СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

В ювенальном фарватере: в России наступает «Десятилетие детства»

30 мая 2017 г.

Подготовила Евгения Воробьева

Президент России Владимир Путин 29 мая 2017 года подписал указ «Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства». Документ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Инициатором проекта «Десятилетие детства» стала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Новый план станет продолжением Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы.

 

Согласно постановлению президента, с 2018 по 2027 год в России будут проводиться мероприятия, нацеленные на совершенствование государственной политики в сфере защиты детства. В совете по реализации Нацстратегии в интересах детей числятся 35 представителей. Среди них министр образования и науки Ольга Васильева, уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова и другие.

Стратегия будет реализовываться по главным направлениям работы по поддержке детства, при этом каждый год будут обозначаться приоритетные задачи, требующие проработки и будут предложены планы по их реализации. На сегодняшний момент президент поручил правительству в ближайшие три месяца согласовать план основных мероприятий до 2020 года.

Конкретные детали стратегии «Десятилетия детства» пока не известны.

О том, каких успехов в защите семьи и детства наши чиновники достигли и какими «благими намерениями» будут руководствоваться в ближайшие десять лет, корреспонденту INFOX.RU рассказала православный педагог, член Союза писателей России и член правления Российского детского фонда Татьяна Шишова.

- В 2012-2017 годах принято довольно много мер по защите прав детей, которые на самом деле помогают внедрению элементов ювенальной юстиции, разрушающей семьи.

В законе «Об основах социального обслуживания граждан» был введен социальный патронат семьи. Против этого закона протестовала общественность, в результате его переименовали и все равно провели.

Теперь если семья, попавшая под прицел служб, которые якобы занимаются защитой прав детей, отказывается от социального сопровождения, то, как и на Западе, к ней будут применены репрессивные меры - отнятие детей и так далее.

Далее, была создана сеть детских телефонов доверия. Для чего? Чтобы дети могли жаловаться, в том числе, и на своих родителей. Это чистой воды инструмент ювенальной системы, который подрывает детско-родительские отношения.

В практику регионов была введена масса методических материалов прозападных некоммерческих организаций. Например, таких как «Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения», «Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации». В свое время эти НКО напрямую сотрудничали с организациями, которые впоследствии были запрещены в России, или признаны нежелательными. Например: организация USAID – американское агентство по международному развитию. Эти НКО обучали очень многих российских специалистов социальной сферы.

Было принято множество мер по уничтожению детских домов и созданию системы «платного родительства». Дети стали товаром, за который можно получать деньги – это тоже подход ювенальной системы.

По регионам были приняты неадекватные регламенты межведомственного взаимодействия по профилактике безнадзорности, либо жестокого обращения с детьми. Под критерии вмешательства может попасть любая, даже вполне благополучная семья.

Буквально пару дней назад, видимо в преддверии подписания указа президентом, глава СПЧ Михаил Федотов сказал, что нужно принимать закон «О профилактике семейно-бытового насилия». В тех странах, где подобный закон принят, обычные житейские ситуации признаются насилием. И этот закон позволяет на основе расширенных критериев преследовать того члена семьи, которого объявят насильником.

В некоторых регионах страны продвигается приоритет так называемого «ответственного родительства». Например, в Якутии уже приняты такие законы, хотя против него выступала общественность. То есть если родители ведут себя иначе, чем рекомендуют эксперты ювенальных фондов, они объявляются безответственными, и у них можно отнять детей. Многие вопросы, которые этот закон пытается урегулировать, относятся к сфере внутрисемейных неправовых отношений и морального выбора родителей.

По этим законам фактически перекладываются очень многие обязанности государства на плечи родителей. То есть родителей могут обвинить в том, что они не могут создать достаточную материальную базу для воспитания детей. И это на фоне безработицы в регионах, низких зарплат, проблем с жильем. У нас в стране далеко не все бедные люди – обязательно опустившиеся и безответственные.

Недавно по телевиденью прошел сюжет, в котором рассказывали, как у одной женщины из Свердловской области пытались отнять ребенка, только потому, что у нее в квартире слишком узкий коридор.

- Чего стоит ожидать в таком случае от «Десятилетия детства», это ведь прямое продолжение Национальной стратегии действий в интересах детей в 2012-2017 году?

- «Десятилетие детства» не оторвано от международных программ. Стратегия Совета Европы по правам ребенка была принята 2 марта 2016 года. Наша страна, не смотря на незначительные разногласия, тем не менее, эту стратегию в целом подписала и входит в это объединение.

Среди прочего, Совет Европы по правам ребенка требует от всех стран, которые в него входят, законодательно закрепить запрет наказания детей в любой форме. У нас пока такого закона нет. Значит, видимо, стоит ожидать, что опять оживится группа организаций и людей, которые будут продвигать закон о запрете наказаний.

В пункте 4 европейской Стратегии провозглашается, что дети стран-членов Совета Европы обладают полным набором прав человека, то есть полная правовая равнозначность детей и взрослых.

Это абсурдно и антизаконно, потому что тогда дети должны отвечать сами за себя. С одной стороны на родителей возлагается полная ответственность за то, как растут дети, с другой родители лишаются возможности как-то на них влиять. Создается правовой инструмент для разрушения традиционной семьи, где и у детей, и у родителей есть и права, и обязанности.

В Стратегии прав ребенка Совета Европы в пункте 36 говорится, что необходимо принимать меры борьбы с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентификации. Сейчас в России пропаганда ЛГБТ среди детей запрещена, значит, появится основание добиваться отмены этого запрета и Совет Европы уже требует этого от нас. А подписание «Десятилетия детства» работает на Европу.

Кроме того 55 пункт Стратегии говорит, что Совет Европы будет содействовать внедрению своих норм по семейному праву, в том числе новые редакции Европейской конвенции об усыновлении детей. Это предполагает, что так называемые однополые пары должны иметь право усыновлять детей.

Для нас это значит, что у нас оживятся те силы, которые добиваются легализации однополых браков, и соответственно, у нормальных родителей будут отбирать детей и отдавать их вот таким парам.

Кроме того по ювенальной идеологии, дети до 18 лет должны быть неподсудны. У нас и так уже даже за тяжелые преступления, такие как групповое изнасилование, дают детям условные сроки, а не отправляют в колонии. За повторные преступления тоже дают условные сроки. Это просто очередная нагрузка на родителей. Ребенок же во всем прав и на все имеет право.

Не так давно президент Путин отметил рост подростковой наркомании. Когда была пятилетка детства, мы предупреждали, что ювенальные подходы вызовут рост подростковой преступности и подростковой наркомании. Сейчас мы пожинаем плоды этой стратегии. Во многих странах уже легализованы наркотики, а где-то идет процесс легализации. Это все очень грустно и очень жаль, что нас, вероятно, ждет такая же судьба.

- Что, по вашему мнению, действительно стоит учесть при разработке государственной стратегии в сфере защиты детства?

- Прежде всего, необходимо определиться и размежеваться с теми силами, которые реально нетрадиционно понимают защиту детей.

Необходимо вкладывать материальные и прочие ресурсы в укрепление традиционной семьи. Сейчас совершенно несправедливо патронатные семьи получают гораздо больше денег на содержание и воспитание детей, чем кровные семьи.

Необходимо отменить неправильные прозападные методички, которые позволяют любое действие родителей трактовать извращенно как насилие и нарушение прав детей. Нужно пересмотреть регламенты межведомственного взаимодействия, которые фактически создают невыносимые условия для существования семьи, если они работают на полную мощность.

Необходимо ужесточить законы, которые охраняли бы нравственность детей и обеспечивали их информационную безопасность. Дети не защищены в интернете от пропаганды разврата, насилия и жестокости.

Нередко даже в школах под видом пропаганды здорового образа жизни абсолютно безнравственные явления преподносятся как общественная норма.

То есть надо укреплять традиционную нравственность, мораль, а не размывать еще больше эти понятия.

- Вам известно, какой бюджет выделяется на защиту детства?

- Конкретные цифры я не готова сейчас назвать, но бюджет весьма значительный. Вопрос в том, насколько он правильно расходуется.

Недавно, в рамках общественного совета по правам ребенка, был озвучен доклад о расходовании президентских грантов на деятельность общественных организаций по направлениям поддержки семьи, вопросам демографии и подобным.

В итоге оказалось, что реально на поддержку семей (а у нас много семей в трудной жизненной ситуации, которым не помешали бы какие-то средства) распределено было ноль рублей.

Основные же средства были распределены различным проювенальным организациям. Например, на организацию телефонов доверия, некие ювенальные мероприятия, на поддержку всяких патронатных, фостерных семей (от англ. foster care – вид усыновления, предусматривающий оплату услуг приемных родителей государством, при этом полные права на воспитание ребенка принадлежат органам опеки – прим.ред.).

А вот на поддержку кровных семей и реальную политику, которая бы способствовала увеличению рождаемости – повторюсь, ноль рублей.

Источник: 


Материалы с наибольшим количеством просмотров
  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2016 г. г.
  Яндекс.Метрика