатления, делюсь ими, что вот… такой видимый переход в Православие – это только видимость.

Каклюгин Н.В.: А практикуют незаконное удержание?..

Лазарев А.В.: Ну, судя по показаниям реабилитантов – да. Потому что после этого дела об убийстве там очень много чего вскрылось и, собственно говоря, люди, которые когда-то там работали и потом расстались с Новопашиным, они это всё подтверждают. Да. Что там это есть. Основываясь на таких вот свидетельствах, могу сказать, что да.

Каклюгин Н.В.: А Вам что-либо известно о связях Николая Олеговича Новопашина и его центров с НАСом – Национальным антинаркотическим союзом?

Лазарев А.В.: Да, конечно известно, что они с определённого момента, не знаю, когда они подружились сильно, не знаю, может пару лет назад там, 3 года назад, но с определённого момента они уже свою связь не скрывают. Там общие фотографии, общее участие в общих мероприятиях, то есть все это – достояние общественности. Их контакты – очень близкие. Это общеизвестный факт. [См. совместное фото Н.О. Новопашина, Ю.А. Павлюченковой, Н.В. Лушникова в статье Н.В. Каклюгина «Наркотики, тюрьма или секта» от 30.07.2014 г. с первого учредительного съезда обновлённой версии НАС, где сектанты возглавили правление и руководящие посты: https://ruskline.ru/analitika/2014/07/30/narkotiki_tyurma_ili_sekta].

Каклюгин Н.В.: А по фигуре Красильникова сведения есть?

Лазарев А.В.: Ничего не могу сказать. Никогда не встречались, не знаю этого человека вообще. Только вот слышал, что он является одним из свидетелей.

Каклюгин Н.В.: Любовь Лушникова известна?

Лазарев А.В.: С Любовью Лушниковой знакомы были, да. В определённый момент я… ну как бы… руководителей и приближённых в этой сфере деятельности я знаю почти всех, в том числе и Никиту Лушникова, его бывшую жену Любу… Знаю тоже ну… известно, что в определённый момент она сорвалась, очень долгое время употребляла наркотики уже после брака, после рождения детей. Больше так особенно подробностей нет.

Каклюгин Н.В.: Больше у меня пока вопросов нет.

Судья Попов А.Е.: Товарищ прокурор, есть вопросы?

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Да. Скажите, хотелось бы уточнить. Вот Вы сказали, что Национальный антинаркотический союз – сектантская сущность. Вы могли бы пояснить, в чем заключается с Вашей точки зрения как человека, работающего в данной сфере, сектантская сущность данной организации?

Лазарев А.В.: С моей точки зрения она выражается в том. что изначально это люди, как я сказал, из украинской неохаризматической организации [«Царство Бога»], это вот, если Вам известно – глоссолалии, так называемые «иные языки». Все такие вещи, которые, понятное дело, возможно в юридическом поле сложно охарактеризовать как «секта», но я в данном случае говорю как человек церковный православный, поэтому надо понимать. И это как бы корни организации.

А сейчас очевидно, что по свидетельству множества совершенно людей, есть видео, аудиосвидетельства, есть специальная организация, которая занимается мониторингом вот этого реабилитационного поля. И мне сотрудники этой организации время от времени присылают такие данные. Там понятно, что человека, попавшего на «реабилитацию» туда, пытаются всеми силами привязать к организации. Внушается мысль о том, что без нас ты сразу же будешь употреблять дальше, ты сорвёшься. Прикладывается очень множество усилий для этого. Ну вот, так сказать, методы работы. Методы работы, они…

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Я Вас понял. Но и в связи с Вашим вот сейчас ответом следующий вопрос. Вы сейчас, будучи допрошенным в качестве свидетеля, сказали, что уже 2-3 года тревожились за подсудимого в связи с его отношениями именно с Национальным антинаркотическим союзом.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Ваша честь, было сказано не так. Не взаимоотношения, а той борьбой, которую вёл Николай с этой организацией.

Лазарев А.В.: Да, это так.

Адвокат Евдокимов В.Н.: А не взаимоотношения.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: В связи с чем Вам лично что-либо известно о том, поступали ли в адрес Каклюгина со стороны кого-либо какие-либо угрозы и в связи с чем? А также как давно?

Лазарев А.В.: Пожалуй, что про конкретные угрозы мне известно не было.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: У меня нет больше вопросов.

Судья Попов А.Е.: Ещё вопросы? Спасибо что подошли. Можете быть свободны, а можете присесть в зал. Товарищи адвокаты, кто у нас следующий?

Адвокат Пешиков П.С.: Адливанкина можете пригласить?

Лазарев А.В.: Ваша честь, а можно добавить?

Судья Попов А.Е.: Нет. Ваш допрос уже окончен. [Однако, когда осуществлялся допрос лжесвидетеля обвинения Павлюченковой Ю.А. 23.04.2019 г., уже после окончания её допроса, она также сказала, что хочет ещё добавить, и судья Попов А.Е. не сказал ей: «Нет. Ваш допрос уже окончен», а выслушал добавочную порцию её лжи и нескрываемой ненависти по отношению к Н.В. Каклюгину].

Адвокат Евдокимов В.Н.: Следующего свидетеля, будьте добры, пригласите.

Лазарев А.В.: Кого?

Адвокат Пешиков П.С.: Адливанкина.

Входит о. Иоанн Адливанкин.

Адливанкин И.А.: Здравствуйте.

Судья Попов А.Е.: Здравствуйте. За трибуну проходите, пожалуйста. Ваши фамилия, имя, отчество?

Адливанкин И.А.: Адливанкин Изяслав Александрович.

Судья Попов А.Е.: Число, месяц, год Вашего рождения?

