СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Горькие плоды Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 г.

28 мая 2017 г.

РИА "Иван Чай"

В 2017 истекает срок действия Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 г., утв. Указом Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761 (далее – Стратегия).

Вопреки названию принятие и внедрение Стратегии явно не соответствовало интересам детей.

Стратегия содержит недостатки фундаментального характера. Мы не ставим под сомнение отдельные благие положения о необходимости материальной поддержки детства, строительства школ, детских садов и горячего питания в образовательных учреждениях. Но эти положения для Стратегии - исключение.

 

Основной задачей документа было внедрение ювенальных (антисемейных) технологий. С прискорбием признаем, что поставленная задача выполнена весьма успешно.

Ниже приведены ключевые положения документа, разъяснена их завуалированная истинная сущность, а также показано, какие они принесли плоды.

1. Раздел II Стратегии «Семейная политика детствосбережения» базируется на ложной установке о том, что «недопустимо широко распространены жестокое обращение с детьми, включая физическое, эмоциональное, сексуальное насилие в отношении детей, пренебрежение их основными потребностями» (пункт 1).

Указанные утверждения голословны. Хотя бы потому, что понятий «эмоционального вреда (насилия)», «пренебрежения потребностями (нуждами)» ребенка в российских нормативных актах до принятия Стратегии не было. Соответственно, говорить о наличии статистических данных и тем более о «недопустимо широком распространении» проблем по упомянутым критериям не приходится.

Другое дело, что сторонники Стратегии считают насилием родительский запрет либо наказание. Так, «Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации»[1] (далее – «Фонд поддержки детей…»), который занимается внедрением Стратегии, сообщает на своем сайте: «75% детей подвергаются психологическому насилию». При дальнейшем изучении статьи видим: «На детей в российских семьях «повышают голос» и «не разрешают делать то, что они любят»[2] и др. Авторов подобных изысков не смущает, что повышение голоса или родительский запрет могут быть мерами воспитательного характера, вызванными хамским поведением ребенка.

Такие неопределенные термины Стратегии как «эмоциональное насилие» и «пренебрежение потребностями ребенка» выросли из методических материалов прозападных некоммерческих организаций (далее – НКО), которые занимаются продвижением в России ювенальных технологий под видом профилактики семейного неблагополучия (насилия в отношении детей). Речь, например, о Национальном фонде защиты детей от жестокого обращения[3] (далее – «Фонд защиты детей…»).

Так, административный регламент Фонда «Принятие мер по защите прав и законных интересов ребенка при получении сведений об их нарушении, об угрозе жизни или здоровью» весьма часто упоминает понятия «эмоциональный вред» ребенку,[4] «базовые потребности» ребенка, которые становятся критериями для определения «риска жестокого обращения с ребенком»[5] и для вмешательства в семью в обычных житейских ситуациях (см. ниже).

Далее читать: 


Материалы с наибольшим количеством просмотров
  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2016 г. г.
  Яндекс.Метрика