СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Схема нефтяного бизнеса используется для вывода денег из театров

31 мая 2017 г.

РИА "Иван Чай"

Скандал, взбудораживший театральную общественность страны, заставил нашего колумниста вспомнить историю с «ЮКОСом»
Многие эпизоды этого дела являются пока тайной следствия, но кое-что уже известно.

Итак, 1 февраля 2014 года Минкульт (в лице директора департамента поддержки профессионального искусства и народного творчества Софьи Апфельбаум) заключил договор с некоей автономной некоммерческой организацией по развитию и популяризации современного искусства «Седьмая студия». Создателем и руководителем студии был Кирилл Серебренников. Деньги выделялись на организацию перформанса под названием «Платформа». За три года (с 2012-го по 2014-й) - около 200 млн. руб. В 2014-м - 66,5 млн.

 

Некоторые источники со ссылкой на следствие утверждают, что перформанс, включающий в себя танцы и музыку, вовсе не проводился. Следствие, конечно, покажет, но, думаю, вряд ли. Даже если предположить, что финансовые злоупотребления действительно имели место, надо учитывать: никогда квалифицированный расхититель не будет красть всю сумму. Если деньги выделены, например, на дорогу, то дорога будет. Но метра на два уже и из более дешевого асфальта.

В интернете есть сведения об этом перформансе, есть и кадры с него, что позволяет предположить, что как минимум несколько «Платформ» все-таки прогрохотали в полукилометре от станции Курская - там находится арт-центр «Винзавод».

«Седьмая студия», получив от Минкультуры 66,5 млн. рублей, 1,28 млн. перевела некоему ООО «Инфстиль». Через несколько месяцев последнее ликвидируется.
Еще сведения из дела, попавшие в открытые источники. «Гоголь-центр», возглавляемый известным режиссером Серебренниковым, получив госконтракты, часть денег переводит в «Седьмую студию». Все бы ничего, если не помнить о том, что эта студия тоже связана с Серебренниковым.
Конечно, режиссер не бухгалтер и не юрист. Его дело шевелить ум, наводить на размышления. Не буду даже рассуждать на тему, виновен или нет, - есть для этого следствие и суд.

Но все вот эти картинки и стрелочки, все эти деньги туда-сюда, все эти контора моя, а эта хоть и не моя, но тоже моя, все это заставляет вспомнить прошлое.

Например, историю Михаила Ходорковского. Еще до «ЮКОСа», когда был банк «МЕНАТЕП». Эта финансовая организация стала работать с деньгами Москвы. Как удалось? Очень просто: догадались устраивать к себе на работу родственников тех, кто принимал решения на уровне отраслевых департаментов города. Что общего? Стремление максимально подойти к государственным деньгам.
Или взять эпизод по приватизации «ЮКОСа» - на тот момент крупнейшей компании по запасам нефти. Заведующим по аукциону был назначен тот же «МЕНАТЕП». В итоге победила фирма, с ним же связанная. То же мирное соседство двух «своих» фирм: локомотива, известного, находящегося рядом с властью и возможностями получать немалые суммы из бюджета, и фирмочки поменьше, предназначенной для решения локальных задач: тендер выиграть, деньги получить и перераспределить.

Но самое главное сходство в другом. В деле Ходорковского есть явная политическая составляющая. Не значит, что он чист перед законом. Просто не будучи чистым, он позволял себе такие вещи, что в конце концов именно он, а не те, кто был также не чист, но подобного не позволял, оказался в местах не столь отдаленных.

Творчество Кирилла Серебренникова тоже вызывало у людей множество вопросов. Главный из которых: почему это спорное искусство оплачивается из государственных денег? Видимо, и этим тоже в определенной степени объясняется то, что пришли именно к художественному руководителю «Гоголь-центра», а не к кому-либо из его собратьев по цеху...

Далее читать: 


© Национальный медиа-союз,
2013-2020 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru