СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

"Без вины виноватый"

11 января 2017 г.

Александр Огородников.

 Ленин и церковь
Так уж случилось, что откладываемый царём Николаем Вторым с 1906 года Поместный Собор Русской Православной Церкви начал свою работу (впервые за 200 лет) в августе 1917 года, при «благословенном Временном правительстве» Керенского, а закончил при «анафематствованных» большевиках в сентябре 1918 года. Причём Патриарха избирали под обстрелом Кремля, в котором проходило заседание Собора. В связи с этим интересна реплика дипломата, политического и общественного деятеля В. Фалина: «Остаётся неразработанной тема подноготной санкции Ленина на восстановление 18 ноября 1918 года патриаршества.

 

Насколько можно судить по отрывочным документам, церкви предлагалось сосредоточиться на духовных делах и не вмешиваться в дела светской власти. К глубокому сожалению, всё пошло иначе. Не забудем, церковь была отделена от государства правительством Керенского. Почему масоны решились на это, тоже не прояснено. Логика подсказывает, что после свержения самодержавия внешние силы подрубали второй столб, на которых держался столетиями порядок в России».

    Правильно подсказывает уважаемому В. Фалину его логика. Нужно только добавить, что после падения царизма в ближайшие планы внешних сил входило уничтожение всего рода Романовых (чтобы не допустить реставрации монархии) и ликвидация «черносотенного духовенства», особенно тех, кто был связан с Распутиным. Они и стали первыми жертвами «красного террора» главы ВЦИКа Якова Свердлова (Гаухмана), который до этого успел отметиться в убийстве германского посла Мирбаха, расстреле Царской семьи и покушении на Ленина.

    Курировал антицерковную кампанию с первых лет советской власти зам. минюста П. Красиков, в 1920 году к этому процессу подключилось ВЧК.
Во время Гражданской войны борьба с «религиозными предрассудками» велась вяло. Всё изменилось в начале 1922 года, когда «антирелигиозным фронтом» вплотную занялся, лично и секретно, освободившийся от забот военного времени Председатель Реввоенсовета товарищ Троцкий. Этому покровителю «красных попов» - обновленцев, а вовсе не Ленину принадлежат «дельные советы» по развалу Церкви, настойчивые требования и «особо секретные» постановления о расстрелах как можно большего числа попов и т.п. К тому же пред. Совнаркома Ленину в то время хлопот хватало и без «отмирающей церкви», да и здоровье стало подводить «Старика», начиная с середины 1921 года. Так что претензии надо предъявлять не Ильичу, а «несостоявшемуся мессии» Бронштейну и группе таких «товарищей», как чекисту Тучкову, культпросветовцу Луначарскому, «теоретику» Бухарину, историку и публицисту, единственному масону среди большевиков, Скворцову-Степанову и «красной фурии» Крупской…

Что касается католиков, то до 1921 года они занимались только гуманитарной помощью российским обездоленным. Им были близки обновленцы, с которыми и выстраивались отношения, а «тихоновцев»-схизматиков они с помощью новой власти чаяли побыстрее «зачистить», чтобы начать подчинение России папе с чистого листа. Поэтому против религиозных гонений паписты были только внешне, а внутренне поддерживали такие инициативы «богоборцев» и контактировали для достижения своих целей, соответственно, с троцкистами. А действовать на территории СССР агенты Святого престола могли, хоть и полулегально, пока не выперли за рубеж Троцкого. В дальнейшем «Советы» Ватикан иначе как врагом СССР не считали, а иезуитов держали только за шпионов…

Напомним, что первыми декретами Советской власти стали «Декрет о мире» и «Декрет о земле», а вовсе не об отделении Церкви от государства (как это нам периодически глаголют современные обновленцы и криптокатолики).

В то же время с «нигилистом» Лениным после обретения власти в «стране царей» происходили некие метаморфозы: из «пораженца» он превратился в «оборонца» и заголосил – «Отечество в опасности!» (хотя, как мы помним, «у пролетариев нет отечества»), из анархиста – в этатиста, допускавшего победу социализма сначала в одной стране. Как реальный политик, он опровергал собственные теории, зачастую опираясь вовсе не на Маркса, а на Макиавелли, склоняясь к «бонапартизму».

После заключения Брестского мира (названного историком Ю. Фельштинским «крушением мировой революции»), такой необходимой «передышки» (не передохнём, так передохнем) Ленин из вождя революции превратился в «предателя и душителя мировой революции», «контру» для всех «леваков». Признав возможность победы социализма в одной стране и начав проводить, вопреки установкам Маркса, фактически политику национальную, то есть имперскую, он рушил планы глобальных «конспираторов», тем самым подписывая себе смертный приговор. А имперская политика, мессианская по сути, немыслима без религиозного обоснования, без веры в Бога. Иначе – тупик и душевные терзания, которых не избежать, какой бы ты светской властью ни обладал, каким бы материалистом ни был. Поэтому «любитель всё упрощать», как нам видится, скончался очень вовремя…

В первые же годы советской власти для большевиков первостепенным стало сохранение страны, для чего проводилась «перманентная политика мира». Вот что по этому поводу написал в книге «Дипломатия» Генри Киссинджер: «В 1920 году советская политика сделала окончательный шаг в сторону возврата к традиционной политике в отношении Запада, о чём заявил министр иностранных дел Георгий Чичерин:" Могут существовать разногласия во взглядах, сколько времени просуществует капиталистическая система, но пока капиталистическая система существует, и потому должен быть найден «модус вивенди».» Невзирая на революционную риторику, в конце концов преобладающей целью советской внешней политики стал вырисовываться национальный интерес, поднятый до уровня советской прописной истины. Как видим, национальный интерес оказался не только «изобретением» капиталистических держав! Пришлось признать его и Советам как объективный фактор. Первоочередной задачей стало выживание, а сосуществование – тактическим приёмом".

Итак, главной задачей было «выживание». Соответственно те, кто этому противился или пытался вмешиваться в проводимую политику, именовался «контрой», со всеми вытекающими. Поэтому требованием новой – «безбожной» - власти к Церкви была изначально – аполитичность, позже – лояльность. И это нормально. Ну а смиряться с неизбежным верующим людям, как говорится, «сам Бог велел». К тому же, и это мы увидим далее, после 200-летнего Синодального периода политики из священнослужителей получались никакие: оторванность от реалий, заторможенность, инфантилизм и тому подобное – какое уж тут «искусство возможного».

Гордыня и неизжитая склонность к «внутреннему папизму» лишали иереев логического мышления. А инверсией радости избавления от «оков царизма» и «смирения» с изменой «Помазаннику Божьему», равнодушия к его безсудному убийству стали ненависть к «богоборцам» и рьяное отстаивание своего статус-кво: землевладений, храмов и других зданий, а главное – привилегированного положения и оговорённого государственного содержания.

Ведь по сути, вначале никаких «невиданных гонений» на веру не было, а презрительное отношение к власти большевиков со стороны священноначалия, ожидание её падения в течение ближайших пары месяцев (или свержения той же Антантой) и возвращения своего господствующего положения было. Ведь было же! Хотя трезво мыслящие священники предупреждали: большевики - это всерьёз и надолго…

Теперь об отношении Ленина к религии и борьбе с нею. Подчеркнём следующее: Ленин был атеистом или «безбожником», но не «богоборцем», «антихристом». Духовенство не любил, считая реакционерами, чиновниками в рясах, но к их незамедлительному истреблению не призывал, в отличие от некоторых «товарищей». Кстати, атеизм – это не так уж и плохо, не зря Н. Бердяев называл его «верой с чёрного хода». Ленин, как и любой гений, в некоторых вопросах разбирался неважно, что-то упрощал донельзя, а что-то просто «игнорировал». Для него, как убеждённого материалиста, не только Бог не существовал, но и «боги», духи природы и так далее, а идеализм был словом ругательным. Под понятием «Бог» он подразумевал всего лишь комплекс идей, порождённых тупой придавленностью человека внешней природой и классовым гнётом. А религия – это и «опиум для народа» и обман, при помощи которого «эксплуататоры» держат в повиновении народ.

Сохранению «религиозных предрассудков» способствуют угнетение, неграмотность, бедность. При построении «справедливого общества» следует ликвидировать эти последние, в ходе классовой борьбы, а не религиозные предрассудки, тем более «кавалерийской атакой», на чём настаивали «левые» - «р-р-революционеры». В ходе строительства коммунизма, не сомневался Владимир Ильич, религия отомрёт, а ускорить её кончину поможет не запрещение, а пропаганда и просвещение. И никакого «Культур кампф»!

При этом вполне закономерным было объявление религии частным делом и лишение «служителей культа» (всякого, а не только христианского!) землевладений и государственного содержания. Это стало доведённым до логического конца «освобождения» института Церкви как от власти кесаря, так и от власти мамоны и обмирщения, то есть благом, на самом деле, для начавшей разлагаться задолго до революции земной части «тела Христова». Сразу же «князья церкви» стали более доступны «церковному стаду», ближе к их нуждам. Пришлось пастырям «церкви бедных» привыкать жить на пожертвования прихожан, а не на субсидии госбюджета. Сама жизнь заставляла их взрослеть, избавляться от иллюзий, понимать, насколько поспешными были постановления Собора 1917-1918 годов, наивными, а то и абсурдными требования привилегированного положения Православной Церкви в России Советской, денег на содержание и обязательного православного вероисповедания главы государства…
Несколько цитат из статей Ленина.

«Энгельс требовал от рабочей партии уменья терпеливо работать над делом организации и просвещения пролетариата, делом, ведущим к отмиранию религии, а не бросаться в авантюры политической войны с религией. (…) Энгельс неоднократно осуждал попытки людей, желавших быть «левее» или «революционнее» социал-демократии, ввести в программу рабочей партии прямое признание атеизма в смысле объявления войны религии».

«Религия есть опиум народа, - это изречение Маркса есть краеугольный камень всего миросорзецания марксизма в вопросе религии. Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает как органы буржуазной нации, служащие защите эксплуатации и одурманению рабочего класса». («Об отношении рабочего класса к религии»)

«Бороться с религиозными предрассудками надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путём пропаганды, путём просвещения. Внося остроту в борьбу, мы можем озлобить массу; такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении. Самый глубокий источник религиозных предрассудков – это нищета и темнота. С этим злом мы и должны бороться». («Речь на I Всесоюзном съезде работниц»)

Это то, что принадлежит перу Ленина несомненно. Но есть и приписываемое Ленину, а есть и документы, подписанные Лениным, но составленные не им. К примеру, по признанию Троцкого, сделанному в книге «Моя жизнь», Владимир Ильич в 1919 году ему «всецело доверял» и поэтому давал пустые бланки приказов с собственной подписью. Также присутствуют и грамотные фальшивки, сработанные задним числом.
Таким образом, к некоторым «совершенно секретным» документам, к тому же очень «своевременно» обнаруженным где-то в глубинах архивов, нужно относиться критически (как и цифрам расстрелянных в годы гонений за веру священников).

Да, Ленин вынужден был проводить жёсткую политику, допустить террор (время было такое – «или, или…»), но не был он патологически жестоким, тем более «кровожадным». Посему «строго секретное» Указание пред. ВЧК Дзержинскому от 01.5. !919 года, подписанное Калининым и Лениным и в котором есть такие строчки: «Попов надлежит арестовывать как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше. Церкви подлежат закрытию. Помещения храмов опечатывать и превращать в склады», - вызывает большое сомнение в своей подлинности. Оно противоречит ленинским установкам борьбы с религией. Он призывал вести себя тактично и не оскорблять чувств верующих. Например, в Записке В.Молотову от 21 апреля 1921 года написано: «Это нельзя. Это нетактично. Именно по поводу пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякого оскорбления религии».

Так что секретное «Указание» главе ВЧК вряд ли может служить доказательством сугубой вины Ленина. О чём написал в книге «Генералиссимус» бывший разведчик, писатель Владимир Карпов: «Пользуясь кровавым накалом гражданской войны, троцкисты (сионисты) предприняли попытку ликвидировать Православную Церковь и духовенство одним “революционным ударом” – через Ч К.

Мог ли Калинин – русский человек (крещеный) – подписать такой варварский документ по отношению к русским православным священнослужителям? Приказной, энергичный тон – “расстреливать беспощадно и повсеместно. И как можно больше”. Это не стиль Калинина. В дальнейшем моем повествовании читатели убедятся – Калинин не может быть автором этого письма, его чисто человеческие качества несовместимы с подобной жестокой кровожадностью. В сотнях документов, подписанных им как председателем ВЦИК, совсем иная тональность. Калинин всегда отличался доброжелательностью, за что пользовался огромным уважением, и звали его в народе “Всесоюзным старостой”.

Но документ перед нами и подписан Калининым. Все правильно. Только скрыта за этим большая партийная тайна. Дело в том, что решением Политбюро Калинина обязали подписывать все документы, подготовленные Троцким. Уничтожение православных церквей и священников распоряжением и стараниями сионистов могло вызвать возмущение народа и окончиться печально. Вот и подставили русского уважаемого Калинина как ширму, для того чтобы спрятать истинных варваров.

Этот документ подготовил, несомненно, Троцкий. В годы гражданской войны он издал подобных расстрельных приказов сотни – это его стиль, его беспощадность.

Прошу обратить внимание на порядок, в котором расположены подписи: обычно старший по должности или по положению подписывает первым. Здесь мы видим подпись Ленина после Калинина, хотя по должности (указанной здесь же) Ленин как председатель Совета Народных Комиссаров выше председателя ВЦИК, являющегося исполнительным органом.

Почему же так расположены подписи? Закономерно предположение – подпись Ленина допечатана позднее, и поставлено его факсимиле – что практиковалось в работе аппарата ЦК. В солидном двухтомном научном труде “Политбюро и церковь в 1922—1925 гг.” (Архивы Кремля) на стр. 5, том I при описании документов сказано: “...в определении автографичности – выявлены единичные случаи, когда подписи членов Политбюро под подлинными документами исполнялись их техническими секретарями, делопроизводителями, подчас с умелым подражанием автографу; оказалось также, что иногда одни члены Политбюро исполняли подписи за других”». Последнее замечание для нас является очень важным!

Косвенными доказательствами непричастности Ленина к разбираемому «документу» могут служить и выдержки из написанной в октябре 1919 года книги Н. Бухарина (гораздо более левого, чем Ильич) и Е. Преображенского (сына священника, между прочим) под названием «Азбука коммуниста». Такая, к примеру: «Но борьба с религиозной отсталостью масс должна вестись не только со всей энергией и настойчивостью, но и с должным терпением и осторожностью. Верующая масса является очень чуткой ко всякому оскорблению её чувств, и насильственное внедрение атеизма в массы, соединённое с насильем и издевательствами над религиозными обрядами и предметами культа, не ускоряет, а задерживает борьбу с религией. Церковь, в качестве гонимой, начинает пользоваться ещё большим сочувствием масс и пробуждает в них уже давно забытые связи между религией и защитой национальной свободы, усиливает антисемитизм и вообще мобилизует все пережитки уже наполовину отмершей идеологии». Мы видим здесь более мягкие методы борьбы с религией и аккуратные формулировки в отличие от «Указания», что абсурдно.

Кроме того, привлекает внимание проговорка об опасности пробуждения связи между религией и защитой национальной свободы, а также усиление антисемитизма, который и так зашкаливал с самого начала власти «комиссаров». Тогда народ рассудил так: «Советская власть без жидов – наша власть». Недаром через неделю после расправы с Царской семьёй Янкель Свердлов продавил расстрельную статью закона, карающую за антисемитизм. А в данном случае «Коля Балаболкин», «Бухарчик», выдаёт богоборцев – космополитов с потрохами. Мало того, в другой главе этой же книги, защищая еврейское начало в революции, оправдывая международных банкиров, он тем самым высвечивает и своих хозяев – владельцев Коммунистического проекта, инспираторов мировой революции.

«Евреев преследовало и травило царское самодержавие, чтобы спастись от рабоче-крестьянской революции. (…) Наконец в последнее время во всех странах замечается усиление травли евреев со стороны буржуазных классов. Буржуазия разных стран не только борется таким путём с одним из конкурентов по ограблению пролетариата, но и борется с надвигающейся революцией по способу Николая Второго. Ещё недавно антисемитизм в Германии, Англии, Австрии был развит очень слабо. Теперь даже министры Англии произносят антисемитские речи. Это верный признак того, что буржуазный строй на Западе накануне крушения и что буржуазия пытается откупиться от рабочей революции, дав ей на съедение Ротшильдов и Мендельсонов. В России антисемитизм притих во время Февральской революции и, наоборот, стал усиливаться тем больше, чем сильнее обострялась гражданская война буржуазии с пролетариатом и чем безнадёжнее делались попытки буржуазии. Всё это доказывает, что антисемитизм есть один из видов борьбы с социализмом, и плох будет тот рабочий и крестьянин, который даст себя дурачить своим классовым врагам». (Получается, хорош только тот рабочий, который позволяет себя дурачить выходцам из древнего Бунда? А социализм может быть исключительно еврейским?)

В великолепной работе философа-диссидента Михаила Агурского «Идеология национал-большевизма» антисемитизм той поры (не только, кстати, со стороны «правых») объясняется доступно, при этом показывается вся фальшь троцкизма. Вот небольшой отрывок: «Было бы серьезной ошибкой считать, что восприятие революции как инородческой было лишь достоянием правой части русского общества. Подобные взгляды высказываются и в либеральной, и даже в левой среде, хотя в этих кругах идея еврейско-масонского заговора никогда не п

«Бабушка русской революции» эсерка Брешко-Брешковская заявила: «Большевики все разрушили, а почему они это сделали? Потому что они в большинстве своем не русские люди! Да, только потому, что они не русские люди. Они – разбойники. Совет рабочих депутатов – это шайка разбойников. А самое важное то, что они не русские люди!».

В январе 1918 г. находящиеся под влиянием эсеров рабочие – строители Кронштадтской крепости официально протестуют против назначения православных священников на дежурство в качестве милиционеров, подчеркивая, что «ни один еврейский раввин, магометанский мулла, римско-католический ксендз и немецкий пастор, кроме православных священников», не был назначен исполкомом, который, как говорится в протесте, «состоит исключительно из инородцев».

В воззвании, подписанном «рабочими» Архангельска в защиту эсеровского правительства Н. Чайковского, говорится, что поруганы и разграблены только «русские православные церкви, а не еврейские синагоги». В то время как смерть от голода и болезней уносит сотни тысяч русских жизней, «еврей не умирает от голода и болезней».

Когда М. Калинин, председатель ВЦИК, агитировал в одной из поездок рабочих поддержать советскую власть, один из присутствующих ответил ему, что это произойдет лишь после того, как советская власть избавится от евреев.

Недовольство евреями-большевиками высказывается в это время даже со стороны Горького, которого вряд ли можно заподозрить в антисемитизме, и вдобавок близкого к большевикам. В 1918 г. он резко нападает на Зиновьева и Володарского, которые «упрямо забывают, что их бестактность и глупости служат материалом для обвинительного акта против евреев вообще». Горький при этом замечал, что «есть тысячи евреев, которые ненавидят Володарских ненавистью, вероятно, столь же яростной, как и русские антисемиты.

Впоследствии, находясь уже в эмиграции, Горький неоднократно жаловался на то, что новые вожди своей неумной политикой возбуждают ненависть против евреев, и даже высказывает однажды предположение, что делают это они умышленно. Известный химик, академик Ипатьев, видевший Горького в Берлине в 1922 – 1923 годах, рассказывает о своей беседе с ним, где Горький говорил, что в России должны доминировать русские. Он обращал как на пример внимание на то, что советская торговая миссия в Берлине на 98% состоит из евреев».

Что нужно подчеркнуть в этом отрывке? По решению ВЦИК Свердлова (который пытался занять место «больного» Ленина) именно православные храмы были поруганы и разграблены, но не синагоги; именно православных священников назначали дежурить в качестве милиционеров, но не раввинов, мул или ксёндзов!

А вот целая главка того же автора: «Уже на очень раннем этапе советской власти возникло представление о том, что большевики и коммунисты – не одно и то же. Большевики – это русские, давшие народу землю, в то время как коммунистам приписывали инородческое происхождение и стремление навязать народу новое иго.

Бунин передаёт разговор между красноармейцами в Одессе 1919 года: «Вся беда от жидов, они все коммунисты, а большевики – все русские».
Это взгляд был распространён очень широко в самых разных слоях и невозможно указать какой-либо его определённый и единственный источник. Скорее всего он возник стихийно. Это признавал Троцкий, сказав как-то, что мужик попытался принять большевиков и отвергнуть коммунистов. Но это был не только мужик. С коммунистами связывали имена Троцкого и Зиновьева, но не Ленина. Это убеждение незаметно преобразуется в один из основных принципов национал-большевиков. Возникает миф о «большевике» Ленине как о пленнике евреев, от которого коммунисты скрывают правду. В Кронштадте уничтожались портреты лишь Троцкого и Зиновьева, но не Ленина. При этом Троцкого называли убийцей, а Зиновьева – мерзавцем. Их отождествляли с интернационалистским крылом партии, а не с Россией. Эмигрант Дзогаев предложил даже следующую версию смерти Ленина. Тот будто бы понимал задачи русской революции иначе, чем его «махровые» друзья не большевистской, а марксистской еврейской революции, которые пустили русскую революцию по еврейским рельсам экспрессом… Посыпались приказы и декреты, совершенно чуждые ленинским идеям. В 1923 году Ленин выпалил: «К русскому коммунистическому движению присосалось 90% жидовской сволочи». После этого Ленин якобы был умерщвлён». («Большевизм против коммунизма»)

Вроде бы наивно, но как точно! Чутьё, однако… Народ можно какое-то время держать за дурака, но обмануть вряд ли… Русские, мысля сердцем, выбрали линию Ленина-Сталина (прорусскую), а не линию Троцкого сотоварищи (космополитическую).

Кратко суть борьбы этих антагонистов изложил лучший друг Троцкого, масон Христо Раковский во время допросов 1938 года. Приведем некоторые выдержки: «Настоящей партией «беспартийного» Троцкого был древний «Бунд» еврейских пролетариев, из которого родились все московские революционные ветви и которым он дал на девяносто процентов своих руководителей; не официальный и общеизвестный Бунд, а Бунд секретный, вкраплённый во все социалистические партии, вожди каковых почти что все находились под их руководством»;

«Брестский мир был ошибкой и бессознательной изменой Ленина Интернациональной Революции… Совсем другой получилась бы тогда европейская карта. Но Ленин, опьянённый властью, при содействии Сталина, который тоже уже попробовал сладость власти, поддерживаемые национальным русским крылом партии, располагая материальной силой, навязали свою волю. Тогда вот и родился «социализм в одной стране», то есть национал-коммунизм, достигший на сегодняшний день своего апогея при Сталине»;

«… борьба была жестокая, хотя и скрытая с той целью, чтобы не скомпрометировать наше участие во власти. Троцкий организовал при помощи своих связей покушение Каплан на Ленина. По его приказу Блюмкин убил посла Мирбаха. Государственный переворот, подготовлявшийся Спиридоновой с её социал-революционерами, был согласован с Троцким. Его человеком для всех этих дел, стоявшим вне подозрений, был тот Розенблюм, литовский еврей, который пользовался именем О,Рейли и был известен как лучший шпион при Британской Интеллидженс. На самом деле это был человек от «Них»;

«Гражданская война укрепляет позиции Троцкого для перехвата власти у Ленина. Так оно и было, вне сомненья. Старому революционеру можно было уже умереть, будучи прославленным. Если он остался в живых, то он не вышел живым после тайного процесса для насильственного прекращения его жизни, которому он был подвергнут»;

«Во время болезни Ленина у Троцкого в руках находились нити власти, более чем достаточные для того, чтобы он мог наследовать Ленину. И даже были приняты меры для объявления смертного приговора Сталина. Троцкому-диктатору достаточно было бы иметь в руках письмо Ленина против его тогдашнего шефа Сталина, которое вырвала от своего супруга Крупская, чтобы ликвидировать Сталина. Но глупая случайность, как вы знаете, разрушила все наши планы. Троцкий случайно заболевает (психосоматической лихорадкой- прим. автора) и в решительный момент, когда Ленин умирает, он делается неспособным к какой-либо деятельности на срок в несколько месяцев». (И. Ландовский «Красная симфония»)
В итоге национал-большевик, «бонапартист», Сталин обыграл «перманентного революционера» Бронштейна, ставленника шиффов, кунов, лоебов и прочих «творцов катаклизмов» из клана Ротшильдов и занял место вождя партии большевиков почти на тридцать лет.

Мы к этому ещё вернёмся, а сейчас для нас важно определиться, кто же был инспиратором гонений на Церковь в 20-е годы – «злодей» Ленин или его конкурент- «безпощадный революционер» Троцкий? Нас интересует 1921-1923 годы…

Взятием Крыма в ноябре 1920 года Гражданская была завершена, если не считать боевые действия на Дальнем Востоке, продолжавшиеся до конца 1922 года. Разруха и голод как результат интервенции, гражданской войны и экономической блокады со стороны Запада, а также неудачный Польский поход заставили Ленина поумерить революционный пыл и скорректировать проводимую политику. Экономика отодвинула «мировую революцию» на второй план, и в начале 1921 года в России провозгласили НЭП. (В 1923 году после провала Германской революционной авантюры «мировую революцию» отодвинули ещё дальше – «на далёкую перспективу».)

Хотя первые мирные договоры были подписаны в 1920 году РСФСР с бывшими окраинами Российской империи: Эстонией, Латвией, Литвой и Финляндией, а начиная с марта 1921 года капиталистические Великобритания, Норвегия, Германия, Италия и другие подписали с Россией торговые соглашения, Сталин в августе того же года констатировал: «Россия до сих пор представляет социалистический остров, окружённый более развитыми в промышленном отношении, враждебными ей капиталистическими странами». Поэтому так важно было для Советской России международное признание. Большие надежды Ленин возлагал на предстоящую Генуэзскую конференцию, поэтому с начала 1922 года занимался подготовкой к ней, в том числе и созданием нужного имиджа страны, которому религиозные гонения были противопоказаны. В итоге на конференцию в Италию вместо Ленина поехал Г. Чичерин, потому что состояние здоровья вождя пролетариата оставляло желать лучшего: с середины марта у него начались эпилептические приступы. Понятно, что тогда ему было не до религии (чуть позже, в мае, у него случился первый удар).

Зато религиозным вопросом занялся неутомимый «организатор» Троцкий в качестве «особоуполномоченного Совнаркома по учёту и сосредоточению ценностей» (то есть беспардонной и провокационной конфискации церковных ценностей). Помощником Льва Давидовича в этом стала его жена Наталья Троцкая (дочь банкира Животовского, партнёра Варбургов), возглавлявшая в Наркомпросе отдел музеев. Руководящая роль Бронштейна-Троцкого в очередном погроме Церкви тщательно скрывалась, дабы не вызвать всплеска антисемитизма. Хотя приданный масону Троцкому осенью 1922года, для усиления, главный «Безбожник» Емельян Ярославский также был евреем – Минеем Губельманом.

А началось всё с создания большевиками в июле 1921 года Всероссийского комитета помощи голодающим (Помгол), в который вошли представители русской культуры, общественные и политические деятели. Комитет был организован для того, чтобы получить помощь из-за границы (в основном США). Но сбор средств и продовольствия для голодающих начала проводить и Русская Церковь. Пишется обращение к главам Поместных церквей, Римскому папе, Архиепископу Кентерберийскому и епископу Нью-Йоркскому с призывом произвести сбор денег и средств для голодающих Поволжья и других регионов. Основывается Всероссийский церковный комитет помощи голодающим, во всех храмах проводится сбор денег. Однако, церковный комитет советская власть запретила, но деньги собирать разрешила через Синод.

Приведём выдержку из Воззвания патриарха Тихона, сделанного в ответ на Декрет ВЦИКа по поводу изъятия церковных ценностей (13/26 февраля 1922года): «Желая усилить возможную помощь вымирающему от голода населению Поволжья, Мы нашли возможным разрешить церковно-приходским Советам и общинам жертвовать на нужды голодающим драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления,— о чем и оповестили православное население 6/19 февраля с/г. особым воззванием, которое было разрешено Правительством к напечатанию и распространению среди населения.

Но вслед за этим, после резких выпадов в правительственных газетах, по отношению к духовным руководителям Церкви, 13/26 февраля В.Ц.И.К., для оказания помощи Голодающим, постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и проч. богослужебные церковные предметы.

С точки зрения Церкви, подобный акт является актом святотатства, и мы священным нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад наших.

Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, неосвященных и неимеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближняго, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской церкви и карается Ею, как святотатство» (15/28 февраля 1922 года)
Видимо, к этому времени Троцкий и становится «особоуполномоченным» и уже в начале марта развивает кипучую деятельность. 11 марта Троцкий обращается с запиской к членам Политбюро ЦК РКП(б) с предложением о создании секретной комиссии по изъятию ценностей из московских церквей для закупки хлеба за рубежом для голодающих. 13 марта Политбюро даёт «добро».

«Помощь голодающим» неистовый Лейба Бронштейн расширяет до борьбы с Церковью как таковой через конфискацию церковных ценностей, разрушение храмов и репрессий против священников. А поводом стали кровавые беспорядки при изъятии церковных ценностей в Москве, Шуе, Смоленске и других местах. 22 марта 1922 года он пишет очередное письмо в Политбюро с предложениями о репрессиях против духовенства:

«Приложение к протоколу Политбюро № 115 п. 12.»
1. Арест Синода и патриарха признать необходимым, но не сейчас, а примерно через 10-15 дней.
2. Данные по Шуе опубликовать, виновных Шуйских попов и мирян – Трибуналу в недельный срок (коноводов - расстрелять).
3. В течение этой же недели поставить процесс попов за расхищение церковных ценностей (фактов таких немало).
4. С момента опубликования о Шуе, печати взять бешенный тон, дав сводку мятежных поповских попыток в Смоленске, Питере и пр.
5. После этого арестовать Синод.
6. Приступить к изъятию во всей стране, совершенно не занимаясь церквами, не имеющими сколько-нибудь значительных ценностей.
Л.Троцкий

23 марта - ещё одно письмо. А 30 марта Троцкий подготовил «совершенно секретную» Записку в Политбюро ЦК РКП(б) «О политике по отношению к церкви».

«В ней Лев Давыдович со свойственной ему чертой — показать свою образованность — описывает деяния церкви с давних времен в Европе и в царской России, вскрывает ее буржуазно-соглашательскую суть.

Церковь, вся пропитанная крепостническими, бюрократическими тенденциями, не успевшая проделать буржуазной реформации, стоит сейчас лицом к лицу с пролетарской революцией. Какова же сможет быть ее дальнейшая судьба? Намечаются два течения: явно, открыто контрреволюционное с черносотенно-монархической идеологией и — “советское”. Идеология “советского” духовенства, по-видимому, вроде сменовеховской, т. е. буржуазно-соглашательская.

В то время, кроме репрессивной борьбы с религией, проводилась тайная линия ГПУ по разложению Церкви изнутри, предпринимались попытки “раскола”, создания обновленческой Церкви, которая сотрудничала бы с советской властью. Троцкий называл такую Церковь “сменовеховской”.
Это мероприятие не устраивало Троцкого, ему не нужна была Православная Церковь вообще.

“Сменовеховцев” Троцкий предлагает использовать временно, как тактическое средство: “...Если бы медленно определяющееся буржуазно-соглашательское сменовеховское крыло церкви развилось и укрепилось, то она стала бы для социалистической революции гораздо опаснее церкви в ее нынешнем виде. Ибо, принимая покровительственную “советскую” окраску, “передовое” духовенство открывает себе тем самым возможность проникновения и в те передовые слои трудящихся, которые составляют или должны составить нашу опору.

6. Поэтому сменовеховское духовенство надлежит рассматривать как опаснейшего врага завтрашнего дня. Но именно завтрашнего. Сегодня же надо повалить контрреволюционную часть церковников, в руках коих фактическое управление церковью. В этой борьбе мы должны опереться на сменовеховское духовенство, не ангажируясь политически, а тем более принципиально. (Позорные передовые статьи в партийных газетах о том, что “богородице приятнее молитвы накормленных детишек, чем мертвые камни” и пр.).

7. Чем более решительный, резкий, бурный и насильственный характер примет разрыв сменовеховского крыла с черносотенным, тем выгоднее будет наша позиция. Как сказано, под “советским” знаменем совершаются попытки буржуазной реформации православной церкви. Чтобы этой запоздалой реформации совершиться, ей нужно время. Вот этого-то времени мы ей не дадим, форсируя события, не давая сменовеховским вождям очухаться.

8. Кампания по поводу голода для этого крайне выгодна, ибо заостряет все вопросы на судьбе церковных сокровищ. Мы должны, во-первых, заставить сменовеховских попов целиком и открыто связать свою судьбу с вопросом об изъятии ценностей; во-вторых, заставить довести их эту кампанию внутри церкви до полного организационного разрыва с черносотенной иерархией, до собственного нового собора и новых выборов иерархии.

9. Во время этой кампании мы должны сменовеховским попам дать возможность открыто высказываться в определенном духе. Нет более бешеного ругателя, как оппозиционного попа. Уже сейчас некоторые из них в наших газетах обличают епископов поименно в содомских грехах и пр. Думаю, что следует разрешить им и даже внушить им необходимость собственного органа, скажем, еженедельника для подготовки созыва собора в определенный срок. Мы получим, таким образом, неоценимый агитационный материал. Может быть, даже удастся поставить несколько таких изданий в разных концах страны. Мы до завершения изъятия сосредотачиваемся исключительно на этой практической задаче, которую ведем по-прежнему исключительно под углом зрения помощи голодающим. Попутно расправляемся вечекистскими способами с контрреволюционными попами, ответственными за Шую, и пр.” (…)

Первыми с этой запиской знакомились члены Политбюро, любопытно их мнение: “За — Молотов. За — Зиновьев. За — Калинин”.
Сталин не высказывался ни “за”, ни “против”.

2 апреля 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) утвердило “Практические предложения по изъятию ценностей”.

Еще раз обращаю внимание на то, что Политбюро принимает меры по изъятию церковных ценностей для помощи голодающим. Троцкий же превращает это мероприятие в борьбу с Церковью вообще, с истреблением как старой, так (со временем) и обновленной “сменовеховской” церкви.

Это и есть доведение антирелигиозной (по программе — мирной, агитационной) борьбы до абсурда, то есть, прикрываясь архикоммунистическими высказываниями, вызвать недовольство среди верующих и духовенства (старого и нового толка), чем противопоставить народ и священнослужителей правительству. А правительство, в свою очередь, будет вынуждено подавлять это сопротивление, т. е. истреблять верующих.

За выполнение директив Троцкого взялись с присущей им энергией и хорошей организованностью десятки тысяч бывших членов Еврейской коммунистической партии, принятых в ВКП(б) и только формально заявивших об отказе от своих сионистских постулатов.

Не нужно увеличительного стекла, чтобы разглядеть во всем вышесказанном сионистские намерения: а) уничтожить стоящую на их пути православную веру; б) озлобить народ против большевиков, якобы являющихся проводниками этой антирелигиозной террористической политики.
По предложению Троцкого для осуществления его антирелигиозной программы были созданы газета “Безбожник” и журнал “Воинствующий безбожник”, а также “Центральный Совет Союза воинствующих безбожников”, состав которого (и подчиненных ему редколлегий, и актива авторов) не вызывает сомнения в их не только троцкистской, но и сионистской направленности. Они вели повседневную широкую атаку на православную веру. Ложь, провокации, грубое надругательство над чувствами верующих, оскорбление священнослужителей — это хорошо организованная и оплаченная кампания.». (Владимир Карпов «Генералиссимус»)

В апреле того же года проходит XI съезд РКП(б), Сталин становится генеральным секретарём. 10 апреля начинает свою работу Генуэзская конференция, неожиданным (имевшим эффект разорвавшейся бомбы для Запада) побочным актом которой стало заключение Россией Раппальского договора с Германией. Тогда же начинается судебный процесс над патриархом Тихоном (он под домашним арестом, за которым последовала годовая изоляция в Донском монастыре).

26 апреля глава ВЦИК М.И. Калинин пишет телеграмму Ревтрибуналу – приостановить исполнение расстрельного приговора четверым священникам за события в Шуе. Троцкий взбешён «недисциплинированностью» Калинина и жалуется на него в Политбюро.

24 мая Троцкий направляет в Политбюро ЦК следующие предложения: «Внутренняя борьба в церкви приняла широкий характер. После отстранения Тихона во главе церкви стала группа из элементов «центра» (Антоний) и левых (несколько молодых попов).

Движение идёт главным образом под знаменем церковного собора. Новое церковное управление может определиться в трёх направлениях:
1. сохранение патриаршества и выборы лояльного патриарха.
2. Уничтожение патриаршества и создание коллегии (лояльного синода).
3. Полная децентрализация, отсутствие всякого центрального управления (церковь, как «идеальная» совокупность общин верующих).

Полагаю, что нам пока нет надобности ангажироваться ни в одном из этих направлений (даже официально). Гораздо выгоднее, если между этими тремя ориентировками разгорится серьёзная борьба. С этой целью созыв церковного собора лучше оттянуть. Окончательный выбор сделать позже, если вообще понадобится делать выбор».

Политбюро одобряет предложения, сделав указание Калинину и Енукидзе на «недопустимость волокиты», 26 мая 1922 года. В этот же день, кстати сказать, у Ленина случился первый удар, от которого он оправился только к октябрю. В Совнаркоме Ленина замещает Каменев, а в Политбюро верховодит Троцкий.

В июне 1922 года в Петрограде состоялся суд над представителями Церкви по обвинению в «сопротивлении при изъятии ценностей». Осуждены 86 человек, четверых расстреляли в ночь с 12 на 13 августа. Были убиты митрополит Петербургский и Гдовский Вениамин (Казанский), архимандрит Сергий (Шеин), профессор Ю.Новицкий, И. Ковшаров.

За два года репрессий были осуждены около 10 тысяч человек, многих расстреляли. М.И. Калинин как мог сопротивлялся таким «директивам» ЦК, а И.В. Сталин тогда ещё не обладал такой властью, которая позволила бы выступить открыто против «могущественного председателя Реввоенсовета» Троцкого…

А теперь о «главном» документе, на котором выстроено обвинение вождя большевиков как основоположника церковных гонений 20- х годов, - «строго секретном» письме Ленина Молотову, датированном 19 марта 1922 года. Это «письмо» оказалось фальшивкой! В газете «Память» №4 за 1992 год Новосибирского Академгородка была размещена прекрасная статья «Нет ни автографа, ни подписи», доказывающая факт подделки этого «исторического документа». Приведём её целиком:

«За последние два года получило широкое распространение так называемое секретное письмо Ленина об изъятии церковных ценностей, адресованное В.М. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП (б) от 19 марта 1922 года (в дальнейшем - «письмо»). Из текста этого «письма» перед читателем предстает ранее неизвестный, новый образ Ленина - образ лживого, жестокого, коварного политика, образ человека-чудовища.

Мы покажем, что «письмо» является фальшивкой, которую не подписывал и даже никогда не видел В.И. Ленин. Для этого мы воспользуемся публикацией документа, хранящегося в Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма под шифром: ЦПА ИМЛ, фонд 2, опись 1, документ 22947. Опубликован он в журнале «Известия ЦК КПСС», 1990, N4, с. 190-193, под названием «Письмо В.М. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП (б) от 19 марта 1922 г.».

Из последних строк документа следует, что это машинописный текст без подписи В.И. Ленина, который под диктовку Ленина приняла по телефону М.А. Володичева. Поясним, что М.А. Володичева - личный секретарь В.И. Ленина (см. Полн. собр. соч., т.45, с.602). Ленин с 6 по 25 марта 1922 года жил в Корзинкине близ села Троицкое-Лыково Московского уезда. Там он готовился к XI съезду РКП (б), оттуда руководил работой Политбюро по подготовке XI съезда (ПСС, т.45, с.663).

Письмо В.М. Молотову для членов Политбюро от 19 марта 1922 года упоминает среди работ Ленина и ПСС, т.45, с.666, но не числится среди неразысканных писем В.И. Ленина (т.54, с.534-535). Это, по-видимому, единственное «письмо Ленина» большого объёма (2,5 страницы), которое почему-то не вошло в ПСС. Наверное, некоторым работникам ЦПА ИМЛ было очевидно, что это подделка, - например, из архива В.М. Молотова, который ушел на пенсию только в 1962 году, за два года до выпуска 45-го тома ПСС.

На «письме» нет пометок ни одного члена Политбюро ЦК РКП (б), есть только пометка В.М. Молотова: «Согласен. Однако предлагают... 19.III. В. Молотов» («Известия ЦК КПСС», 1990, N4, с. 193, примеч. 2). Но в 1922 году (В.М. Молотов не был членом Политбюро, и его согласия, следовательно, и не требовалось. Членом Политбюро он стал в 1926 году (ПСС, т. 45, с. 643). Членом Президиума ЦК КПСС Молотов был до 1957 года, умер в 1986 году.

Согласно тексту «письма», Ленин просит «копий с письма ни в каком случае не снимать», а также поясняет: «...поэтому изложу свои соображения письменно». Но это нелепость: Ленин «письма» не писал, оно было якобы продиктовано им по телефону М.А. Володичевой (которая, кстати, могла напечатать на машинке сразу несколько копий без уведомления об этом Ленина).

Вопрос об изъятии церковных ценностей вообще не беспокоил Ленина. Ему не нужно было расстреливать представителей реакционного духовенства, поскольку вредители и саботажники засели в наркоматах, Совнаркоме, ЦК РКП(б) и даже в Политбюро (например, Троцкий, Зиновьев, Каменев). Не В.И. Ленина, а Л.Д. Троцкого волновал вопрос об изъятии церковных ценностей. Л.Д. Троцкий разработал проект директивы об изъятии церковных ценностей, который с поправками был принят на заседании Политбюро ЦК РКП(б) 20 марта 1922 года. На заседании присутствовали члены Политбюро Л.Д. Троцкий, Л.Б. Каменев, И.В. Сталин и кандидат в члены Политбюро В.М. Молотов («Известия ЦК КПСС», 1990, N4, с.194, примеч.4).

Текст директив Политбюро от 20 марта об изъятии церковных ценностей приведен на с. 194-195. Сравнивая эти директивы (Л.Д. Троцкого) с текстом «письма», можно увидеть много общего. Например, наличие секретных и официальных комиссий по изъятию церковных ценностей, а также требование, чтобы национальный состав официальных комиссий не давал повода для шовинистической пропаганды (иначе: поменьше евреев!). В обоих документах требуется не допустить черносотенной агитации, но «письмо» приписывает Ленину большую, чем у Троцкого, ненависть к черносотенному духовенству и большую, чем у Троцкого, жестокость по подавлению черносотенного духовенства (расстрелами!).
Содержание «письма» кричаще противоречит духу всех писем, статей и выступлений Ленина в этот период.

В частности, 18 марта 1922 г. В.И. Ленин посылает письмо В.М. Молотову (ПСС, т.45, с.53), где требует суровых уголовных наказаний для «преступников-коммунистов, коих надо вешать». Ленин требует: «Коммунистов суды обязаны карать строже, чем некоммунистов». Это письмо Ленина заканчивается фразой: «Верх позора и безобразия: партия у власти защищает «своих» мерзавцев!!».

Вот кто для Ленина был опаснее черносотенного духовенства!

6 марта 1922 года В.И. Ленин говорит: «После того, как мы начали чистку партии и сказали себе: «Шкурников, примазавшихся к партии, воров - долой!», - стало у нас лучше».

Но ярче всего показывает, чем жил В.И. Ленин в марте 1922 года, его «Политический отчет ЦК XI съезду РКП(б)». В этом докладе Ленин рассказывает о том, как нарком внешторга Л.Б. Красин саботировал закупку продовольствия в «страшно, ужасно голодную» зиму 1922 г. В конце доклада Ленин говорит, что 99 из 100 коммунистов не умеют вести дело и должны сейчас учиться, что из 120 различных комиссий после чистки было оставлено только 16, что из 18 наркоматов 15 никуда не годны.

Именно вредительство в руководстве и управлении страной, а не изъятие остатков уже разграбленных ранее (в 1918-1920 годах) церковных ценностей беспокоило В.И. Ленина.

И именно из-за его стремления очистить партию от шкурников и воров личные врачи Ленина вели в это время систематическое отравление его организма с целью окончательного подрыва здоровья Ленина и отстранения его от руководства страной, что и было успешно осуществлено к 5 марта 1923 г.

А «письмо об изъятии церковных ценностей» было сфабриковано, по-видимому, позже. Во всяком случае оно было готово к 1964 году, когда был выпущен 45-й том ПСС Ленина, где специально для заметки об этом «письме» было выделено место на с. 666. Но число 666 - число Сатаны-Люцефера, привлекает внимание всех каббалистов, иудеев и масонов: «Здесь тайна, здесь ложь, здесь наше присутствие!».

Ради размещения заметки о существовании «письма» на с. 666 большое количество писем из тома 45 было перенесено в том 54, в результате чего том 54 распух до 864 страниц. Для сравнения: в томе 53 всего 546 страниц, на 36% меньше, чем в томе 54.

Добавим, что впервые «письмо» было опубликовано в Париже в «Вестнике русского студенческого христианского движения», N98 в 1970 году - к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина (см. «Известия ЦК КПСС»,1990, N4, с.174; журнал «Наш современник», 1990, N4, с.169 указывает, что это письмо опубликовано под редакцией М.Л. Струве в 1970 году в N97 - а не в N 98! - на с.54-57).

Следующая публикация «письма» состоялась в парижской газете «Русская мысль» 1 апреля 1971 года («Первый апрель - никому не верь!»).
И, наконец, в 1990 году к 120-летию со дня рождения В.И. Ленина в апрельских номерах сразу два журнала - «Известия ЦК КПСС», N4 с.190-193 и «Наш современник», N4, с.167-169 опубликовали «письмо» под наименованием «Письмо В.И. Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б) от 19 марта 1922 г.» Публикация в «Известиях ЦК КПСС» вместе с дополнительными примечаниями позволяет легко понять, что этот документ - фальшивка. (…) То, что это «письмо» - фальшивка, должны знать все!» - В.Черкашин, Новосибирск.

Вскоре после выступления Ленина на IV Конгрессе Коминтерна, где он высказался против членства масонов в партии, 16 декабря 1922 года у него случился второй инсульт (на даче в Горках). Последствия были тяжёлыми, из-за чего врачи запретили Владимира Ильича волновать, отменили посещения больного и т.д., а диктовать разрешили не более 10-15 минут в день. Но госпожа Крупская на все запреты плевала, что вынудило Сталина, отвечавшего перед ЦК за здоровье Ленина, грубо её одёрнуть. Потом Сталин, конечно, извинился, но истеричная «красная фурия», всегда тяготевшая к Троцкому, всё же нажаловалась только начинавшему приходить в себя супругу, что вылилось не только в дополнительно надиктованное «письмо к съезду», но и привело в итоге к третьему инсульту (10 марта 1923 года), от которого Ленин уже не оправился …

Современные ура-патриоты и «православнутые» правдолюбы, клеймя «величайшего злодея», «сатаниста» Ленина, лишь повторяют антисоветские мифы и штампы, созданные ликвидаторами Третьего Рима, льют воду на мельницу современных космополитов и экуменистов. В создание мифа о «кровожадности» Ленина немалую лепту внёс всё тот же «Иудушка»-Троцкий.

Вот что об этом написал 26 ноября 1924 года И.В. Сталин в статье «Троцкизм или ленинизм?»: «Старый троцкизм старался развенчать Ленина более или менее открыто не боясь последствий. Новый троцкизм поступает более осторожно. Он старается сделать дело старого троцкизма под видом восхваления Ленина, под видом его возвеличения. Я думаю, что стоит привести несколько примеров.

Партия знает Ленина, как беспощадного революционера. Но она знает также, что Ленин был осторожен, не любил зарывающихся и нередко пресекал твёрдой рукой увлекающихся террором, в том числе и самого Троцкого. Троцкий касается этой темы в своей книге «О Ленине». Но из его характеристики выходит, что Ленин только и делал, что «вколачивал при каждом подходящем случае мысль о неизбежности террора». Получается впечатление, что Ленин был самым кровожадным из всех кровожадных большевиков.

Для чего понадобилось Троцкому это ненужное и ничем не оправдываемое сгущение красок?

Партия знает Ленина, как примерного партийца, не любящего решать вопросы единолично. Без руководящей коллегии, наскоком, без тщательного прощупывания и проверок. Троцкий касается в своей книге и этой стороны дела. Но у него получается не Ленин, а какой-то китайский мандарин, решающий важнейшие вопросы в тиши кабинета, по наитию»…


















 



Материалы с наибольшим количеством просмотров
  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2016 г. г.