Адливанкин И.А.: 21 мая 1957 года

Судья Попов А.Е.: Где родились? Где проживаете?

Адливанкин И.А.: …/…/… [закрытая частная информация]…/…/…

Судья Попов А.Е.: Гражданин России?

Адливанкин И.А.: Гражданин России.

Судья Попов А.Е.: Ваше образование?

Адливанкин И.А.: Высшее педагогическое.

Судья Попов А.Е.: Место работы или службы?

Адливанкин И.А.: Душепопечительский центр святого праведного Иоанна Кронштадтского в Москве. [Руководитель миссионерского отдела Центра, в монашестве Иоанн].

Судья Попов А.Е.: (Зачитывает стандартную преамбулу перед допросом об ответственности за отказ или дачу заведомо ложных показаний, после чего свидетель расписывается, соглашаясь). Подсудимым по делу значится Каклюгин Николай Владимирович. Вы его ранее знали?

Адливанкин И.А.: Да.

Судья Попов А.Е.: В качестве кого?

Адливанкин И.А.: Мы знакомы уже почти 15 лет. Он работал, да и сейчас не выбыл из нашей организации под названием Душепопечительский центр [во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии].

Судья Попов А.Е.: Товарищи адвокаты, это свидетель защиты. Пожалуйста, вопросы.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Изяслав Александрович, расскажите пожалуйста, как Вы познакомились с Каклюгиным, каким родом деятельности он занимался и как Вы с ним взаимодействовали на протяжении этого времени?

Адливанкин И.А.: Пару слов о нашей организации. Это специфическая структура в Русской Православной Церкви, в задачи которой входило противодействие сектантству и реабилитация пострадавших от действий сект, оккультизма и наркозависимых. Мы занимались наркоманами, алкоголиками и так далее. Я был приглашён в эту структуру почти 15-16 лет назад. Ей руководит очень известный человек – игумен Анатолий Берестов. Доктор медицинских наук, профессор. И когда я был приглашён отцом Анатолием тогда из Минска, то Николай уже работал там.

Он уже был, он был в начале – тогда в те годы он уже занимался какой-то научной работой. Я знаю, он помню, тогда готовился к диссертации, о чём-то меня спрашивал [параллельно поступив в клиническую ординатуру Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского]. В основном он был тесно связан с отцом Анатолием потому, что они были соавторами многих статей, работ и так далее. И этот контакт продолжался всё время до последнего времени. Я с Николаем тоже всё время контактировал. Ну, может, не каждый день, но я знал, что он делает, чем он занимается. В основном он занимался подготовкой теории программ одно время для реабилитации наркоманов вместе с отцом Анатолием, и она была опубликована. [См. статью в двух частях «Духовно-религиозные аспекты реабилитации лиц с психическими и поведенческими расстройствами, обусловленными в том числе злоупотреблением психоактивными веществами» на сайте «Нет наркотикам»: http://narkotiki.ru/5_43102.htm, ранее опубликовано в научном журнале «Наркология»]. Потом основная его работа, он долгие годы готовился к диссертации. Защитил, по-моему, диссертацию в институте Сербского.

А последнее время, последние годы у нас был такой большой дефицит структур, куда можно было направить, особенно женщин молодых, наркоманов и в основном Николай занимался тем, что находил эти вот возможности. Я просил его помочь, когда кто-то приходил на приём, каких-то людей больных, и Николай на наших глазах старался устроить, куда-то звонил, что-то такое делал, и мы потом знали какие-то судьбы, с этим связанные. В общем, занимался реабилитационной работой, в основном по телефону, насколько я помню, и мне казалось, что без особого желания. Прости, Коля, да. Когда занимаешься наркоманом, звонят мамы, папы и так далее. И параллельно он занимался работой такой, он стал заниматься антисектантской работой.

В последние годы он увлёкся таким обличительством разного рода деструктивных течений, которые касаются такой, церковной реабилитации. И в это время мы с ним контачили даже чаще, чем раньше. Потому, что он мне всё время писал, потому что я специалист, о чём-то меня спрашивал, консультировался, мы с ним спорили ну, может быть, где-то раз в месяц. Раз в месяц мы были с ним в контакте. Я примерно знал, чем он занимается, примерно все его дела.

Прежде чем ехать сюда, я поговорил с нашим руководителем игуменом Анатолием Берестовым и с нашими сотрудниками. В принципе, я говорю не о себе. В принципе, всё, что знал я, весь контакт с о. Анатолием Берестовым знал весь центр, все, кто у нас работает. Там десяток человек. Тут никакой тайны не было, всё было совершенно очевидно. Хочу особо подчеркнуть, зная немножко материалы дела, вот когда я пришёл в Центр, Николай там был уже и ни о какой его реабилитации в нашем Центре речь не шла. И наркоманом он на наших глазах никогда не был. И нам об этом ничего неизвестно. Это общее мнение десятка людей, которые прекрасно его знают. Мне кажется это важно,

Судья Попов А.Е.: Следующий вопрос.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, в процессе работы с Николаем высказывал ли он пожелание расширить сферу деятельности антинаркотической борьбы с пенитенциарной системой – то есть, вовлекать туда лиц, которые отбывают наказание, среди них проводить работу?

Адливанкин И.А.: Я никогда такого не слышал. Нет. В смысле среди уголов… тех, кто находится в?..

Адвокат Евдокимов В.Н.: Да. В местах лишения свободы?

Адливанкин И.А.: Я такого не помню. Нет. Дело в том, что мы его… Коля, прости. Дело в том, что мы его ограничивали немножко с отцом Анатолием. Потому что он не дипломат, мягко говоря. Нам не нравилось, простите, я говорю при нём. Выбирать нужно было… Между тем, он должен был брать благословение отца Анатолия, что он не всегда делал, мы обсуждали и всегда Берестов наш говорил, что он трудно управляем. Лучше бы меньше занимался такой вот активностью вот в этом направлении. Поэтому мы его немножко осаживали. Но то, что касается уголовников, то я не помню, разговора такого никогда не было.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, как Вы можете охарактеризовать отношение Николая к проблеме наркомании и увеличения числа лиц, употребляющих наркотики?

Адливанкин И.А.: Понимаете в чём дело. Дело в том, что есть деятельность, которая на глазах происходит, вот он [Николай Каклюгин] на глазах был у нас, в нашей структуре. Мы одни из первых [в Русской Православной Церкви, в современной России] занимались этой проблемой, но вот я Вам скажу, вот лично я, например, принял порядка 13 тысяч человек. Это колоссальное количество людей. Это касается и сектантов, и зависимых, и так далее. В этой массе людей, которые к нам приходят и к отцу Анатолию Берестову – это сотни и тысячи человек. Чего-то не знать было бы просто невозможно. Николай косвенно во всём этом участвовал. В основном, насколько сегодня могу понять, я там не нормировал особо его деятельность, но в основном его интересовала статистика для того, чтобы он писал. В основном. Потому, что он использовал наш материал для письма. И он действительно писал, простите, чуть не сказал как ненормальный, но он правда писал! Это огромный кусок его работы! Совершенно очевидно. Страницы интернета заселены буквально его статьями. Эти книги, которые он написал с отцом Анатолием – они все есть. И эти подготовки программ по реабилитации – они все есть. И это очень большой кусок работы. [См. авторский раздел «Николай Владимирович Каклюгин» того времени: https://ruskline.ru/author/k/kaklyugin_nikolaj_vladimirovich]. Мы его за это поддерживали. И даже финансово, потому что у него не было других источников дохода и мы просто искали хоть какую-то возможность поддержать его хотя бы просто на быт. Позвонить, там, попросить тысячу рублей, не знаю, на День Рождения. Ну вот, благодаря этой работе,

которая была совершенно очевидна, объективно, мы старались его как-то поддерживать. Это было совершенно в логике нашей, общая стратегия работы.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, в процессе этой работы не высказывал ли Николай мысль о том, что для улучшения состояния реабилитантов, необходимо переводить их с тяжёлых, допустим, наркотиков на менее тяжёлые или применять какие-то медикаментозные методы лечения?

Адливанкин И.А.: Нет, если профессионально говорить, то он был противник. Существует ряд программ западного толка, метадоновая программа заместительная, с которой не только он, но мы все, я не говорю про себя, потому, что я в основном занимался сектантами, понятно, что работали все вместе и мы знали что к чему. Но отец Анатолий Берестов постоянно с этим воевал и совместно сопротивлялись этому, поэтому Николай был где-то во главе этого Сопротивления, имея такое свойство глубоко, так сказать, влезть в проблему, дать ей такое объемное обоснование. И поэтому ни о какой замене не могло быть и речи, просто это как раз та война, которая постоянно велась со стороны Церкви, по крайней мере, и передовых структур её, с западными технологиями. Николай имел к этому отношение. И он довольно эффективно работал. Есть ряд его статей, и в интернете, и где-то в каком-то письменном материале, который об этом свидетельствует. Он выполнял огромную работу в этом направлении. Противление – такого рода подход. [См. совместную с о. Анатолием (Берестовым), Ю.Б. Тузиковой (Шевцовой) и Н.В. Каклюгиным книгу «Осторожно – метадон!!!»: http://www.narkotiki.ru/5_6420.htm].

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, не сложилось у Вас впечатление во время общения с Николаем, что это человек со «вторым дном», что вот для общественности он один, а внутри он немножко другой человек. То есть, на глазах он выступает за борьбу с наркотиками, а за глаза – наоборот?

Адливанкин И.А.: У меня сложилось другое впечатление. Дело в том, что мы ведь Церковь. Николай исповедовался в нашем храме у отца Анатолия Берестова. Он священник, я не священник, но поскольку я монах, и какие-то вещи духовные он тоже мне довольно подробно рассказывал. Это я попросил, чтобы он уехал из Москвы [в 2013 году], я попросил, чтобы он оставил такую активную деятельность, борьбу и поехал занимался чисто здесь у себя, на родине. И он меня послушался. И потом я знал о нём больше, чем просто какой-то человек.

То, что он не ангел, я, простите, как духовник, я могу сказать – это точно. Мы много спорили и даже ругались. Но представить себе, что в это же самое время, когда он занимается своей работой и пишет, и так далее, его знает полмира, он занимался какими-то противоправными действиями, я никак не могу – это совершенно исключено, это просто невозможно. Мне бы просто, простите за выражение, кто-нибудь из огромного количества людей, которые были, ну, в общем, существуют, просто, как сказать, просто сдали бы его, это невозможно. Это просто невозможно. По определению в данном случае. Потому что в такой системе, в которой был Николай, невозможно ничего скрыть. Я даже не представляю себе, как это возможно, если бы даже захотеть.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, в своём рассказе Вы пояснили, что оказывали Николаю материальную помощь. Что это значит? У него отсутствовали лишние денежные средства?

Адливанкин И.А.: Нет, почему лишние? Просто, понимаете, когда он занимал такую позицию. Поскольку он писал для Церкви и действительно, правда, он очень-очень много писал, это редкое такое явление. Столько написать, сколько написал Николай, это надо потратить всю свою жизнь. Он всё время сидел и писал. Материал был совершенно очевиден. Он считал, что, наверное, Церковь или люди близкие, в смысле из Церкви, должны как-то ему помогать. И хотя мы спорили много по этому поводу: я говорил, что нужно идти работать [в мир], потом писать. Он должен зарабатывать какие-то финансы. Но мы, видя его огромный труд, мы ему, действительно, помогали. Но помогали как: где-

то тысяча, две, три, ну десять. Он иной раз просил на какие-то проекты православные, на создание фильма, на издание каких-то печатных изделий.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, Николай в процессе Вашего с ним общения занимался проблемой только антинаркотической направленности или затрагивал и другие сферы?

Адливанкин И.А.: Нет, в какой-то момент он переключился. Он одно время, в начале, когда мы познакомились пятнадцать лет назад, он занимался сугубо только проблемой наркомании. Он образован в этом отношении, да. Это была его специфика. Он нарколог тоже. По крайней мере это была его работа. А потом он, потихонечку занимаясь исследованием деятельности [реабилитационных] центров, подбирал такие разные резонансные направления. Вот, к примеру, заместительная терапия, о которой уже упомянули – метадоновую программу. [См. выше ссылки на труды Н.В. Каклюгина о ней и в авторском разделе на сайте «Нет наркотикам»: http://www.narkotiki.ru/53_40.htm]. И разного рода какие-то деструктивные явления, которые образовались в среде реабилитации наркоманов.

И потихонечку он переключился сначала в целом на протестантизм, который во многих центрах России. Это протестантские секты харизматического толка. Он издал книгу «Неопятидесятничество: вирус в христианстве» [2008 г.: http://makeevdon.narod.ru/pages/blagov/hrzm/Neo50vo-virus.v.hristianstve.pdf]. Это был большой труд, который он издал совместно с отцом Анатолием Берестовым. Я был свидетелем их работы и знаю, где они брали материалы. И я сам в этом немножко участвовал.

Потом, после этой книги он вообще переключился, собственно говоря, на противодействие тем деструктивным культам, которые создавали откровенно сектантские реабилитационные центры. И тем структурам, которые пытались интегрироваться под кров Православной церкви, хотя на самом деле были все-таки сектантского происхождения. [См. пояснения об этой динамике научно-экспертной работы в выступлении самого Н.В. Каклюгина на судебном заседании в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 10.10.2019 г., опубликованном на интернет-портале «Русская народная линия» 12.12.2019 г. под названием «Нечистые духом и сердцем: 2.0. О предтечах и заказчиках фабрикации уголовного дела»: https://ruskline.ru/analitika/2019/12/12/nechistye_duhom_i_serdcem_20 и в антисектантской группе «ЦЗМ – секта: true» в соцсети «ВКонтакте»: https://vk.com/doc62594259_535651191?hash=a5f974a26f64cb0cd0&dl=ec018b935d1386a406]

Евдокимов В.Н.: Это что это были за организации, если можете назвать?

Адливанкин И.А.: Ни для кого не секрет, что в последнее время он занимался обличением так называемого «Преображения России». [См. аналитический материал «Преображающие Россию» в двух частях от 06.05.2010 г.: https://ruskline.ru/analitika/2010/05/06/preobrazhayuwie_rossiyu1/]. О чём мы тоже знали, потому что мы принимали людей, и мы знали из уст многих приходящих ребят, где они проходили реабилитацию и что там с ними было.

Тут есть такая некоторая разница, к примеру, между мной и Николаем. Я видел в этом две стороны: и плохую, и худую. Потому что кто-то приходил рассказывал, что он проходил там реабилитацию, и это сыграло в его жизни позитивную роль. Николай же со своей категоричностью бросался на всё худое. И с ним очень трудно было договориться касательно дипломатии. Поэтому он последнее время занимался в основном обличением. И все это обросло вещами, которые лично мне, например, не нравились, всеми этими статьями, людьми, какой-то грязью. Ну, в общем, всеми этими женщинами [Павлюченковой, Лушниковой], Лушниковым и всем остальным. Я ему много раз говорил, что мне это несимпатично и может быть эта работа не совсем правильная с моей точки зрения. Но на самом деле он считал, что он выполняет православную миссию и мы его тоже в этом деле, кто мог, поддерживал.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Скажите, пожалуйста, как Вы сказали, он стал обличать вот это сектантство. То есть, он это именно в социальных сетях осуществлял?

Адливанкин И.А.: Ну, я не знаю, не помню, где именно это в печатном виде он осуществлял, я знаю только по статьям в интернете.

Каклюгин Н.В.: (подсказал тихонько) В журнале «Наркология».

Адливанкин И.А.: Да, в журнале «Наркология» что-то такое было, но в основном я знаю по сетям. [Начиная с 2009 года, материалы о неопятидесятниках и их псевдореабилитационных структурах, через которые осуществляется вербовка адептов в России и на всём постсоветском пространстве, стали Н.В. Каклюгиным публиковаться в научном журнале РАМН «Наркология» с последующей републикацией в режиме открытого доступа в интернете, см. по запросам в поисковиках].

Адвокат Евдокимов В.Н.: Так правильно ли я Вас понял, что представить, что Каклюгин занимался в ходе своей вот этой работы ещё и распространением наркотиков, это для вас неприемлемо?

Адливанкин И.А.: Неприемлемо!!! (сделал акцент на слове «неприемлемо») Вместе со всем остальным, что мы знаем, это не только для меня неприемлемо, но и неприемлемо, в первую очередь для всей нашей организации. Мы его знаем (акцентировал слово «знаем») просто! Понимаете?

Адвокат Евдокимов В.Н.: А вот за время общения с ним Вы не замечали ли какой-то неадекватности в его поведении, которое можно было бы связать, например, с употреблением наркотиков?

Адливанкин И.А.: Знаете, неадекватности – нет! Я много раз говорил, что нужно быть более сдержанным, даже обличая каких-то людей. Неадекватности я точно не могу отметить. Я когда направлял его сюда и когда просил его оставить Москву, когда он там активно занялся каким-то обличительством, я увидел что ему тяжело, что он вообще болел тогда. Я, тоже пожалев его по-отечески, рекомендовал ему всё это оставить и поехать спокойно заниматься своей работой здесь [на Юге России] как нарколога. Профессионально. О неадекватности не может быть речи, а то, что касается наркомании и его [Николая Каклюгина] – я эти вещи никак не могу связать, никаким образом! И уж тем более торговлю наркотиками! Это просто – нет! На наших глазах, в нашем обществе, вот в котором мы все были, это было бы невозможно ни в какой позиции.

Я знаю, например, одно время, скажем, сейчас нет, сейчас мы не занимаемся особо наркоманами, а одно время у нас был поток наркоманов, которые жили у нас группами по 15-20-30 человек. Мы знали, что происходит. Я знал подробно, кто там приносил в кармане что. Знал, простите, кто за икону спрятал героин. Ну я как есть говорю – наркоманская специфика. Понимаете? Потому что это наркоманы. Там невозможно утаить что-нибудь. Если бы вот так вот, человек бы был таким вот оборотнем, то мы не могли бы об этом не знать.

Вот я, познакомившись с материалами дела, мы с о. Анатолием [Берестовым] много раз оговорили эту проблему и сами себя, что называется, спрашивали: «Возможно ли это?». И мы говорили: «Нет, это невозможно!». Потому что в среде, в которой мы были, невозможно было бы это утаить, если бы даже, так сказать, предположить, что есть причина ему быть двуличным! Не представляется возможным, никак! За 15 лет – вот мы профессионалы, я могу, простите, на первом приёме определить, что принимает человек – за столько лет и самого его [Николая Каклюгина] я никогда не видел ни пьяным, ни каким-то ещё и, приезжая на какие-либо «круглые столы» и куда-то ещё, я был у него дома [в Краснодаре]! Есть вещи, которые нам не нравились и мне лично, по-отечески, может быть, там, не нравилось общение с дамским полом, не знаю, но хотя тут с точки зрения светской, он был бы тоже, может быть ангелом, потому что ограничивал себя всё-таки, он православный человек, но точно это никак не могло касаться наркотиков.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Нет вопросов.

Судья Попов А.Е.: Товарищ адвокат, вопросы?

Адвокат Пешиков П.С.: Скажите, Вы пояснили, что к Вам обращались люди, и Вы передавали их Каклюгину, хоть это и не правило, но он их устраивал в

[реабилитационные] центры. Вот после этого поступали ли какие-либо жалобы от обращающихся людей либо от [реабилитационных] центров?

Адливанкин И.А.: Я могу сказать так. Это были люди случайные, которые появлялись у нас, и мы их не отслеживали даже. Но, как правило, во-первых, когда я с Николаем разговаривал, он всегда потом обязательно мне отчитывался в том, что он с кем сделал. Я знал, куда он кого направил и почему. Это было важно, потому что я принимал. Я в основном принимаю по поводу сект, а это побочная деятельность, грубо говоря. То, что касается отзывов [реабилитационных] центров, я этого не знаю, но, как правило, мы общались с какими-то родственниками, с родителями, допустим, которые мне потом звонили и говорили: «Спасибо», что вот они разговаривали с Николаем, и он направил их ребёнка туда-то, туда-то. Никаких здесь при всём желании в таком вот отношении. То есть, я никогда не видел такой заинтересованности. Более того – мне это даже действовало на нервы, что он часто отказывается [отправлять наркозависимых в реабилитацию, видя их низкую мотивацию]. Потому что, в конце концов, в этом была даже какая-то необходимость. И усмотреть в этом какие-то связи личной заинтересованности финансовой было бы просто невозможно. Хотя я мог бы допустить, например, что кто-то мог бы его как-то отблагодарить. Почему бы и нет? Но ничего подобного неизвестно и никогда об этом речь не шла.

Адвокат Пешиков П.С.: То есть, информации от [реабилитационных] центров о том, что Каклюгин требует какие-то вознаграждения, этого не было?

Адливанкин И.А.: Нет. Об этом всегда можно было узнать, если бы, там, с кем-то чего-то. Ничего такого не было.

Адвокат Пешиков П.С.: То есть, это не коммерческая была основа?

Адливанкин И.А.: Нет. Невозможно это было бы, нет. Вообще речь идёт о немногих людях, речь идёт, может быть, о десятке-двух человек за многие годы. Вряд ли больше – это не много людей, это не поток.

Адвокат Пешиков П.С.: Всё, больше нет вопросов.

Судья Попов А.Е.: Подсудимый, у Вас вопросы?

Каклюгин Н.В.: Помните, фонд Архангела Гавриила, когда они выходили на о. Анатолия, и у нас были конфликтные ситуации с Алексеем Долгих и так далее, моменты эти? [Благотворительный фонд «Во имя архангела Гавриила» – псевдоправославная ветвь секты «Царство Бога», ставшая членом НАС после его воссоздания в 2005 г.]. Были угрозы. Вот прокурор пытается всё зафиксировать это, момент угроз этих. Я не знаю, помните Вы эти моменты? Я о. Анатолию говорил.

Адливанкин И.А.: Я вот этот момент… Что-то было.

Каклюгин Н.В.: Сначала о. Анатолий писал в поддержку [этого фонда], потом отказывался.

Адливанкин И.А.: А, да-да-да, всё, вспомнил.

Каклюгин Н.В.: Фонд «Во имя архангела Гавриила» такой.

Адливанкин И.А.: Да, было такое.

Каклюгин Н.В.: Вот это тоже всё лушниковские товарищи.

Адливанкин И.А.: Я не связывался, я не погружался как-то особо в это.

Каклюгин Н.В.: Это тоже Национальный антинаркотический союз. Помните, были ситуации конфликтные?

Адливанкин И.А.: Да-да, помню. Это я помню, мы разговаривали. И я же тоже говорил с отцом Анатолием, что это очень подрывает его имя в Православии.

Каклюгин Н.В.: Расскажите об этом, чтобы не я это говорил.

Адливанкин И.А.: Я могу ошибиться, но расскажу, как я это помню.

Сейчас я помню, что кто-то пригласил отца Анатолия участвовать в каком-то мероприятии этой организации в Сочи. Он поехал туда и там были люди, которые были явно такой сектантской направленности и протестантского толка, но батюшка считал, что поскольку к нему обратились, то он не может отказать. Но он говорил: «Я православный человек, не могу отказать, когда ко мне обращаются люди». Он принял в этом участие.

[В те годы, как и сейчас, для «отвода глаз» все адепты «Царства Бога» и их лоббисты из околоцерковных кругов активно использовали и используют авторитет известных священнослужителей Русской Православной Церкви. Яркий пример с Алексеем Долгих. На тот момент президентом БФ «Во имя архангела Гавриила». На фото рядом с о. Анатолием Берестовым. В 2014 году он стал героем быстро растиражированного среди адептов «ЦЗМ»-«Царства Бога», родственников проходящих в их структурах реабилитацию молодых людей ролика, отснятого в виде пресс-конференции от 31 августа 2014 года с одним микрофоном от «5 канала» в рамках крымского Второго международного антинаркотического лагеря: https://www.youtube.com/watch?v=tDLTWOlFRro. Тогда в присутствии игумена Анатолия (Берестова) Долгих вместе с Юлией Павлюченковой, президентом НАС, озвучил полный переход себя и команды фонда в лоно Русской Православной Церкви. Активно использовался авторитет руководителя Душепопечительского православного центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии, отца Анатолия, ещё долгое время, даже когда он отказался от взаимодействия с НАС! Ролик и фото с ним продолжали «висеть» на их сайтах].

Когда он приехал обратно, то они стали использовать его поездку тогда в своих целях. Они стали рекламировать себя с его портретом, с участием его там в этом форуме. Но поскольку он человек известный, то, конечно, это была спекуляция. А потом начались более серьёзные проблемы. Потом кто-то позвонил, по-моему, даже из Патриархии и спросил, что вообще о. Анатолий делает в такой вот деструктивной группе. И я помню, что мы это обсуждали с ним и объяснили, что его пригласили люди просто, чтобы он им помог, и священник не мог отказать. Вот и всё что было. [Открытое письмо игумена Анатолия (Берестова) в связи с решением о выходе из состава Попечительского совета БФ «Центр здоровой молодёжи», предшественника НАС – прикрытия сектантов «Царства Бога» в России, опубликованное 22.04.2014 г. на «РНЛ», см. по ссылке: https://ruskline.ru/news_rl/2014/04/22/igumen_anatolij_berestov_ya_vyhozhu_iz_sostava_popechitelskogo_soveta_centr_zdorovoj_molodezhi/].

Каклюгин Н.В.: А фамилии Вы не помните?

Адливанкин И.А.: Нет, я не помню.

Каклюгин Н.В.: Всё, у меня больше нет вопросов.

Судья Попов А.Е.: Товарищ прокурор, вопросы?

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Скажите, пожалуйста, сейчас вот в продолжение вопроса подсудимого, хотелось бы более конкретно уточнить. Конкретно Вам что-либо известно о том, поступали ли подсудимому когда-либо от кого-либо угрозы и в связи с чем? Меня интересует именно вопрос угроз.

Адливанкин И.А.: Мне кажется, что Николай вошёл в такое противостояние вот с этими людьми, что началось…

Гособвинитель Вернигора Д.П.: С какими людьми?

Адливанкин И.А.: Я имею в виду с Лушниковым [Никитой Вячеславовичем, председателем правления Национального антинаркотического союза] и так далее, что началась какая-то, простите, клоака такая, в которой нельзя разобраться. К примеру я… Вот один случай я могу рассказать. Который касается жены Лушникова, Любови Игоревны. Он [Николай Каклюгин] как-то привёз её ко мне. И я объясню почему. Это такая специфика православная. Не просто привёз. Дело в том, что она была в секте, но вот она просто была там. Я прошу просто, чтобы Вы меня правильно поняли. Я к сектантам отношусь несколько иначе. Потому что я принимаю всё время этих людей, поэтому я слово «секта» обычно не употребляю. Они становятся здоровыми, и меня это [то, что они были в секте] не очень волнует. Для меня главное, что человек стал здоров. Но почему он её привёз? Он её привёз, потому что она [Лушникова Л.И.] была в секте, а в Церкви существует своё такое правило, это правило называется по-церковному «Чин присоединения». То есть, если человек был в секте и не был крещён в православии, то его «присоединяют». Это такая специфика глубоко церковная. И вот, волнуясь именно вот этой темой, а этой темой занимались только мы и в основном я – надо её подготовить и дать обоснование – он привез её ко мне. Когда он её привёз, я был ошарашен, простите меня, от какого-то болота, которое вокруг всего этого разворачивалось. Лушников там кому-то угрожал, наверное, ему [Николаю Каклюгину]. Эта [Л.И. Лушникова] кого-то боялась. В общем, для нас это было не очень приемлемо, если честно. Потому что здесь кругом начались угрозы и конфликты. И я сказал тогда Николаю, что вообще это дело надо оставить, потому что оно уже нецерковное. Оно вышло за рамки ну, церковной этики, по крайней мере. А то, что он погрузился в мир, в котором уже угрозы реальные и постоянная война и ругань стали нормой, это однозначно, И нам это, и мне лично не нравилось.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Вы сейчас сказали, что погрузился в мир… а конкретно по поводу угроз в отношении подсудимого Вам лично что известно?

Адливанкин И.А.: Я не могу сказать, чтобы я знал, что вот кто-то конкретно ему говорил, что «вот мы тебя что-то там»… Хотя я, по-моему, что-то читал. Да. Ты мне пересылал СМСки (обращаясь к Н.В. Каклюгину). Да, да, да. СМСки я правда читал, я сейчас вспомнил, в которых… но я бы на эти угрозы не обращал внимания, но они там были! Я сейчас не помню их текст – но какие-то такие неприятные вещи там были. Что, мол, мы тебя там… Я не помню ещё что, но что-то такое было.

Судья Попов А.Е.: А как давно это было?

Адливанкин И.А.: Сейчас вспомню… ну, наверное, года два назад. Да, Николай? (обращаясь к Н.В. Каклюгину).

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Хорошо, спасибо. Ещё один вопрос, наверное, крайний. Вы сейчас неоднократно упоминали, что Вы ознакомились с материалами уголовного дела. Но вот хотелось бы уточнить: когда, при каких обстоятельствах, где и в каком объёме Вы ознакомились с материалами уголовного дела?

Адливанкин И.А.: У отца. Я попросил, когда ехал сюда, попросил меня привезти сюда, и я просил меня познакомить с тем, что происходит.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Материалы уголовного дела Вам в каком виде были предоставлены? В виде копий, фотографий?

Адливанкин И.А.: Копии, наверное, какие-то. Копии.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: А как они попали… не знаете? Уголовное дело находится в суде.

Адливанкин И.А.: Ну, наверное, не уголовное дело, а какие-то просто выступления, документы, которые были в печати.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Это две большие разницы. То есть, какие-то процессуальные документы?

Адливанкин И.А.: Нет, нет. Конечно, я их не видел, я просто так называю, простите, просто выступления людей, которые тут были. Павлюченковой, к примеру.

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Понятно. У меня нет больше вопросов.

Каклюгин Н.В.: Можно вопрос?

Судья Попов А.Е.: Да, пожалуйста.

Каклюгин Н.В.: А помните такой момент – когда обратился к Вам парень, я ещё звонил Вам? Мы его вместе записали, связано с Национальным антинаркотическим союзом…

Адливанкин И.А.: А он тоже сидит в тюрьме сейчас.

Каклюгин Н.В.: Нет, сам факт, вот этот парень, что он рассказывал? Потому что я записывал вместе с Вами. Эта ситуация тоже связана с Национальным антинаркотическим союзом. Он рассказывал.

Адливанкин И.А.: Ну да, это тоже обратился человек, который как раз-таки тоже пришёл из этого самого союза, с которым вёл войну Николай. [Проходил «реабилитацию» в одном из подмосковных структурных подразделений НАС, получал перезависимость].

Каклюгин Н.В.: Как называется полностью этот союз?

Адливанкин И.А.: Национальный антинаркотический союз. Он [парень] пришёл автономно от Николая, он пришёл просто ко мне на приём и рассказал всю эту историю по поводу его «реабилитации». Это была история совершенно неприглядная, с каким-то насилием над ним. Я позвонил Николаю, и Николай при мне сделал с ним интервью. Вот была такая история. Он [тот человек, о котором идёт речь] недавно через адвоката обратился ко мне, чтобы я дал ему характеристику. Он тоже сидит в тюрьме. Не знаю, по какому поводу, по-моему, тоже что-то с наркотиками связано. Просто для информации. Его зовут Ярослав. [Парень в итоге стал одним из героев документального фильма-расследования Н.В. Каклюгина «Национальный антинаркотический союз – сектантская империя», см. по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=WkJfwN1UHp0]

Адвокат Пешиков П.С.: Можно вопрос, Ваша честь?

Судья Попов А.Е.: Да, пожалуйста.

Адвокат Пешиков П.С.: Скажите, Вы рассказали о личности Каклюгина, что он активен, и Вам даже приходилось его немного останавливать. Вопрос: он вообще был склонен жаловаться, если вот насчёт касаемо этих угроз? Вот расположен человек?

Адливанкин И.А.: Да нет, нет, я бы не сказал.

Адвокат Пешиков П.С.: Всё, больше нет вопросов

Судья Попов А.Е.: Нет вопросов?

Гособвинитель Вернигора Д.П.: Нет.

Судья Попов А.Е.: Свидетель, присаживайтесь. Пригласите Каклюгина [отца Н.В. Каклюгина].

Зовут Каклюгина В.Б.

Судья Попов А.Е.: За трибуну проходите, пожалуйста. Ваши фамилия, имя, отчество?

Каклюгин В.Б.: Каклюгин Владимир Борисович [отец «обвиняемого», данные показания решено не публиковать в режиме открытого доступа, в силу их частичного использования при подготовке к полной версии апелляционной жалобы стороны защиты и самого «подсудимого» на обвинительный приговор Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону, который был вынесен 12.11.2019 г. федеральным судьёй Поповым А.Е., о чём см. материалы «Неправосудие восторжествовало» (https://ruskline.ru/news_rl/2019/11/13/nepravosudie_vostorzhestvovalo) и «В Ростове нарколога, боровшегося с сектантами, приговорили к 4 годам за сбыт наркотиков» (https://www.znak.com/2019-11-12/v_rostove_narkologa_borovshegosya_s_sektantami_prigovorili_k_4_godam_za_sbyt_narkotikov)].

Судья Попов А.Е.: …/…/… Тогда на сегодня всё.

Следующее заседание, документы, характеризующие личность и допрос самого «подсудимого» [см. часть 1 допроса: https://vk.com/doc62594259_535650389?hash=ca04ad08cff8ad7a3e&dl=707defee9e236005d4;

часть 2: https://vk.com/doc62594259_535650652?hash=7b07dcd5b10fcd6abe&dl=f994e70577b5d059d3;

часть 3: https://vk.com/doc62594259_535650789?hash=2897e96f3146bbda91&dl=d750ec8e1e26192757;

часть 4 https://vk.com/doc62594259_535651191?hash=a5f974a26f64cb0cd0&dl=ec018b935d1386a406;

часть 5: https://vk.com/doc62594259_535652040?hash=8ec3286477309935eb&dl=e345d4bc12a88df173].

До свидания.

***

- «Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть. Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и неспособны ни к какому доброму делу.

Ты же говори то, что сообразно с здравым учением: чтобы старцы были бдительны, степенны, целомудренны, здравы в вере, в любви, в терпении; чтобы старицы также одевались прилично святым, не были клеветницы, не порабощались пьянству, учили добру; чтобы вразумляли молодых любить мужей, любить детей, быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми, покорными своим мужьям, да не порицается слово Божие. Юношей также увещевай быть целомудренными. Во всем показывай в себе образец добрых дел, в учительстве чистоту, степенность, неповрежденность, слово здравое, неукоризненное, чтобы противник был посрамлен, не имея ничего сказать о нас худого».

/Послание к Титу святого апостола Павла 1, 15-16; 2, 1-8/

- «Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы; ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы, а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны».

/Евангелие от Иоанна 3, 19-21/

- «Не успокаивайтесь, не давайте усыплять себя! Пока молоды, сильны, бодры, не уставайте делать добро!../…/… Если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чём-то более разумном и великом. Делайте добро!».

/А,П. Чехов «Крыжовник», из сборника «Дом с мезонином» (1896)/

- «В числе причин наших несчастий немалую роль играет то, что мы живём по примеру других людей и образуем свою жизнь не согласно разуму, но согласно общепринятым обычаям. Тому, чему мы не стали бы подражать, если бы это делали немногие, мы подражаем, как только оно становится общепринятым, как будто оно сделается от этого лучше. И вместо правды мы руководствуемся заблуждениями, лишь бы они были распространенными».

/Луций Анней Сенека «Письма к Луцилию», письмо CXXIII «Довольствуйся малым»

(62 г. н.э.)/

- «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который вместо предлежащей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия. Помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников, чтобы вам не изнемочь и не ослабеть душами вашими».

/Послание к евреям святого апостола Павла, 12, 1-3/

Что тут добавить? Только аминь, по-русски: так есть. Пусть эти слова из послесловия – мудрых наставлений, опыта предыдущих поколений, святых и несвятых, но толковых – помогут укрепить духом всех невинно в узах заточенных. Кто же на воле – в совокупности со вступлением и внутренним содержанием свидетельских показаний о той битве между, по сути, Светом и Тьмой, что явно видна и в этом деле – поможет определиться кто на чьей стороне, задуматься о глубинных смыслах этой брани, только на первый взгляд невидимой, в которой все мы – кто не словоблуд, а деятель, делатель, творец значимых для своего Отечества, в первую очередь добрых дел – из тех, кто, как минимум, по этому уголовному делу на стороне защиты прошёл, участвует. Кто помогает перепечаткой текстов начерно из аудиозаписей судебных заседаний, кто после правит их начисто, кто жертвует на адвокатов и лекарства «подсудимому», выходит на одиночные пикеты в поддержку, привлекает внимание в разных городах, просто репостит материалы в соцсетях.

Это последняя их трёх публикация показаний свидетелей защиты. Судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попов вместе с гособвинителем Барановым (сменил Вернигору) абсолютно проигнорировали всё озвученное ими (свидетелями защиты). Никакого судебного расследования по данному уголовному делу вообще не проводилось. Теперь, после выхода в свет всех частей выступлений «подсудимого», свидетелей защиты, адвоката Пешикова П.С., апелляционной жалобы на данный момент уже осужденного (см. статьи «Неправосудие восторжествовала» (https://ruskline.ru/news_rl/2019/11/13/nepravosudie_vostorzhestvovalo) и «Суд закрыл глаза на явные нарушения» (https://ruskline.ru/news_rl/2019/11/26/sud_zakryl_glaza_na_yavnye_narusheniya) на «Русской народной линии»), в формате статьи «Бой за правду и свободу: незаконный оборот сфабрикованных уголовных дел в Ростовской области» (http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/bojzapravduisvobodu_nezakonnyjoborotsfabrikovannyhugolovnyhde1334.html), остаётся спокойно готовиться к слушаниям в суде апелляционной инстанции, в частном порядке не забывая апостольское наставление: «С терпением будем проходить предлежащее нам поприще» (Евр. 12, 1), приведённое выше, в глобальном – помня, с верой и надеждой, непрестанным доброделанием о словах преподобного Серафима Саровского: «Господь помилует Россию и приведёт путём страданий к великой славе». Другого нашему великому многострадальному, но во веки несломленному Отечеству не дано. Что бы ни помышляли и не претворяли в жизнь наши недруги. Будем бдительны, деятельны и в вере крепки.

Текст стенограммы подготовлен к публикации в полном соответствии с оригиналом аудиозаписи судебного заседания 24.09.2019 г. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону в стенах ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области (г. Новочеркасск) в окончательной редакции 27 декабря 2019 г. Николаем Каклюгин.

Полностью с приложениями и фото:


© Национальный медиа-союз,
2013-2020 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru