СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Нечистые духом и сердцем: 2.0

17 ноября 2019 г.

Николай Владимирович Каклюгин

Продолжение выступления Николая Каклюгина на судебном заседании 10.10.2019 г. в Пролетарском районном суде города Ростова-на-Дону с пояснениями по сути дела.

- «Кто может сказать, что выследил глубину этих погибших сердец и прочел в них сокровенное от всего света? Но ведь можно же было, во столько лет, хоть что-нибудь заметить,  поймать, уловить в этих сердцах хоть какую-нибудь черту, которая бы свидетельствовала о внутренней тоске,
 о страдании. Но этого не было, положительно не было.

 

Да, преступление, кажется, не может быть осмыслено с данных, готовых точек зрения, и философия его несколько потруднее, чем полагают. Конечно, остроги и система насильных работ не исправляют преступника; они только его наказывают и обеспечивают общество от дальнейших покушений злодея на его спокойствие. В преступнике же острог и самая усиленная каторжная работа развивают только ненависть, жажду запрещенных наслаждений и странное легкомыслие.

Но я твердо уверен, что знаменитая келейная система достигает только ложной, обманчивой, наружной цели. Она высасывает жизненный
сок из человека, энервирует его душу, ослабляет ее, пугает ее и потом нравственно иссохшую мумию, полусумасшедшую представляет
как образец исправления и раскаяния. Конечно, преступник,восставший на общество, ненавидит его и почти всегда считает себя правым, а его виноватым. К тому же он уже потерпел от него наказание, а через это почти считает себя очищенным, сквитавшимся». 
/Ф.М. Достоевский «Записки из мертвого дома», ч. 1, гл. I/

Это цитата из великолепно описывающего всю суть арестантского мира, основные типажи, характерологические особенности подгрупп тех или иных осуждённых во времена великого классика мысли и пера Федора Михайловича Достоевского, а также тех, кто привёл их на скамью подсудимых и присматривающих за ними в местах заключения, его современников – она невероятно актуальна и по сей день в описании целей и задач, которые явно поставило перед собой сегодня современное российское Министерство внутренних дел совместно с органами прокуратуры и судами Российской Федерации, а также отчасти ФСИН России, прямо по Достоевскому: «Высасывать жизненный сок из человека (читай – гражданина Российской Федерации), энервировать его душу, ослаблять её, пугать её, а потом нравственно иссохшую мумию, полусумасшедшего представлять как образец исправления и раскаяния». В то время было так и чем всё закончилось – кровавым переворотом, названным красиво путчистами, отработавшими, как известно на деньги немецкого и американского капитала – Великой Октябрьской социалистической революцией. Абсолютно очевидно, что этими своими скоординированными действиями сегодня нашу Россию ведут семимильными шагами снова к этому страшному моменту. 

Тюрьма в преступнике развивает не смирение и терпение, а, снова обратимся к классике, «Запискам из мертвого дома» Ф.М. Достоевского: «Только ненависть, жажду запрещенных наслаждений и странное легкомыслие». Помножим то психологическое и духовно-нравственное состояние русского народа и иных, населяющих Российскую империю, народностей – куда более благоприятное и стабильное, не расшатанное почти тотальными пьянством, алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией (препараты типа «Лирика», «Тропикамид» и т.д.) в провинциальной молодёжной среде из групп риска, коих там подавляющее большинство сейчас – и мы получим критическую массу. Которая, кстати, отчасти скоро к 9 мая 2019 года выйдет по амнистии, которую собирается объявить наш Президент с подачи либеральной части общества. Когда никакой, предупреждающей их повторные правонарушения, с данным контингентом работы не проведено. Этот контингент лишь озлоблен до предела, поскольку многие из них сейчас посажены по абсолютно «липовым» статьям, типа ст. 228 ч. 1, 2, ст. 161, ч. 1, через ст. 30, покушение на преступление, а не само преступление. Это лишь пример этих статей УК РФ, их гораздо больше.

Страну готовят к массовым протестным акциям в первую очередь сами же представители силового блока. И то, что мы видели в Москве, это лишь разминка, лишь жалкое их подобие. Это настолько очевидно, что остаётся лишь молиться. О чём есть цитата из стихотворения нашего современника, Николая Александровича Зиновьева: «Не дай такого, Боже мой, чтоб наша Русь, ругаясь матом, пошла по миру не с сумой, а с самым лучшим автоматом». Это как раз об этом. Не приведи Господи!

Именно об этом я написал в своём заявлении на имя председателя Следственного комитета Российской Федерации Александра Ивановича Бастрыкина, направив его 19.07.2019 г. из СИЗО. Чуть позднее в формате открытого письма, 7 августа, оно было опубликовано на федеральном интернет-портале информационно-аналитической службы «Русская народная линия» под названием «Без вины приговорённые: кто усиливает протестные настроения в современной России» (см. здесь)

Это и о моём деле и не только. Позволю себе процитировать фрагмент, значимый в свете сути моего выступления: «Основной идеей у местных силовиков в первую очередь, реализуемой уже который год как конкретные системные незаконные действия, прикрытые прокурорскими работниками и непроницаемой для взглядов извне судейской системой во главе с председателем Ростовского областного суда – организованные массово “посадки” либо рядовых наркоманов с МВД-шными закупщиками вместо [положенной им] чч. 1-2 ст. 228 по чч. 3-5 ПРИМ 228.1 через ст. 30 “Умысел на сбыт” как сетевых крупных наркодилеров [какими они на самом деле не являются], либо людей привлекают, закрывая поскорее по реальным наркоторговцам уголовные дела, добавляя невиновных в группу лиц, причастных к НОН (незаконному обороту наркотиков), либо сооружая совместно – оперативники-следователи [в связке] – под прикрытием той же прокуратуры по территориальности сфабрикованные абсолютно на пустом месте уголовные дела. Последний, описанный выше вариант, случай – мой. Плюс здесь нередко мотив – заказ определённых сил. Когда присоединяется к желанию увеличить поквартальные и ежегодные показатели по подразделению по раскрываемости особо тяжких преступлений, к которым относятся части 3, 4, 5 статьи 228 и 228.1 УК РФ, неважно умысел это или прямой сбыт, добавляется у “оборотней в погонах” ещё и желание банально заработать денег».

Обращаясь к главе Следственного комитета России, дальше я продолжу. «Ситуация в Ростовской области в правоохранительных структурах требует полномасштабной проверки в части незаконно возбуждённых и доведённых до судебных процессов по существу, реальных сроков заключения, обвинительных приговоров уголовных дел по ст. 228 Уголовного кодекса Российской Федерации. Это я вижу, исходя из общения с теми, кто населяет окружающие меня камеры, ходит рядом со мной на прогулки, перемещается на суды в автозаках. Это очевидно, исходя и из журналистских расследований по итогам обращения матерей пострадавших от террора ГУ МВД России по Ростовской области, полицейских в городах района.

Так, в городе Новочеркасске массово возбуждаются дела о сбыте наркотиков по показаниям одних и тех же засекреченных свидетелей-наркоманов. Других доказательств вины следователи не требуют, не предъявляют, а судам того, что предлагают следователи – достаточно. Без дополнительных вопросов Новочеркасский городской суд штампует приговоры на 8-18 лет. Особо преуспел в фальсификации доказательной базы здесь основной поставщик сфабрикованных уголовных дел по этой статье в городе Новочеркасск – следователь Скрябин. На него работает закупщик, некто “Стас Пятёрочка”, по документам следствия засекреченный как “Павленко”. Как минимум, нашлось пять матерей, чьих детей засадил за решётку по фиктивным закупкам провокационного характера этот “Павленко”, ведомый следователем Скрябиным. Подробности об этом в материале “Ростовчанина отправили в тюрьму за торговлю марихуаной, основываясь лишь на показаниях «засекреченного» наркомана со стажем” 

Другая история ещё более чудовищна. Мать, более двух лет боровшаяся за освобождение своего сына, снятие с него всех абсолютно незаконных обвинений, умерла от тяжёлого онкологического заболевания в начале июня 2019 года. Ко мне попало несколько её обращений, написанных в разное время практически во все возможные в России инстанции, министерства и ведомства, общественные советы при МВД России, Уполномоченному по правам человека при Президенте, самому Президенту России, Вам, уважаемый Александр Иванович [Бастрыкину, обращаясь к нему]. Никто её не услышал, как проигнорировали защитников-юристов, все их обоснованные доводы о незаконности уголовного преследования её сына, Миненко Виталия Анатольевича, 1977 г. р. в прошлом спортсмена, уже долгие годы проживающего сначала в Таиланде, а после с супругой и маленькой дочерью в Республике Доминикана. У них была своя туристическая компания, небольшая, но приносящая свой стабильный доход. Гром грянул в начале апреля 2017 года. Его самым наглым образом, не имея на то санкции Генпрокуратуры РФ, похитили, выкрали из Доминиканской Республики, вывезли в наручниках на Кубу. Оттуда самолётом же в Москву, в СИЗО, в апреле в шортах, майке и тапочках. И через неделю в Ростов-на-Дону, где он никогда в жизни не был. Сам родом из Хабаровского края, г. Советская Гавань. Вот как поясняет эту удивительную, но не удивляющую тех, кто вплотную столкнулся с “оборотнями в погонах” из Ростовской области и их высокопоставленными покровителями из ГСУ МВД России по РО и областной прокуратуры, ситуацию, ныне покойная, не выдержавшая всех этих испытаний, мать Виталия, Миля Степановна Миненко (Царствие ей Небесное!): “По лживой версии следователя, мой сын лично отправлял посылки с наркотиками в РФ, для этих целей он регулярно приезжал в КНР [Китайская народная республика]… /… /… Оказывается, что следователь объявил моего сына и незаконно возбудил уголовное дело против него, на основании сфабрикованного клеветнического оговора. У одноклассника моего сына Паранюк Ю.М., проживающего в г. Ростов-на-Дону, была изъята посылка, в которой находились синтетические наркотики. Чтобы вывести из-под удара настоящего поставщика наркотиков из КНР, Паранюк Ю.М., по инициативе следователя, назвал ему единственного своего знакомого, проживающего за границей, то есть, моего сына… /... /… Паранюк заявил, что мой сын, Миненко В.А., проживающий в Таиланде, регулярно отправляет ему посылки из Таиланда с “запрещёнными в РФ стероидами”, позднее он изменит показания и скажет, что в посылках должно было находиться “спортивное питание”… /… /… Однако, мой сын на момент задержания Паранюк не жил в Таиланде более полугода (прим. авт. – !!! это сразу рушит версию обвинения, но прокуратура приняла дело и передала в суд, это Первомайский район г. Ростова-на-Дону!!!). О чём Паранюк не мог знать. Данная ложь Паранюк Ю.М. могла быть проверена следователем или оперативником в течение одной недели, но они этого умышленно не сделали, ни разу, ни по прошествии 2-х лет”. [Цитата закончена]. 

Два года провёл в СИЗО г. Новочеркасска, за тысячи километров от родных, Виталий Миненко. Невиновный абсолютно, и убитые горем родители, жена, друзья, соратники по казачьему движению (он много лет представлял в местах проживания “Союз казаков России и Зарубежья”) так и не смогли пока ему помочь, освободить из мест заключения. И это несмотря на то, что за эти годы позиции защиты, казалось бы, усилились многократно [цитата]: “Из почты России, запрос на которую был сделан лишь по прошествии 3-х лет, пришёл ответ, что никакие посылки Паранюк Ю.М. от Миненко В.А. не получал. Также пришли ответы от “Mail.ru”, Microsoft” и других, в которых однозначно сказано, что никаких сведений об общении Паранюк Ю.М. и Миненко В.А. у них не имеется”. Эти слова поясняют уже явно однозначно выигрышную позицию стороны защиты, что не могло быть поставок наркотиков у двух лиц без общения между собой. Однако же – это Ростов-на-Дону и одна из самых коррумпированных прокуратур в области, наряду с Пролетарской районной города, прокуратура Первомайского района г. Ростова-на-Дону [цитата]: “На сегодняшний день (прим. авт. – март 2019 года) абсурдное и лживое обвинение поддерживается прокурорским работником прокуратуры Превомайского района г. Ростова-на-Дону и ведётся судебное разбирательство районным Первомайским судом г. Ростова-на-Дону. По ходу данного разбирательства уже стало очевидным, что ведётся оно с ярко-выраженным обвинительным уклоном. Судья Ковалёв пренебрегает нормами УПК РФ. Выносит решения, не уходя в совещательную комнату, а сами решения зачастую противоречат существующему законодательству”.». Я просто провожу аналогию со своим делом, поскольку это очень напоминает то, что происходит сейчас со мной. «”Коллегия судей на обоснованную жалобу адвоката дала ответ, что до вынесения приговора никакие жалобы на действия судьи Ковалёва не будут рассмотрены… Масса процессуальных нарушений, которые игнорируются как судьёй, так и прокурорским работником прокуратуры Первомайского района Третьяковым… /… /… следователь во избежание международного скандала (прим. авт. – Виталий Миненко и Гражданин РФ, и гражданин Республики Доминикана, его обязаны были до экстрадиции провести через процедуры, согласованные с Генееральной прокуратурой РФ, но этого не сделали, следовательно – это похищение гражданина другого государства) [на что также не обратила внимания ни областная прокуратура, ни прокуратура Первомайского района г. Ростова-на-Дону] и, как следствие, последующего наказания всех причастных должностных лиц сфабриковал дело и передал его через лояльную прокуратуру Первомайского района в лояльный Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону… /… /… дело моего сына [это пишет мать Виталия] длится 3,5 года и в нём нет ни единого доказательства, при этом мой сын сидит в СИЗО уже 2 года!

Куда я только не писала, всюду получаю ответы-отписки… /… /… Слуги народа, этот самый народ ни во что не ставят”. [Последнюю фразу я выделил жирным шрифтом, ещё раз повторю: «Слуги народа, этот самый народ ни во что не ставят». Я в прошлом заседании [см. стенограмму прошлого заседания здесь: ] говорил о том, как мне плевали в лицо, можно сказать, своими отписками представители прокуратуры Пролетарского района и положили на это дело, собственно. И нисколько не стесняются. Я позже буду цитировать эти отписки. Вот отношение к нам, гражданам Российской Федерации, в Ростовской области. К нам налогоплательщикам, которые оплачивают, собственно, зарплаты и судьям, и прокурорам. И тем не менее они продолжают нам плевать в лицо]. И дальше, завершая это обращение, которое также проигнорировали, несчастная мать, так и не успевшая вновь увидеть на свободе своего сына, обнять вживую лично, потеряв его для себя навсегда, весной 2017-го, пишет то, что не оставит равнодушным любящего свою страну и свой народ гражданина, патриота, но те, к кому обращалась раздавленная горем, но живущая верой, надеждой и любовью Миля Степановна, к этой категории [видимо] не относятся, как и к людям вообще, спокойно существуя дальше и сажая невиновных, [эти люди] убивая попутно родных и близких [она написала]: “Я инвалид 1-й группы, онкологическая больная. Прошу вас принять личное участие, дать указание сверху, чтобы люди, творящие правовой беспредел и прочие бесчинства, одумались и исправили ситуацию. Со своей стороны я обещаю, что мой сын вернётся к своей семье в Доминиканскую Республику и не будет предъявлять никаких претензий к кому бы то ни было. Заранее Вам по-человечески благодарна!”. 2 апреля 2019 года был оглашён приговор Виталию Миненко: судья Первомайского районного суда г. Ростова-на-Дону Ковалёв В.М. при участии государственного обвинителя, помощника прокурора Первомайского района г. Ростова-на-Дону Третьякова Н.А. не внял никаким доводам стороны защиты и, полностью скопировав выдержки из обоснования обвинительного заключения подсудимого в рамках ч. 3 ст. 30 – п “г” ч. 5 ст. 228.1 УК РФ “Покушение на сбыт наркотических средств в особо крупных размерах”, приговорил его к 13 годам (!!!!!) заключения в колонии строгого режима. Абсолютно незаконно, необоснованно и несправедливо. 21.03.2019 г. мать Виталия Миненко ещё надеялась на благополучный исход расследования дела в суде первой инстанции, однако, подстраховалась и направила на имя директора ФСБ России, Президенту В.В. Путину, ещё в ряд адресов открытое обращение, в котором максимально полно и грамотно юридически обосновала все нарушения, допущенные оперативными сотрудниками, следователями, прокурорами и судьями в уголовном деле № 2016717186, возбуждённом в отношении её сына, Виталия. Её голос как голос тысяч российских матерей! Завершая этот очень серьёзный с точки зрения уголовного права аналитический труд, М.С. Миненко отметила особо: “Пора положить конец бесконечному произволу и правовому беспределу. Если не вы, то кто в нашей стране в силах противодействовать коррупционерам и нечистоплотным правоохранителям, порочащим органы государственной власти и подрывающим авторитет правоохранительной системы?”. Ответили ей молча – приговором её сыну – 13 лет колонии строгого режима за то, что к нему не имеет никакого отношения, к наркобизнесу, приговорили невиновного и 5 июля [2019 года] апелляционный суд приговор оставил без изменений. [8 августа 2019 года Виталий Миненко уехал в лагерь отбывать наказание].

И это, по сути, приговор всей правоохранительной системе Ростовской области в целом. Его должны получить вышеуказанные руководители, а не Виталий Миненко! Почему это не происходит, бессовестные руководители системы отправки в СИЗО, колонии и тюрьмы НЕВИНОВНЫХ в регионе продолжают занимать свои посты, невиновные, осуждённые с их молчаливого согласия и на основании их отписок, отписок с их совести, в общем-то, садятся на долгие годы, отрываясь от семей, жизни, общества, работы на благо своего государства, детей, близких и родных, получая новые болезни, обостряя старые, погибая от тоски и одиночества, убивая себя, сживая со свету непониманием как такое происходит в их родном отечестве, гибнут их похороненные заживо несправедливыми приговорами матери, отцы, братья, сёстры, дети. А нелюди в погонах продолжают жировать, получать новые звания и должности, откармливать свою неблагочестивую родню, строить на нечестно заработанные на чужом горе деньги, “кровавые” деньги, себе яркую жизнь. Нет, так быть не должно! Этот обнаглевший от безнаказанности регион “оборотней в погонах” должен быть зачищен силами группы, [это я писал Бастрыкину, я просто цитирую, это не сейчас я говорю, это уже отправлено, это, я надеюсь, будет прочитано] силами группы, обязанной организовать массовую проверку из центрального аппарата Следственного комитета России!!!». Так я написал в своём обращении к главе СК России А.И. Бастрыкину. К нему лично в руки оно не попало, а было спущено вниз, сначала на СУ СК России по Ростовской области, а после – вообще на самый низовой уровень – в Следственный отдел по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК РФ по Ростовской области, где сидит не желающий с ноября 2018 года раскручивать клубок совершённых против меня преступлений следователь М.А. Азизов.

Терпению народному, безусловно, есть предел. И если я, допустим, понимаю, за что, за какое своё рвение к правде нахожусь сейчас в местах заключения, и не стремлюсь, не желаю своей Родине, несмотря ни на что, бурных потрясений и смены действующего государственного строя, стараясь рассмотреть ситуацию объективно, находя в ней конкретные преступные элементы в системе правоохраны и правосудия, а также следственных органов и органов прокурорского надзора, некоторые (и их всё больше) рассуждают несколько иначе. Всё чаще на форумах после новостей о моём задержании, незаконных аресте, возбуждении и расследовании уголовного дела «по мою душу» появляются вот такие комментарии, которые можно было увидеть практически с первых новостей по моему делу. Как, например, этот, от 5 ноября 2018 года (далее цитирую):

«Блекнут ужасы сталинизма, о которых, начиная с иуды Хрущёва и по сей день, воет спаянный русскоязычный антисоветский и антирусский кагал. Бесправие человека в РФ стало нормой угнетения коренных народов страны – дополнение к их политическому и экономическому угнетению. Деградация всех органов власти и безответственный беспредел разных силовиков – это один кошмар жизни РФ, начавшийся с кровавого октябрьского переворота 1993 года с помощью США и с внедрённой США конституцией оккупации всех сфер жизни народов России. О каком празднике единства 4 ноября может идти речь!? Это не праздник. Это торжество беззакония, в которое четверть века как во мглу и тлен погружена Россия. Так дальше жить – погибнуть Стране, русскому и другим коренным народам России».

Безусловная крайность, но которая, увы, всё больше обретает почву под ногами из-за того беззакония, что плодит, к примеру, Главное следственное управление Главного управления МВД России по Ростовской области совместно с Ростовской областной прокуратурой и Ростовским областным судом.

Взять моё обращение о незаконности оставления мне меры пресечения в виде заключения под стражу ещё на 3 месяца, которое «задним числом» решено не 6 августа 2019 г., как изначально судьёй и гособвинителем Вернигорой оговаривалось со стороной моей защиты, а на 2 недели ранее, 23 июля. Своё несогласие с данным незаконным решением, а также ещё с рядом решений судей Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону о сохранении мне меры пресечения с упованием на мою характеристику личности, видимо, асоциальной личности, с их точки зрения, тяжесть инкриминируемого деяния и тому подобное, я с приведением массы фактов, противоречащих данной ложной позиции, направил в виде заявления на председателя Ростовского областного суда Золотареву Елену Анатольевну 21 августа 2019 года. В день, когда и апелляционная жалоба на незаконность решения суда первой инстанции о том, что я остаюсь в СИЗО и дальше, несмотря на все мои болезни и положительные характеристики, была отклонена. Ответа на то моё заявление нет до сих пор. Хотя уже сроки истекли. В интернете уже успели его опубликовать. 14 сентября 2019 года оно размещено на сайте «Русская народная линия» под названием (со знаком вопроса) «В камере с грязным потолком без права на надежду?» 
     
Тем временем моё здоровье продолжает ухудшаться. На результатах УЗИ, которое было проведено в больнице МОТБ-19, выявлены выраженные нарушения функционирования и плотности ткани печени, её значительное увеличение, перегородка в желчном пузыре, множественные мелкие (песок) конкременты в обеих почках и на выходе из них, то есть, обострение мочекаменной болезни, некоторые сосудистые изменения в области головы. О том, что творят по медицинской части в системе областного ФСИН, я расскажу чуть позже. Забегая вперед, пока уточню, что не были до выписки из тюремной больницы 16 мая 2019 года, где я оказался с таким трудом, куда меня поместили через 3 месяца после моей второй длительной протестной голодовки, о которой нет ни слова в материалах дела, не были проведены консультации уролога и гепатолога, соответственно никакого лечения и поддерживающей терапии по этим направлениям там назначено не было. Консультация кардиолога в отношении имеющихся у меня после на тот момент двух отказов от приёма пищи выраженных перепадов артериального давления и сильной брадикардии (уреженного сердцебиения), периодических болей в сердце, периодически появляющегося отека левой ноги в МОТБ-19 проведена так и не была. Три раза за всё время пребывания в этой больнице лечащий врач Орлов зашел ко мне в палату, всего три раза за 17 дней, за 20 дней, в палату №7 психо-неврологического отделения! Хотя я должен был быть помещён в терапию, а оказался в психиатрическом отделении почему-то ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России. 13 мая 2019 г. зашёл [лечащий врач Орлов] ко мне третий раз, чтобы сообщить о том, что меня готовят к выписке и на этап обратно в СИЗО-3. Как выяснится позже, и это была ложь – официально я уже был выписан из МОТБ-19 08.05.2019 г., а выехал в СИЗО-3 лишь 16.05.2019 г. в куда более худшем состоянии, чем ехал туда. 
     
И сейчас мое самочувствие требует экстренной помощи! Но я не решаюсь проситься в эту больницу [пока СК России не проведёт зачистку тех преступников, что в прошлый раз поместили меня в угрожающие жизни и здоровью условия], потому что я переживаю, вообще выйду ли я оттуда живым, поскольку в прошлый раз там была верёвка на решётке, и до сих пор расследование не завершено, и неизвестно чем оно закончится. Все пытаются спустить это всё на тормозах. Нет никакого расследования. Не проведено ни прокуратурой Пролетарского района, ни областной прокуратурой, о чём я позже скажу.
     
Ничего об этом нам не удалось документально сообщить судье Попову А.Е., чтобы аргументировано обосновать целесообразность изменения мне меры пресечения в виде заключения под стражу (а я нахожусь здесь уже почти 12 месяцев, 19 октября будет год, невиновный абсолютно, оболганный лидерами зонтичной для харизматичной, рожденной на Украине, секты «Царство Бога», светской организации в России – Национальный антинаркотический союз и связанными с ними лицами, ставшими основными лжесвидетелями обвинения, единственными, на базе которых, строилось обвинительное заключение, о чём ниже), нам не удалось это всё перевести на, как минимум, домашний арест, потому что были смещены сроки подачи нами материалов об изменении меры пресечения, с 6 августа [2019 года] на 23 июля [2019 года], соответственно, о чём мы не были извещены, о чём я уже говорил выше. Этот, я считаю, подлог совершили специально. 
     
Меня удивило противоречие, явное и однозначное, в установке постановления о продлении мне срока содержания под стражей за подписью федерального судьи Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попова А.Е. от 23.07.2019 г. Где судья указывает с одной стороны: «Выслушав мнение сторон, не входя в обсуждение вопроса в виновности подсудимого». Но при этом тут же: «Учитывая…/…/…обстоятельства инкриминируемого ему преступления, которое относится к категории особо тяжких, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, где возможно наказание в виде лишения свободы на длительный срок, что не исключает попытки скрыться, гарантии явки по вызовам при этом не усматривается». Судья сразу же не просто входит в обсуждение вопроса о моей виновности здесь, а, игнорируя установленное Конституцией Российской Федерации право на презумпцию невиновности, согласно которому (ст. 49 Конституции РФ) моя вина может быть доказана только решением суда, итоговым, без всяких промежуточных философствований, стал учитывать при своём решении незаконно, необоснованно инкриминируемую мне тяжелейшую часть 4 статьи 228.1 УК РФ. При этом я не проявил себя каким-то образом, который позволил бы судье Попову А.Е. усомниться, что я способен не явиться на судебные заседания, как-то их игнорировать и сбежать вообще неизвестно куда при этом. Тем более, он осведомлен о позиции меня и стороны защиты, моих родных, коллег и соратников, в том числе из депутатского корпуса Государственной Думы Российской Федерации, сенатора Российской Федерации, это Мизулина Елена Борисовна, которая обращалась непосредственно, что это дело однозначно сфабрикованное и заказное, а значит я сам заинтересован в максимально полном и всестороннем его расследовании в рамках данного судебного процесса. Соответственно, ни о какой попытке скрыться не может быть и речи.
     
При этом с момента последнего судебного заседания о продлении/изменении мне меры пресечения прошло на тот момент, 23 июля [2019 г.] более 5-ти месяцев. За это время мой отец Каклюгин Владимир Борисович опубликовал в компьютерной сети «Интернет» видеообращение к Президенту Российской Федерации В.В. Путину (см. по ссылке ), в котором провёл параллели моей ситуации с подбросом наркотиков без отпечатков пальцев и ДНК на свёртке и внутри него с делом журналиста Ивана Голунова, и попросил о помощи. Резюмируя следующим образом: «Прошу дать опытного, квалифицированного следователя, специалиста, который мог бы разобраться в деле хотя бы на стадии суда, изобличить и заказчиков, и организаторов и подбросчиков наркотиков». В частности, эту новость распространила 19 июня 2019 года Российское информационное агентство «Новости».
     
Однако, всё было спущено на уровень прокуратуры опять-таки Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону], которая уже явным образом саботирует все вопросы, связанные с расследованием [данного] уголовного дела. Я в прошлый раз зачитал заявление Н.Н. Разумной, бывшего начальника отдела дознания Отдела полиции №7 [г. Ростова-на-Дону] (я слышал, что вчера она была задержана [см. об этом] в Ростове-на-Дону), в котором она сообщила, что причастны к моему задержанию сотрудники УФСБ России по Ростовской области и центрального аппарата ФСБ России Агапов и Каплин. Новое обстоятельство – я направил это заявление в Следственный комитет по Ростовской области (я прошу, чтобы отец направил это на [председателя СК России] А.И. Бастрыкина тоже, эту информацию, и на А.В. Бортникова тоже, директора ФСБ России). То есть, уже идёт подтверждение о том, что причастны к моему задержанию Бырдин ещё некто. И при этом прокуратура, ещё раз подчёркиваю, я прошлый раз говорил, прокуратура Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону] в лице гособвинителя не приобщила этот материал к делу, это заявление, хотя оно было подано 13 августа [2019 г.]. 22 августа стоит отметка о том, что получено прокуратурой Ростовской области, то есть прошло уже больше месяца. Однако гособвинитель, в частности, Вернигора, не приобщил, соответственно, заблокировал это заявление на уровне прокуратуры Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону], что говорит ещё раз о заказном характере уголовного дела [в отношении меня], то есть, о причастности прокуратуры Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону] к тому, чтобы я сидел в тюрьме.
     
20.06.2019 г. известный в России журналист-теледокументалист Андрей Караулов завершил работу над документальным фильмом-расследованием «Расправа?», посвященным разбору ситуации, сложившейся после моего задержания и во время расследования возбужденного в отношении меня уголовного дела в ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону. В ходе проведенного журналистского расследования ему и его команде удалось выяснить ряд моментов, убедивших его в необходимости направления обращения по моему делу в Генеральную прокуратуру РФ, Следственный Комитет РФ и Уполномоченному по правам человека в РФ Москальковой Т.Н., помимо публикации своего телефильма-расследования. Фрагмент из его обращения в Генпрокуратуру РФ Ю.Я. Чайке: «Фактически, каких-либо негласных или иных мероприятий по проверке причастности Каклюгина Н.В. к сбыту наркотических веществ не проводилось. Вывод сделан на основании непроверенных показаний одного свидетеля – Красильникова Максима, наркозависимого и неоднократно судимого, который указывает, что в квартире задержанного за полгода до задержания и видел, как Каклюгин Н.В. занимался расфасовкой запрещенных веществ, при этом описав следователю совершенно иную квартиру, не попадающую под описание квартиры Николая Каклюгина…/…/…
     
Расследование преступления продолжалось более четырех месяцев [это я цитирую Караулова]. За время расследования никакие доказательства, подтверждающие показания Красильникова М.Г. или причастность изъятого наркотического средства к Каклюгину Н.В. не установлены…/…/…Налицо заинтересованность следствия в исходе дела. Есть основание полагать, что обвинение Каклюгина Н.В. и его содержание под стражей связано с его деятельностью». Конец цитаты.
     
А вот федеральный судья Попов А.Е., обязанный быть на страже закона и справедливости, ранее внимательно ознакомившийся с материалами дела, непонятно на какие аргументы опираясь, утверждает в постановлении о продлении мне срока содержания под стражей еще на 3 месяца от 23.07.2019 г. следующее: «В настоящий момент нет оснований для отмены или изменения подсудимому ранее избранной меры пресечения на другую более мягкую, в том числе и на домашний арест». Конец цитаты. При этом, пытаясь обосновать эту свою алогичную в свете вновь открывшихся обстоятельств по делу позицию, как отягчающий моё положение, приводится федеральным судьей Поповым А.Е. и такой удивительный аргумент: «Учитывая личность подсудимого». И не расшифровывает, что он имеет в виду. Я – наркоман? Преступник? Нет. Асоциальная личность? Ни в коем случае. В материалах дела, в томе 3, есть более 15 характеристик меня, моих дел от различных организаций, православных, патриотически ориентированных, государственных бюджетных социально-ориентированных, силовых (ФСКН России), благодарственных писем, похвальных, почетных грамот. И судья Попов А.Е. не мог с их содержанием не ознакомиться, знакомясь с материалами данного уголовного дела.
     
Приведу фрагменты некоторых из них, поскольку защита немножко как-то очень вскользь их прокомментировала. При чём, я думаю, стоит особо отметить некоторые из них. Часть высылалась в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону (их нет в материалах дела) уже после передачи дела судье Попову А.Е., часть подшита в дело, в третий том.
     
Характеристика от председателя Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» Фишман Л.С. (исх. № 95 от 19.11.2018 г.): «Каклюгин Н.В. – врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, характеризуется как высококвалифицированный специалист, непреклонно отстаивающий профессиональную точку зрения, ведущий активную работу в среде профилактики и реабилитации наркопотребителей путем объединения вокруг себя всех тех, кому не безразличны проблемы наркомании и здоровья подрастающего поколения – политиков, духовенство, специалистов и общественность.
     
Он по праву считается одним из лучших руководителей региональных отделений, Общероссийской общественной организации “Матери против наркотиков”, который с присущими ему принципиальностью, решительностью и целеустремленностью оперативно реагирует на сложную складывающуюся ситуацию, принимает активное участие во всех мероприятиях, проводимых организацией на всероссийском уровне…/…/… [Я цитирую выборочно].
     
Под эгидой регионального отделения организации в Краснодарском крае им написаны ряд книг, научных и публицистических, статей, посвященных вопросам профилактики зависимого поведения, лечения и реабилитации зависимых лиц. Совместно с журналистами федерального спутникового/интернет канала “Красная линия” в 2017 году снят телефильм “Выбить дурь”, посвященный нарастающей проблематике потребления молодежью новых синтетических наркотиков, так называемых “солей” и “спайсов”…». Конец цитаты. 
     
Здесь прерву на минуту фрагмент характеристики и обращусь к гособвинителю и судье – давно ли вы видели качественно отснятый фильм антинаркотической направленности на федеральном телеканале? Или в интернете, но где в титрах будет указано, что снято на средства и по заказу МВД России? Нет такого! Ведь задача, получается, отчётность повышать – сажать. Вот задача, да? А профилактикой наркомании как-то забыли заниматься. А после требовать всё новые бюджетные вливания, ссылаясь на сложность борьбы с наркопреступностью и нарастающие цифры незаконного оборота наркотиков [НОН] среди молодёжи. Грязных наркодилеров и западные голливудские фильмы в этом обвиняя. Как там в той басне Ивана Александровича Крылова: «Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива!».
     
Но нет – «во всём, мол, виновата Америка». И наркоманы, из которых сотрудники полиции, местных ОКОН и покрупнее – УКОН (Управление по контролю за оборотом наркотиков) областного, краевого и республиканского уровней, всё эти же болдыревы, скогоревы, как в моём деле, «оборотни в погонах», вместе со швецовыми и сердеровыми – представителями следствия, и чабровыми-касянчуками – из районной прокуратуры, фальсификациями при проведении или даже не проведении, просто выдумывании оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), приглашении подконтрольных им «закупщиков» и лжесвидетелей обвинения лепят супермеганаркодилеров. Когда реальные торговцы смертью в крупных и особо крупных размерах разгуливают на свободе, под «крышей» всё тех же вышеназванных персон или их друзей, коллег из региональных управлений ФСБ России. Не тех, кто вчера в ряде регионов страны грамотно, профессионально, локально «финансистов» запрещённой в РФ ИГИЛ задержал [см. об этом по ссылке], а других – продавших дьяволу за мзду душу, нечистых духом и сердцем. Тех, о ком в евангельском Первом послании к коринфянам святого апостола Павла рекомендовано всем нам: «Не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником: с таким даже и не есть вместе». Однако, кое-кто из присутствующих здесь и сейчас в этом зале явно с таковыми общался и не раз, а теперь пытается обвинить нагло и цинично меня, невиновного. Более того, столько сделавшего для своей страны и своего народа, чтобы на перспективу они стали внешне и внутренне красивее, ярче, светлее и здоровее.
     
Фильм «Выбить дурь» снят как раз в Шахтах, Новочеркасске, Ростове-на-Дону и показывает к чему привела страстная одержимость местной молодёжи и более старшего поколения жаждой изменить своё состояние сознания в связи с невозможностью как-то иначе направить свою буйную энергию. Особенно в городах за Шахтами погибшего угледобывающего ЗАО «Гуковуголь», обанкротившегося в лихие 90-е и давшего страшные плоды в виде невиданного ранее роста в этом регионе алкоголизма, наркомании и проституции, равно как и иного криминала – разбоев, грабежей, убийств. Но мы снимали в первую очередь о новых смертоносных наркотиках, так называемой «китайской экспансии смерти». Нам заведующий приёмным отделением БСМП-2 г. Ростова-на-Дону на камеру рассказывал тогда о двух-трёх ежедневно психозах вследствие приёма «солей» и «спайсов», а в кадр ко мне и врачу в халате попадал сбежавший из приёмного покоя «солевой» наркоман. Там же мы сняли полутруп живущего только на аппаратах жизнеобеспечения реанимационного отделения в течении недели жертвы всё тех же «солей». И всё это в назидание новым, ещё не понимающим, что их ждёт, «кайфонавтам», как их называют в этой социально неблагополучной среде сами зависимые.
     
Найдите этот фильм в интернете [ссылка], он около 30 с лишним минут, если память мне не изменяет, посмотрите. Мы, общественники, врачи, эксперты буквально кричим с экрана, обращаясь к государственным службам: «Обратите внимание на эти уже не одно и не два потерянных поколения! И прекратите их сажать, давайте лечить! Качественно, профессионально, с расчётом на длительную ремиссию». 
     
Каким образом я мог участвовать в подготовке таких насыщенных болью к страдающим от разного рода зависимостей ребятам, их родным и близким, фильмов, материалов, интервью, статей, докладов, обращений, аналитических обзоров, выступлений и вдруг решить торговать наркотиками на территории Пролетарского района г. Ростова-на-Дону? Снова вопрос: «Где логика?». Или Вы, господин гособвинитель, слепо выполняете приказы тех, о ком написала в своём заявлении о совершении против меня преступления в недавнем прошлом начальник отдела дознания ОП №7 УМВД России по г. Ростову-на-Дону Н.Н. Разумная? Вашими решениями управляет совесть и рабочие/должностные инструкции сотрудника прокуратуры, обязанного контролировать законность расследования уголовных дел на досудебном и судебном этапе? Где эти Чабров и Касянчук? Хотел бы я посмотреть им в глаза. Которые писали мне одну за одной отписки, что дело расследовано, и всё обосновано и логично. Кто этот Чабров, который сейчас исполняет обязанности прокурора района? На каком основании он исполняет эти обязанности, который подписал обвинительное заключение, обвиняя меня в наркоторговле? Кто этот мерзавец? К сожалению, Вы стали тоже одним из них. Или как вообще назвать всё это лицедейство?!
     
Я продолжу прерванный фрагмент характеристики на меня от председателя Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» Ларисы Семеновны Фишман, в прошлом, кстати, возглавлявшей многие годы единственный сохранившийся и успешно работающий в структуре Министерства образования Московской области государственный реабилитационный центр для наркозависимых несовершеннолетних детей и подростков. Вот что она пишет в своей характеристике обо мне далее: «Николай Владимирович известен своей бескомпромиссной борьбой с внедрением сектантских структур в процесс реабилитации наркозависимых и их сращиванием с различными вертикалями власти, о чем свидетельствуют многочисленные публикации в СМИ и интернет-пространстве…/…/…
     
Его наработки и практический опыт по вопросам пресечения деятельности сект и деструктивных культов востребованы комитетами Государственной Думы ФС РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций, по физической культуре, спорту и делам молодежи, на площадках которых только за текущий год [это был 2018 год] проведены 3 экспертных рабочих совещания под руководством депутата Н.С. Валуева». На самом деле там был 2016-й, 2015-й год, но это не суть важно. Конец цитаты.
     
Завершая предыдущую часть своего выступления [см. по ссылке], я назвал каждое из этих совещаний, дату их проведения и связал своё нынешнее необоснованное уголовное преследование, тотальное подавление моих прав и свобод, угрожающее моим жизни и здоровью, с основным лейтмотивом тех экспертных научных круглых столов – разработкой критериев эффективности и оценки деятельности реабилитационных центров для наркозависимых для последующего включения их в государственный реестр. Но то был 2016 год. 
     
Дальше моя аналитическая работа пошла ещё дальше, ещё более развивалась. Об этом в отзыве «На профессиональную деятельность Николая Владимировича Каклюгина» Центра содействия укреплению церковно-государственных отношений «Берег Рус», который подшит в материалы дела, был направлен следователю Бортниковой и который также был проигнорирован прокуратурой и областной, и Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, а были заслушаны показания наркомана Красильникова, клеветницы Павлюченковой, представляющей сектантский Национальный антинаркотический союз, находящейся в неадекватном состоянии Лушниковой, господина Н. Новопашина, который не является православным, а является лжецом и клеветником. А вот эти все отзывы почему-то были полностью опущены. И здесь с торжествующим видом нам по поводу Аксая, ещё раз повторю, махали 2003-м годом. 
     
Цитата из отзыва Центра содействия [укреплению церковно-государственных отношений] «Берег Рус», это [пишет] доктор социологических наук, директор И.А. Романов: «Огромную ценность имеют расследования Николая Каклюгина, вскрывающие замыслы и проекты по осуществлению политического переворота в России путем использования молодых людей, обращенных из наркоманов и алкозависимых в сектантов-харизматов. Бывшие наркоманы, сменившие зависимость от наркотиков на зависимость от секты, часто становятся легко управляемой и контролируемой деструктивной массой, всецело зависящей от своей сектантской организации и ее лидеров. Каклюгин проводит колоссальную работу, раскрывая связи сектантских лидеров с антироссийскими кругами Украины и США, показывает пути финансирования подрывной деятельности сектантских структур. Об этом на документальной основе был снят фильм Николая Каклюгина “Национальный антинаркотический союз – сектантская империя”.». Причём 25 ноября [2018 г.] в дополнительном пояснении, в допросе, в протоколе допроса, я показал, что считаю своё преследование именно связано с этим фильмом, и назвал фамилию Лушникова. И ни разу не был допрошен Лушников, ни разу в следствии не отрабатывалась следственная версия по поводу причастности деятельности этого Союза к тому, что я задержан и подброшены мне наркотики, где нет отпечатков пальцев. 
     
Почему следователь Бортникова, следователь Швецова, почему заместитель прокурора [Пролетарского района г. Ростова-на-Дону] Чабров, и.о. заместителя прокурора [района] Касянчук, почему судья Попов не отправил на доследование дело? Почему никто не обратил внимание на эту информацию, которая изложена в массе обращений, в том числе направленных со стороны депутата Валуева и сенатора Мизулиной, о том, что причастны к задержанию представители Национального антинаркотического союза? Вопрос, который, я считаю, должен подыматься на уровне директора Федеральной службы безопасности России, это необходимо писать и на Следственный комитет. И погоны должны быть публично содраны просто, как говорится, «с мясом вырваны» у тех, кто сейчас сидит и моргает глазами… Теряю здоровье последнее своё сижу. Одна челюсть, зубов нет наполовину. Нет, но слов нет! Я год, год ждал этого всего!.. 
     
Продолжаю цитату: «Каклюгин также известен как разоблачитель ложных, но очень прибыльных практик и технологий мнимого избавления от недугов наркомании и алкозависимости, используемых различными криминальными структурами». Далее по тексту уточнение: «Николай Каклюгин избрал своим жизненным приоритетом ценности Православного христианства, заповеди которого запрещают нарушение государственных законов, а любую форму химической зависимости называют большим грехом. Николай Владимирович всецело ориентирован на борьбу за правду и справедливость (о чем свидетельствуют его достоверные и нелицеприятные публикации и фильмы, порой задевающие чьи-то очень крупные денежные и политические интересы)». Вот корень, вот ключевое – чьи-то очень крупные денежные и политические интересы. Так почему же следствие, почему же прокуратура, почему же суд, кому вы давали клятву, кому вы служите, я не могу понять?! Как же так вообще? 
     
За что человек, который боролся реально за то, чтобы страна была свободна от каких-то внешних факторов, за то, чтобы в стране не произошла никакая революция, никакого «майдана» не было, как это было на Украине, где силами вот этих же самых, Национального антинаркотического союза, адептов, которые связаны с Лушниковым… Почему я сижу здесь год вообще? Вы что вообще делаете?! У нас что, 37-й год? Что за репрессии вообще? Я потом эту тему разовью ещё. Поэтому я и начал с Достоевского, потому что реально вы энервируете, высасываете душу из людей, которые реально положили свою душу за друзей своих по Евангелию. Господин судья? Господин гособвинитель? Где совесть? Где душа ваша? Сгорела в каком году?.. Но за это нужно отвечать! И это уголовные статьи. Не с меня спрос… Продолжаю цитирование: «Экспертное патриотическое сообщество России, включая наш Центр, российская общественность воспринимают ситуацию с арестом Николая Каклюгина как существенный удар по интеллектуально и духовно здоровым силам, защищающим наше Отечество от наркотизации, криминала и подрыва внутренних устоев. Мы не согласны с арестом Николая Каклюгина, считаем его незаконным, необоснованным, вопиющим фактом нарушения и попрания прав человека, пренебрежения к российскому общественному мнению, халатного невнимания к интересам безопасности и сохранения суверенитета России». Это говорят люди – доктор социологических наук. Это Приморский край. Ведь все видят, что происходит, все понимают… И если Достоевский говорит о преступниках, о которых.., выйдут с ненавистью, да, это люди, которые по амнистии могут выйти, но эти люди никогда не выйдут на «майдан», и революцию не будут делать интеллектуалы. Но ведь вы же обостряете против себя всех вообще, всю страну!!! Ведь, в конце концов, всё-таки терпению есть предел, действительно…
     
Абсолютно ни коим образом не была учтена и следующая моя характеристика, моей деятельности от одного из самых авторитетных, заслуженных, а не просто потому что это полковник милиции в отставке, экспертов в области реабилитации лиц с химической зависимостью в Русской Православной Церкви, священника, протоиерея Сергия Белькова. Цитирую дословно, поскольку сторона защиты очень быстро пролистала этот текст, практически не озвучив, а я считаю его значимым и важным для того, о чём буду говорить далее: «Исходящее 29 от 21 ноября 2018 года. Следователю СУ УМВД России г. Ростова-на-Дону, капитану юстиции Бортниковой М.А.». Бортникова, кстати говоря, уже уволилась из органов МВД, видимо уже почувствовала, что «жареным» пахнет. Вот Бортникову неплохо бы вызвать сюда и спросить с неё по полной за то, что она мне вменила 4-ю часть [статьи 228.1 УК РФ], я уже говорил об этом, я думаю уже записали, на каком основании вообще 4 часть ПРИМ она мне вменила. Почему мне вменили 4-ю часть, если не проводились оперативно-розыскные мероприятия? Я не хочу повторяться, но почему вообще? Ни один свидетель не был допрошен, ОРМ [оперативно-розыскные мероприятия] не проводились… 
     
На каком основании 4-я часть [вменена мне] как наркодилеру? Похищен телефон во время задержания, то есть, основной вещдок у наркодилера – это телефон, где могли бы быть все, там, все эти [мессенджеры] «Телеграмы» и так далее – он похищен, а вместо вещдока телефон неработающий. Экспертиза телефона моего второго, Lenovo Zuk-2, я сразу говорил, что он не работает, показала: SIM-карта – нерабочая, телефон – нерабочий, он даже не включился на стенде. И это до сих пор идёт как вещдок, телефон, который вообще не рабочий? Как я общался с Кузьминой при встрече в ресторане, если мой телефон не работал, «вещдок»? Но вообще это что, шизофрения? Господин судья, гособвинитель, это что вообще? На свёртке нет отпечатков пальцев ни одного вообще, ни внутри, ни снаружи. У меня была шоколадка «Ritter Sport», а внизу, якобы, свёрток с наркотиками. По идее, как я его засунул, я что Дух Святой что ли? Нет, я ещё не дошёл до этой стадии. Как это вообще? Без перчаток изымаются [якобы] у меня наркотики оперативниками, без перчаток все. Это понятые подтвердили, оперативники. В итоге на экспертизе ни одного отпечатка пальцев нет ни внутри, ни снаружи. Это что? И я год сижу здесь?! Что делает прокуратура? Значит, вы являетесь членами организованного преступного сообщества, это статья 210 [УК РФ]. Это однозначно, это нет даже вопросов никаких. И вы надеетесь на что? Вы же не под Президентом ходите, Владимир Владимирович Путин – не ваш друг, у вас с ним прямой линии нет. А прямая линия есть у нас, у народа, с Владимиром Владимировичем Путиным, и мы дозвонимся до него. И всё, и вас не будет здесь никого. А я буду на свободе, если, конечно, я выживу, если кто-нибудь из представителей ФСБ не закажет меня как-нибудь. Но даже если я не выживу, вам не быть на свободе. Это что за шизофрения? Телефон похищен, главный вещдок наркодилера. Мы говорим: «Сделайте обыск у “наркоторговца” Каклюгина дома в Краснодаре». Обыск не производится. Как? Если я фасовал наркотики в Краснодаре и у родителей в Новочеркасске, если я наркоторговец, вы обязаны его сделать. Не мы, защита, должны просить у следователя сделать обыск, а это в первую очередь нужно лететь счастливому следователю, «нашедшему крупного наркоторговца», ко мне домой, где я «фасовал наркотики», делать смывы и наслаждаться тем, что «подпольный мощный наркоторговец, который под видом «Матери против наркотиков» являлся супербарыгой». И прокуратура не находит никаких оснований, чтобы наказать следователей?! Они все на свободе гуляют, а здесь сидит гособвинитель и пытается там чем-то махать и говорить о чём-то. Вы что делаете? Вы позорите вообще не то, что честь погон, вы позорите вообще страну нашу, Российскую Федерацию!!! Это позор вообще! Как это не сделать обыск вообще в доме у «наркоторговца»? Мы просим, защита, и нам отказывают. Просим сделать наркологическую экспертизу мне, и нам отказывают сделать наркологическую экспертизу. И всё нормально. Я потом буду цитировать цитаты от Чаброва и Касянчука, это же «шедевры», «перлы» просто. Они на что рассчитывают вообще? Это что, дети что ли внебрачные Владимира Владимировича Путина, вы что думаете о себе вообще? Вы под кем ходите вообще? Вы ошиблись глубоко. И я не просто знаете там… «Наркоторговца» нашли… 
     
Цитирую характеристику. Протоиерей Сергий Бельков, член Координационного совета при Координационном центре противодействия наркомании при Синодальном отделе. Если вы понимаете, что такое Синодальный отдел, это отдел, который по всей Православной Церкви, по всему миру, отдел, который занимается церковной благотворительностью и социальным служением. Так вот в нём есть отдел, который занимается антинаркотической деятельностью всей Православной Церкви. Один из 17 священников пишет характеристику, если вам вообще, Церковь что-то значит для вас: «С Николаем Владимирович Каклюгиным я знаком примерно с 2010 года, когда он в составе экспертной группы от Научно-исследовательского центра ФСКН России…». Я как эксперт, я был даже членом Экспертно-консультативного совета при Управлении Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу, то есть, туда тоже абы кого с улицы не берут. Три года я находился в Экспертном совете управления ГАКа по ЦФО. Я тогда как раз входил в экспертную группу, которая работала с Научно-исследовательским центром ФСКН России. ФСКН России, который приезжал и сертифицировал реабилитационные центры по стране. Никакой Павлюченковой там никогда и в помине не было. Ложь вот эта вся – это сказки вообще, то, что Павлюченкова вот тут рассказывала, сидели наслаждались баснями. А теперь будут спрашивать за клевету со всех, кто здесь выступал, сказочники. «…Когда он в составе экспертной группы», - это говорит уже протоиерей Сергий Бельков, - «от Научно-исследовательского центра ФСКН России приезжал в Санкт-Петербургскую митрополию с целью аттестации реабилитационных центров, расположенных в Ленинградской области…/…/…
     
… После того, как я вошёл в Общественный совет при ФСКН России», - это отец Сергий пишет, - «а позднее в рабочую группу Общественной палаты РФ, мы с Каклюгиным Н.В. продолжили совместное сотрудничество по противодействию наркомании, как на вышеуказанных площадках, так и в Госдуме, не только участвуя лично, но и являясь инициаторами различных мероприятий, семинаров, конференций, обсуждений и т.п. на данную тему.
     
Каклюгин Н.В. внес большой вклад и в научные разработки, связанные с феноменом наркомании и реабилитационными методиками по решению данной проблемы в Российской Федерации. Николай Владимирович неоднократно привлекался для экспертных оценок различных противонаркотических программ, на самом высоком уровне, систематически совершенно безвозмездно выезжал во вновь образованные реабилитационные центры, где оказывал практическую помощь в работе с наркозависимыми. Являясь известным общественным деятелем, Каклюгин Н.В. до сегодняшнего дня ведет непримиримую борьбу с различными сектантскими образованиями, располагающимися как на территории РФ, так и за её рубежом, при этом активно сотрудничая с правоохранительными органами. Чтобы убедиться в этом, достаточно воспользоваться поисковыми системами в сети Интернет.
     
Являясь публичным человеком, Каклюгин ежедневно общался с большим количеством людей как непосредственно, так и опосредованно через различные виды коммуникаций, и в этом случае невозможно было бы не заметить признаки неадекватности поведения Николая Владимировича, связанные с употреблением психоактивных веществ. Тем более представить, что Каклюгин мог бы заниматься хранением или сбытом наркотиков, по определению невозможно.
     
Считаем, что инцидент с задержанием Н.В. Каклюгина является хорошо продуманной провокацией на почве мести, связанной с его общественной деятельностью.
     
Просим до окончания следственных мероприятий не избирать Каклюгину Н.В. меру пресечения содержания под стражей». Написано 21 ноября [2018 г.]. Всем всё было понятно ещё 21 ноября [2018 г.], кроме прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, кроме Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону, кроме Ростовской областной прокуратуры, кроме Главного следственного управления [ГУ МВД России по РО]. Соответственно, о чём это говорит, что это? Сговор. Это участие в организованном преступном сообществе людей в погонах. Заказчиком является Никита Вячеславович Лушников. И работать по нему придётся, и по Вам тоже..., господин Вернигора.
     
Продолжение следует.

***

     «И тут-то исполнилось мое прошение, и стал я вдруг понимать, что сближается реченное: “егда рекут мир, нападает внезапу всегубительство”, и я исполнился страха за народ свой русский и начал молиться и всех других, кто ко мне к яме придет, стал со слезами увещевать, молитесь, мол, о покорении под нозе царя нашего всякого врага и супостата, ибо близ есть нам всегубительство. И даны были мне слезы, дивно обильные!.. Все я о Родине плакал. Отцу игумену и доложили, что, - говорят, - наш Измаил в погребе стал очень плакать и войну пророчествовать…/…/…
     Вот меня и отпустили, и я теперь на богомоление в Соловки к Зосиме и Савватию благословился и пробираюсь. Везде был, а их не видал и хочу им перед смертью поклониться.
     - Отчего же “перед смертью”? Разве вы больны?
     - Нет-с, не болен: а все по тому же случаю, что скоро надо будет воевать.
     - Позвольте: как же это вы опять про войну говорите?
     - Да-с.
     - Стало быть, вам “благое молчание” не помогло?
     - Не могу знать-с: усиливаюсь, молчу, а дух одолевает.
     - Что же он?
     - Все свое внушает: “ополчайся”.
     - Разве вы и сами собираетесь идти воевать?
     - А как же-с? Непременно-с: мне за народ очень помереть хочется.
     - Как же вы: в клобуке и в рясе пойдете воевать?
     - Нет-с: я тогда клобучок сниму, амуничку надену».

     /Н.С. Лесков «Очарованный странник», гл. 20/ 

***

     Фрагмент стенограммы отредактирован 13.11.2019 г. Николаем Каклюгиным в стенах ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области (г. Новочеркасск) в практически полном соответствии с текстом оригинала, снятого с аудиозаписи судебного заседания 10.10.2019 г. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону.
   

 


Материалы по теме:
 Секта Куренкова КОСМИЧЕСКАЯ СЕМЬЯ Староджерелиевская Приговор 18 лет Рассказывает Николай Каклюгин 


 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru