СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Непоследнее слово о лжи, или безнаказанность порождает беззаконие

17 апреля 2020 г.

Николай Каклюгин

Посвящение всем незаконно осужденным, осуждаемым, приговорённым, погибшим в лагерях и тюрьмах Советской и постсоветской России, и их родным и близким…

Выступление незаконно осуждаемого врача и общественника-патриота Николая Каклюгина на завершающей стадии судебного процесса 12.11.2019 г. с пояснениями судье в заявлении 31.01.2020 г. после вынесенного решения и дополнительным комментарием…

 

- «Ты помоги нам, Матерь Божия,

Найти свой путь средь бездорожия,

А те, кто застит нам наш путь,

О них Ты тоже не забудь;

За их недоброе усердие

Сбить нас с пути, свести с ума

Придумай что-нибудь Сама

В пределах милосердия.»

/Н.А. Зиновьев «В пределах милосердия»/

- «Сказали Ему в ответ: отец наш есть Авраам. Иисус сказал им: если бы вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал.

Вы делаете дела отца вашего. На это сказали Ему: мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога.

Иисус сказал им: если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел; ибо Я не Сам от Себя пришел, но Он послал Меня.

Почему вы не понимаете речи Моей? Потому что не можете слышать слова Моего.

Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи. А как Я истину говорю, то не верите Мне.

Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне?

Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога».

/Евангелие от Иоанна, гл. 8, ст. 39-47/

- «Хочу вам, братия, упомянуть несколько о лжи, ибо я вижу, что вы не очень стараетесь удерживать язык свой, от чего мы легко увлекаемся во многое зло. Заметьте, братия мои, что во всяком деле, как я всегда говорю вам, можно приобрести навык и к доброму, и к злому: итак, нужно большое внимание, чтобы нам не быть окраденными ложью, ибо лжец не имеет общения с Богом. Ложь чужда Богу. В Писании сказано, что “ложь от лукавого”, и что “он ложь есть и отец лжи” (Ин. 8:44). Вот, отцем лжи назван диавол, а истина есть Бог, ибо Он Сам говорит: “Аз есмь путь, и истина и живот” (Ин. 14:6). Видите посему, от Кого мы отлучаем себя и с кем соединяемся ложью: очевидно с лукавым.

Итак, если мы поистине хотим спастись, то мы должны всею силою и со всем усердием любить истину и охранять себя от всякой лжи, чтобы она не отлучила нас от истины и жизни.»

/Преподобный авва Дорофей «Душеполезные поучения и послания», поучение Девятое «О том, что не должно лгать»/

***

На данный момент опубликовано 5 частей выступления автора в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону по существу предъявленного ему обвинения, хотя и удалось представить присутствовавшим в зале судебных заседаний, а впоследствии – после публикации части 1 (https://vk.com/doc62594259_535650389?hash=ca04ad08cff8ad7a3e&dl=707defee9e236005d4) и последующих частей данного судебного допроса «подсудимого» как обвиняемого в крайне сюрреалистическом с учётом его социального и профессионального статуса преступлении – умысле на сбыт наркотиков в крупном размере «в неустановленное время, в неустановленном месте неопределённому кругу лиц» - предусмотренном ч. 4 ст. 228.1 – п. «г» ст. 30 УК РФ, что в итоге опроверг и суд в лице председательствующего федерального судьи Попова А.Е., вынесшего вердикт – виновен, но лишь в хранении

наркотических средств и психотропных веществ. Правомерен ли он? И нет ли лжи и фальши в таком решении и ряде иных на том же судебном заседании 12.11.2019 г., ставшим финальным на этой стадии, читайте дальше.

Хочу вновь, предваряя всё идущее по тексту ниже, как и в прежних комментариях к разворачивающемуся всё более правовому нигилизму вокруг моего дела и всех к нему нечистых причастных, подчеркнуть, что оно, исходящее от нечистых на руку, сердце и душу чиновников и силовиков всех уровней (исполнители) и адептов, лидеров тоталитарных деструктивных культов (заказчики), если показательно не совершить государственный акт возмездия, в дальнейшем станет реальностью для всё большего числа граждан из числа патриотической прослойки.

Теперь по тексту стенограммы.

***

Судья Попов А.Е.: Мы несколько задержали начало судебного заседания, но это произошло по объективным причинам, адвокат Пешиков был занят в другом процессе, и дабы не нарушать право подсудимого Каклюгина на защиту, соответственно, ожидали приезда адвоката. Адвокат Евдокимов у нас не явился, но, поскольку… насколько мне известно, данная позиция согласована с самим подсудимым.

Значит, в прошлом судебном заседании подсудимый заявил о том, что для дачи «последнего слова» ему необходимо подготовиться, ему было предоставлено время для подготовки. Николай Владимирович, пожалуйста, Вам предоставляется «последнее слово».

Каклюгин Н.В.: К «последнему слову» я не готов. Значит, я прошу сделать… я хочу сделать заявление по поводу экстренной госпитализации, значит, Вы получили 14 октября, было направлено на Ваше имя письмо с просьбой предоставить, дать возможность прийти гепатологу ко мне.

Судья Попов А.Е.: Николай Владимирович, я понимаю, о чём Вы говорите. Во-первых, Вы… в тот же день, на следующий день, ответ был подготовлен, было дано разрешение после поступления из СИЗО, так как никто из Ваших родственников не явился, мы данное письмо в прошлую пятницу направили непосредственно в СИЗО…

Каклюгин Н.В.: Тридцатого октября было от начальника СИЗО…

Судья Попов А.Е.: Вот буквально вот после того, как поступило… на следующий день мы напечатали разрешение, никто из Ваших родственников не явился, и, когда…

Каклюгин Н.В.: Кто предупреждал, что… [Откуда могли знать родственники, когда получено конкретно направленное мной ранее заявление, перенаправленное из администрации СИЗО-3 г. Новочеркасска, а также в какой срок подготовлен судьёй ответ, требующий их личной явки и выдачи на руки? Очередная ложь судьи Попова А.Е.].

Судья Попов А.Е.: А мы же не будем доктора искать сами… Поэтому, Николай Владимирович, Вам предоставляется «последнее слово»…

Каклюгин Н.В.: Нет, ещё раз. Далее, значит… 30-го октября пришло согласование, на выходных кололи мне препараты, у меня выходил камень вчера ночью, в три часа ночи мне были сделаны инъекции спазмолитика. Значит, я всю ночь практически, я вообще не спал, я сейчас подготовил на Ваше имя единственное за все выходные и за всё время заявление о необходимости экстренной госпитализации. Меня сейчас убивают. Просто Ваше бездействие…

Судья Попов А.Е.: Николай Владимирович, я не могу решить вопрос о Вашей госпитализации. Это не входит в мои полномочия. Это должна решать этот вопрос администрация СИЗО, которая направила нам письмо [справка начальника филиала МЧ-14 А.С. Обухова] о том, что Ваше состояние относительное удовлетворительное, медицинских противопоказаний для участия в судебных заседаниях нет. [Заключение вынесено на основании замера температуры тела и артериального давления, после укола мощного спазмолитика – обезболивающего в 3 часа ночи и в 8 часов 5 мин. утра прямо до выезда в суд г. Ростова-на-Дону, без необходимых УЗ-подтверждений состояния почек].

Каклюгин Н.В.: На основании чего составлено это письмо?! Мне необходимо сделать ультразвуковое исследование почек, у меня камень выходит из почек.

Судья Попов А.Е.: По состоянию Вашего здоровья я не могу вступать с Вами в какую-то полемику, это не имеет отношения к настоящему судебному…

Каклюгин Н.В.: Это имеет отношение, потому что я не в состоянии… Давайте сделаем мне экспертизу медицинскую!

Судья Попов А.Е.: Николай Владимирович…

Каклюгин Н.В.: Я не могу, у меня боли постоянные!

Судья Попов А.Е.: Вы отказываетесь от последнего слова?..

Каклюгин Н.В.: У меня постоянные боли.

Судья Попов А.Е.: Николай Владимирович, Вы отказываетесь?

Каклюгин Н.В.: Я делаю заявление об экстренной госпитализации. И Вам его прикладываю. Прошу Вас обосновать необходимое… [Впоследствии проигнорированное, непринятое во внимание судьёй Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Поповым А.Е. заявление с данной, требующей оперативного реагирования и переноса судебного заседания до принятия взвешенного решения на основании объективных медицинских показаний состояния моего здоровья, основных органов и систем, опубликовано на интернет-портале информационно-аналитической службы «Русская народная линия» под названием «Заочно приговорённый» 28.11.2019 г.: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/28/zaochno_prigovorennyi].

Судья Попов А.Е.: Вам сейчас будет вызвана «скорая медицинская помощь», которая проверит Ваше состояние здоровья, и, при необходимости, окажет Вам помощь. После чего мы вернёмся к продолжению судебного заседания и решению вопроса либо об

отложении, либо о предоставлении Вам в настоящем судебном заседании «последнего слова».

Каклюгин Н.В.: Хорошо.

Судья Попов А.Е.: Объявляется перерыв до 14.00.

***

Здесь в этом промежутке, когда меня спустили с конвоем в полуподвальные камерные помещения для арестантов, ожидающих своей выводки в залы судебных заседаний, вызвали бригаду «скорой медицинской помощи», те по приезду, наспех опросив и замерив артериальное давление без демонстрации цифр больному, укололи слабодействующий анальгетик, отбыв на следующий вызов, а меня же, в свою очередь, оставили ждать повторного подъёма для дачи итоговых разъяснений по сути предъявленных обвинений после выступлений всех свидетелей обвинения и защиты, прений сторон: гособвинения и адвокатов, перед вынесением обвинительного или оправдательного приговора, я напомню, что согласно ответу Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Москальковой Т.Н. депутату Государственной Думы Федерального Собрания РФ VII созыва Н.С. Валуеву от 01.11.2019 г., она обратилась с просьбой к Уполномоченному по правам человека в Ростовской области Харьковскому А.И. поприсутствовать на судебных заседаниях, которых оставалось всего два, 07.11.2019 г. (выступали два защитника-адвоката в моих интересах в прениях: Евдокимов В.Н., будет опубликовано после апелляционного заседания в Ростовском областном суде, Пешикова П.С., см. материал «В связи с чем прошу Каклюгина оправдать»: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/26/v_svyazi_s_chem_proshu_kaklyugina_opravdat, и 12.11.2019 г., стенограмму которого представляем вниманию читателей с дополнительными поясняющими комментариями.

Осталась неизвестной реакция господина Харьковского на поручение его непосредственного руководителя из федерального центра, г. Москвы, Т.Н. Москальковой, однако, известно, что 07.11.2019 г. ни он, ни кто-либо от него на судебном заседании по существу рассмотрения «дела Каклюгина» (https://ruskline.ru/tema/obwestvo/delo_kaklyugina) в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону не присутствовал. 12.11.2019 г., стенограмму с заседания за эту дату сейчас приводим здесь с дополнительными пояснениями, от аппарата ростовского областного Уполномоченного по правам человека во время того, как судья Попов игнорировал моё неудовлетворительное состояние здоровья в то утро, блокировал приобщение к материалам судебного уголовного дела №1-169/2019 написанное мной предыдущей ночью с огромным трудом после очередного приступа почечной колики в СИЗО и инъекции скоропомощного препарата «Спазматон» заявление о необходимости

экстренной госпитализации и невозможности по медицинским показаниям подготовиться и выступить до прохождения полноценных диагностики и лечения в областной тюремной больнице в суде с так называемым «последним словом» в рамках данного заказного сфабрикованного уголовного дела (снова возвращаясь к опубликованному позднее заявлению судье Попову с копией председателю Совета по правам человека при Президенте РФ М.А. Федотову в виде статьи «Заочно приговорённый»: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/28/zaochno_prigovorennyi), и не позволил озвучить данное заявление на том судебном заседании, в зале, как выяснилось позже, находился некий молчаливый наблюдатель от Уполномоченного по правам человека в Ростовской области Харьковского А.И. Следовательно, стал от начала свидетелем вышеуказанных в данном комментарии событий, до конца – произнесения председательствующим на судебном заседании 12.11.2019 г. обвинительного приговора (см. комментарий к нему в краткой апелляционной жалобе с дополнениями, опубликованными 24.01.2020 г. на интернет-портале Союза патриотических СМИ «Национальный медиа-союз» под названием «Бой за правду и свободу: незаконный оборот сфабрикованных уголовных дел в Ростовской области»: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/bojzapravduisvobodu_nezakonnyjoborotsfabrikovannyhugolovnyhde1334.html), все нарушения Уголовно-процессуального и уголовного права, кодексов Российской Федерации, допущенных в отношении меня со стороны судебного корпуса и государственного обвинения, всех судей Пролетарского районного суда донской столицы, не только Попова А.Е., как не только государственных обвинителей меня в моём деле Вернигора Д.П. и Баранова С.О., но и в целом прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, не раз упоминаемых мною ранее и далее здесь по тексту заместителей районного прокурора Чаброва С.С. и Касянчук С.Ю., причастных к итоговому незаконному приговору. Однако, никак, абсолютно ни в какой степени не было реакции и на это беззаконие со стороны представителей регионального аппарата Уполномоченного по правам Человека в РФ в Ростовской области. А лично областного Уполномоченного А.И. Харьковского мне так и не удалось увидеть ни разу, хотя обращений к нему было по поводу противоправных действий в отношении меня со стороны следствия, судебных и прокурорских, надзирающих органов, администраций ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области (начальник – А.Ю. Колганов) и ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России (начальник – А.С. Пачганов). Возможно, это связано с его прежним местом трудовой деятельности в послужном списке, предельно полярном с тем, куда его вдруг назначила каким-то чудным образом Т.Н. Москалькова.

Достоверно известно, что в 1997-2007 гг. А.И. Харьковский занимал должность прокурора Ростовской области. С каким сердцем и душой он теперь защищает права жителей Ростовской области от в том числе прокурорского произвола все мы можем

очень наглядно видеть и на моём примере, отражённом в обращении к начальнику СИЗО-3 Колганову с просьбой переадресовать тому же господину Харьковскому, которое, надеюсь, всё же будет с небольшим комментарием опубликовано под названием «Опасные игры с людскими судьбами: патология бесчестия» [прим. ред. – опубликовано 04.03.2020 г.: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/opasnyeigrysljudskimisudbami_patologiyabeschestiya2026.html]. А пока вернёмся к судебному заседанию 12 ноября 2019-го.

***

Стенограмма выступления Николая Каклюгина

на судебном заседании в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону перед вынесением приговора

Каклюгин Н.В.: Это не моё последнее слово. Это слово о лжи.

Так вот. Однозначен факт тотальной деградации российской правоохранительной системы, судебной в том числе, которую вообще до момента глубинного реформирования, создания практически заново, необходимо запретить называть охраняющей право. Не право она охраняет, а плодит криминал в структурах тех, кто призван нас, граждан, защищать от преступных посягательств. Мой случай показательный, ярчайший всему этому пример, но не исключение из правил, к сожалению, а один из многих сотен и тысяч по стране. Мы сегодня подходим к той точке, тому времени, за которым стоит только гражданская война, социальный взрыв, и провокаторы основные – не либералы из штаба «Фонда по борьбе с коррупцией» Алексея Навального, а «оборотни в погонах» из полицейских структур, органов прокуратуры и судов. И здесь невозможно не вспомнить, не процитировать, не напомнить всем нам две цитаты из нетленного «Собачьего сердца», меткого на емкие, но краткие слова и фразы Михаила Булгакова, которые если кто и знает, то не во всей полноте, широте, объеме, красоте. А ведь именно они, вложенные в уста «острому на язычок» профессору Филиппу Филипповичу Преображенскому, глубокому философу, каким являлся и наше сокровище прозы писатель Булгаков, на века дают характеристику тем явлениям в нашем государстве, которые, если их выпустить из-под контроля, способны в очередной раз разрушить его практически до основания.

Пока мы смотрим в сторону Украины, Сирии, Турции, США, Евросоюза, Великобритании, что-то очень тревожное не один десяток лет прорывается и оформляется внутри страны под прикрытием различных многочисленных и разноцветных служебных удостоверений, ведомственных протоколов и справок, подменяющих реальную, правоохранительную деятельность фиктивной и более того – подрывающей экономическую и духовно-нравственную, религиозную безопасность Российской Федерации.

(первая цитата)

«- Что такое эта ваша разруха? Старуха с клюкой? Ведьма, которая выбила все стекла, потушила все лампы? Да ее вовсе и не существует. Что вы подразумеваете под этим словом?../…/…Это вот что: если я, вместо того, чтобы оперировать каждый вечер, начну у себя в квартире петь хором, у меня настанет разруха.../…/…Следовательно, разруха не в клозетах, а в головах.

Значит, когда эти баритоны кричат «бей разруху!» - я смеюсь…/…/… Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку! И вот, когда он вылупит из себя всякие галлюцинации и займется чисткой сараев – прямым своим делом, - разруха исчезнет сама собой. Двум богам служить нельзя! Невозможно в одно и то же время подметать трамвайные пути и устраивать судьбы каких-то испанских оборванцев!../…/…

- Городовой! – кричал Филипп Филиппович – Городовой!../…/…Это, и только это. И совершенно не важно, будет ли он с бляхой или же в красном кепи. Поставить городового рядом с каждым человеком и заставить этого городового умерить вокальные порывы наших граждан.

Вы говорите – разруха. Я вам скажу, доктор, что ничто не изменится к лучшему в нашем доме, да и во всяком другом доме, до тех пор, пока не усмирят этих певцов…/…/…

Никакой контрреволюции…/…/… Так я и говорю: никакой этой самой контрреволюции в моих словах нет. В них здравый смысл и жизненная опытность.»

/М.А. Булгаков, «Собачье сердце», гл. III (1925)/

(вторая цитата)

«- На преступление не идите никогда, против кого бы оно ни было направлено. Доживите до старости с чистыми руками.»

/Там же, гл.VIII(1925)/

Вчитавшись внимательно в эти фрагменты из нетленного, всё так же актуального социально-драматического, хотя на первый взгляд и сатирического произведения почти вековой давности с прискорбием приходится отметить, примеряя то описание и напутствие к дню сегодняшнему, в современной России, что нынешние городовые, читай – полицейские, следователи, прокуроры и судьи (не все, но очень многие, попавшие в нашу деформированную систему псевдоправосудия), могут оказаться и пострашнее хищных зверей или птиц-стервятников, с виду имея человеческий облик и офицерские мундиры и погоны или судебные мантии. Как следствие – [извращая] полномочия органов гос. власти. Моя ситуация – наглядный тому пример. Они абсолютно спокойно совершают преступления против невиновных, сами крича при этом: «Держи вора!».

О серьёзных проблемах со здоровьем, ставших ещё более выраженными после госпитализации, я не раз говорил [выступая ранее на судебном заседании, например см. часть 3 выступления, фрагмент ближе к окончанию: https://vk.com/doc62594259_535650789?hash=2897e96f3146bbda91&dl=d750ec8e1e26192757]. Вот сегодня мы увидели ситуацию, когда говорится [судьёй Поповым], что в пятницу был положен документ и ждал того, как придут мои родители за ним. Как они могли прийти, если они вообще не знали, что этот документ ожидает своего часа, чтобы его забрали? Как можно сообщить, что утром мне была сделана инъекция, и я спал хорошо,

если ночью у меня выходил камень и в 2 часа ночи делали инъекции все выходные. И каждый день мне колют 1, 2 раза в день инъекции спазмолитиков. У меня уже нет места на ягодицах, прошу прощения за подробности, куда мне можно колоть уколы. Я прошу экстренной госпитализации, но мне её не дают и говорят, что у меня состояние удовлетворительное. Всё построено на лжи. И я не случайно, когда выступал гособвинитель [на судебном заседании 31.10.2019 г.], сказал, что «сатана – отец лжи, и сатанист в прокуратуре», называя сатанистом гособвинителя Баранова, потому что эти слова из стенограммы [предоставленной судом] вычеркнуты. Когда мне вручили стенограмму [передали нарочно удивительно быстро, на следующий день после заседания, 01.11.2019 г.] – не было этих слов о сатанисте в прокуратуре, а просто было написано «сволочь». Но я не уверен, что я говорил «сволочь», а вот что «сатанистом в прокуратуре» называл этого господина – это так и есть, потому что сатана согласно Евангелию – отец лжи. Это не какие-то там отвлечённые от истины слова, а так и есть. Я наблюдаю этот сатанизм – это осатанелый, циничный беспредел во всём моём деле уголовном, и это то, что доводит меня до приступов [подъёма] артериального давления, и до той ситуации, в которой здоровья практически не может быть вообще в принципе.

Уже выступили адвокаты до меня, на прениях, а до этого выступил с безумной речью гособвинитель, который предложил мне 10 лет колонии строгого режима на основании показаний свидетелей [обвинения] всего лишь: то есть, показаний Красильникова – наркомана со стажем, трижды судимого, который является другом и непосредственно знакомым Лушникова [председателя правления Национального антинаркотического союза, ширмы-прикрытия украинской неопротестантской секты «Царство Бога»], что вообще никак не упоминается. Адвокат защиты моих интересов Пешиков полностью тоже пояснил эту картину. [См. его выступление 07.11.2019 г. «В связи с чем прошу Каклюгина оправдать»: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/26/v_svyazi_s_chem_proshu_kaklyugina_opravdat]. То есть, значит, знакомые – те, которые мои знакомые со стороны защиты – это, значит, их показания ничего не значат, а знакомые те же, которых я знаю – Павлюченкова и Красильников [вместе с Новопашиным и Лушниковой] – их показания значат всё. То есть – ВСЁ! Нет отпечатков [ничьих] пальцев на свёртке, обыск не был проведён в доме и так далее, и так далее – всё это полностью опущено. Показания священника [протоиерея Евгения Литвиненко, руководителя антинаркотического отдела Шахтинской епархии] о вечере того дня, когда мы приехали с Красильниковым в Шахты, что я был в нормальном [трезвом, адекватном] состоянии – священник тоже якобы является моим другом, хотя священник не может быть другом, он гораздо старше в принципе. И вообще, то есть всё это собрано в какую-то кашу, которая вдруг представлена как некий конгломерат, на основании которого мне предложено 10 лет колонии строгого режима. И со спокойной совестью, закатывая глазки, прокурор [гособвинитель С.О. Баранов] выслушивал потом какие-то [мои] замечания и я был удален из зала за то, что назвал государственного обвинителя государственным преступником. Но извините: меня называют наркодилером, мне предлагают 10 лет колонии строгого режима – почему я не имею права гнать из зала государственного обвинителя тогда? Или, извините, Ваша честь, Вас, например? Почему я, кандидат медицинских наук, должен сидеть за этой решёткой и выслушивать все наглые, бессовестные обвинения, которые ни на чём не основываются вообще?

О том, что произошло, я писал в своём заявлении ещё 11 января [2019 года], например. Заявление, которое есть в материалах дела: том 2, лист дела 234-235, где указал – на имя начальника ГУ МВД Ростовской области Агаркова и копия следователю Швецовой – полностью, кто входит в организованное преступное сообщество (Скогорев,

Болдырев [и ряд других их сообщников]); назвал то, что бездействие прокуратуры Ростовской области – что приезжал в ноябре [2018 года] майор УСБ ГУ МВД [России Ростовской области ], который взял показания, и с тех пор больше я его не видел; о том, что я болен, что мне необходима помощь и так далее. Это в деле [в томах 1-3 материалов уголовного дела] есть, но никто не обратил на это внимания вообще. И если мы пойдём по свидетельским показаниям, которые были даны на суде [свидетелями обвинения], и сравним их с теми, которые были даны, приведены в материалах дела – так это вообще, просто шизофрения какая-то! То, что рассказывает Любовь Лушникова, там [в Москве, якобы, при первой личной встрече в 2018 году], стеклянной бутылкой пытался две таблетки ей запихнуть в рот, разбивая зубы – это что такое вообще? Она здесь эти показания полностью не подтвердила [на своём судебном допросе 16.07.2019 г.]. То есть эти показания писали за неё, получается, да?

Я ещё раз повторю то, что говорил ранее в своём выступлении: 20 октября 2018 года мне вменяется 4 часть статьи 228, а только 26 октября следователь Бортникова запрашивает вообще: «Найдите-ка мне свидетелей обвинения, свидетелей, связанных, которые знают о незаконном обороте наркотиков Каклюгина», - это как понять вообще? На административне задержание Николая Каклюгина 19 октября вызывается спецназ [ГУ МВД России по Ростовской области], «Гром» в 16 часов. Это как понять? То есть 6 человек – 2 оперативника и 4 бугая спецназовца – бегут на одного кандидата наук, чтобы его задержать, потому что он находится [со слов одного лишь старшего группы при задержании оперативника А.Ю. Болдырева] в состоянии алкогольного опьянения? Это что за паранормальные явления такие в Ростовской области, в Ростове-на-Дону происходят?! Это никого не смущает? Прокуратура [гособвинитель С.О. Баранов] спокойно, причесывая чёлку, здесь предлагает 10 лет строгого режима. Так, может, это надо как раз прокурору [Баранову] предложить посидеть 10 лет? И, может, год отсидеть в СИЗО, как я посидел? У меня седые волосы появились! Может быть, не хочет ли прокурор присесть на годик в СИЗО, прочувствовать по полной то, что он предлагает? А глазки не закатывать здесь и не сидеть, изображать из себя девочку невинную.

Если мы пройдемся (я вернусь ещё к свидетельским показаниям), если мы пройдемся по тому, что здесь прокуратура [Пролетарского района города Ростова-на-Дону] нам сообщала, то это просто позорище какое-то! Если взять те же вопросы, связанные с медицинским обеспечением, как здесь сообщается, в частности, начальником медчасти [филиала ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России в СИЗО-3 Обуховым А.С.] – почему «слово о лжи» - он сообщал о том, что я находился в больнице с 30 апреля по 8 мая, например, а у меня 3 голодовки, на тот момент, кода я приехал – 2 отказа от приёма пищи протестные в связи с тем, что столько нарушений было в материалах дела со стороны следователей Швецовой и Бортниковой, со стороны оперативников. И после двух этих голодовок, аж через три месяца, я попал в больницу на 16 дней, хотя господин Пачганов – начальник МСЧ-61 – сообщал [в своих шести отписках с мая по ноябрь 2019 года] о 8 днях. И я попал почему-то в психиатрическое отделение, а не в терапевтическое. И об этом знает прокуратура Ростовской области, об этом знает прокуратура Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону] – но никто ничего не сделал, [по существу заявлений] не сообщает. Я не пролечен, в течении 13 месяцев [15,5 месяцев – до плановой, не экстренной госпитализации в областную тюремную больницу] практически, я ни разу толком не был пролечен, несмотря на то, что не просто у меня хронические заболевания, а то, что я, можно сказать, прожил 74 дня из 13 месяцев в отказе от приёма пищи. Попробуйте прожить 74 дня в отказе [голодовке]. Я сам себя корю за то, что я это сделал, но как мне было достучаться до прокуратуры? Так я не достучался! Сидит эта прокуратура Пролетарского района: то краснеющий [гособвинитель] Вернигора, не пойми от чего, то закатывающий глазки господин [гособвинитель] Баранов, и им всё равно вообще – голодал я или не голодал. В материалах дела до сих пор нет полностью информации о моих голодовках, если бы не сторона защиты. И в то же время я получаю 25.07. [2019 г.] опять сообщение от Пачганова, что состояние здоровья у меня удовлетворительное в настоящее время. Мне, у которого камни высыпаются прямо в раковину! Я писал, направлял на судью, Ваша честь, на Вас, информацию. Даже анализ камней мы сделали в июле месяце.

А мне, мне сообщает [начальник ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России] Пачганов, что моё состояние здоровья удовлетворительное, и я не нуждаюсь в экстренных мерах госпитализации. Это что за покрывательство, круговая порука?

Когда было направлено обращение прокурору Новочеркасска А.А. Косинову 29 июля, оно попадает 16 августа в прокуратуру Ростовской области – та расписывает

ростовскому прокурору по надзору за соблюдением законов, 19 августа прокуратура Новочеркасска направляет в ГУ ФСИН России по Ростовской области, те пересылают тому же Пачганову. И снова я получаю от Пачганова 4 октября письмо о том, что моё состояние здоровья удовлетворительное, и всё у меня хорошо. У меня печёночные ферменты превышены в 6 раз АлАт, другого фермента – в 3 раза. Сейчас мне уже прокапали 10 капельниц в самом СИЗО – чуть лучше, в 3 раза превышение. Но это печень распадается, у меня пред-цирроз по сути. Я нахожусь в состоянии на грани просто. Меня что, доводят до самоубийства, снова пытаются? [Как это было в ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России с 30.04. по 16.05.2019 г., куда меня госпитализировали из СИЗО-3 г. Новочеркасска, о чём я, как и о всём изложенном в абзаце выше, поведал в статье «Приказано – уничтожить?!» от 23.10.2019 г.: https://ruskline.ru/opp/2019/10/23/prikazano__unichtozhit_].

Следствие торопилось судорожными прыжками за три месяца закончить следствие, чтобы передать дело в суд, несмотря на массу нарушений, а теперь суд торопится вменить мне приговор обвинительный, игнорируя моё состояние здоровья как в первом, так и во втором случаях. У меня была слабая надежда на Вас, Ваша честь, что у меня как-то получится, всё-таки, здесь немножко другая будет картина, но мне до сих пор не оказано никакого лечения. Мне всё равно, что сообщает Вам [начальник мед. части СИЗО] Обухов, о том, что мне укололи в полдевятого [утра, перед выездом в суд на это выступление и оглашение приговора] Папаверин, извините, один препарат и всё, я поехал сюда. Но это не означает, что меня пролечили. [Лишь устранили симптоматические спазмы от идущих почечных камней и песка]. Мне до сих пор не сделали ультразвуковое исследование. А те, которые делали последние, в январе месяце [2019 г.], сообщают о том, что у меня камень и песок в почках, и в левой и в правой. Так сделайте мне ультразвуковое исследование, сообщите о том, что реально происходит! А то, что сообщают анализы мочи – мутная, слизь в моче есть – это говорит о том, что заболевание почек присутствует.

Когда отец делает запрос на того же Пачганова – 4 сентября [2019 г.] он ему сообщает вместо того, чтобы сообщить о состоянии здоровья, сообщает о том, что я размещён в камере, что у меня есть кровать, стол, скамейка, шкаф, вешалка для верхней одежды, светильник, унитаз, умывальник и проведена сигнализация. Кому это нужно? Когда мне нужна помощь медицинская, срочно! То же самое от 26 сентября приходит письмо от Пачганова.

Прокуратура Пролетарского района в ответ на запрос о [моём] медицинском обеспечении [и неоказании стационарной медпомощи] 5 сентября 2019 года за подписью господина Чаброва, который у нас исполняет обязанности уже прокурора района – вообще абсолютно ни одной информации не сообщает, ничего о медицинской помощи, ни слова на трёх листах. Просто сообщает о том, что в следственный отдел [по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по Ростовской области] поступило заявление о нарушениях сотрудников, о необоснованном уголовном преследовании, ни слова о медицинском обеспечении. На двух листах всего лишь. [Все эти формальные ответы-отписки размещены в приложении к статье «Приказано – уничтожить?!» на «РНЛ» (https://ruskline.ru/opp/2019/10/23/prikazano__unichtozhit_)]. Когда я каждый раз прилагаю 60-70 листов приложений, обоснований и так далее. Это говорит о том, что прокуратура Пролетарского района не наблюдала за законностью

соблюдения моих конституционных прав, то есть вообще не выполняла свою надзорную функцию, то есть являлась частью организованного преступного сообщества. Я ещё раз повторяю – это нарушение законодательства, это нарушение УПК, это нарушение Уголовного кодекса, это уголовные статьи, за которые должны ответить, это часть сговора преступного. Я надеюсь, Ваша честь, что Вы не входите в это организованное преступное сообщество.

Но, однако же, когда я 23 июля узнал о том, что мне мера пресечения на 3 месяца вперёд продлена с подачи господина Вернигоры, другого государственного обвинителя [гособвинителя в первой части судебного расследования по моему уголовному делу], и Вы это поддержали – то конечно возникла тревожная мысль о том, что будет дальше с приговором обвинительным и каким [именно по тяжести]. Я не знаю, как это всё дальше будет происходить, но абсолютно наплевательское отношение со стороны прокуратуры Ростовской области обращает на себя внимание. То же самое обращение 17 священнослужителей Русской Православной Церкви, которое было в ноябре, когда, насмехаясь, один из представителей прокуратуры говорил: «Да хоть папа Римский, хоть Кирилл», - ещё раз обращаю на это внимание – «должен находиться в СИЗО». Это что за отношение такое к Русской Православной Церкви? [См. материал на «РНЛ» от 12.07.2019 г. «Да хоть Кирилл, обвиняемый должен находиться в СИЗО»: https://ruskline.ru/news_rl/2019/07/12/da_hot_kirill_obvinyaemyj_dolzhen_nahoditsya_v_sizo].

И сколько бы мы не сообщали об этом – всё проходит мимо. 8 ходатайств было со стороны защиты [17.10.2019 г., см. третью часть выступления Н.В. Каклюгина (с допросом, окончание): https://ruskline.ru/analitika/2020/01/24/nechistye_duhom_i_serdcem_zakryvaya_vse_voprosy]. Мы предлагали запросить, чтобы здесь выступила та самая [экс-начальник отдела дознания Отдела полиции №7 УМВД России по г. Ростову-на-Дону] Наталья Николаевна Разумная, которая дала заявление, где сообщила о причастных к моему задержанию сотрудников и УФСБ Ростовской области, и ФСБ центрального аппарата: Каплине и Агапове. Нет, она не была здесь допрошена! Отказ. Нет здесь и следователей [ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону] – Бортниковой и Швецовой. Та самая [следователь] Бортникова, которая поручение выписывала уже 20 октября после вменения мне в вину части 4 ст. 228.1 ПРИМ [через ст. 30 п. «г»]: «Поручить сотрудникам 3 отдела УКОН УМВД провести оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление свидетелей, осведомлённых о преступной деятельности». Как это понять? Рапорт оперативника [3 отдела УКОН ГУ МВД России по Ростовской области] Егорова от 26 октября, которому так же – [нам судьёй Поповым А.Е.] было отказано в его допросе, потому что он сообщает, что, допустим, Красильников [свидетель обвинения, трижды судимый, наркозависимый, см. материал «Требую передать дело в Следственный комитет»: https://ruskline.ru/news_rl/2018/12/01/trebuyu_peredat_delo_v_sledstvennyj_komitet/], якобы, был одним из постоянных потребителей наркотических средств, которые приобретал у меня (наркотические средства), что не подтвердилось. И ни [свидетель обвинения] Новопашин, ни [свидетель обвинения] Павлюченкова не осведомлены о причастности меня к незаконному обороту наркотиков, то есть это полностью фальсификация материалов оперативно-розыскной деятельности, это уголовная статья 303 УК РФ. Почему нам не дали возможности с ними пообщаться? Это всё о том же, и все эти вопросы остаются.

Если мы возьмем протокол допроса свидетеля Беглярова Владислава Юрьевича, который всё-таки был допрошен как свидетель, то здесь однозначно мы видим, что, во-

первых, он не является моим другом, как указала нам в обвинительном заключении [следователь И.С. Швецова], и как указал гособвинитель Баранов абсолютно ложно – то есть это ложь! Опять-таки возвращаемся к тому, кто отец лжи – сатана. Что за сатанист такой, что за бессовестная наглая ложь? Он никогда не был моим другом [Вадим Бегляров] – это просто парень, который занимается реабилитацией, бывший наркозависимый, которого я когда-то опрашивал по диссертации, мы с ним так и познакомились. Мы с ним раз 5-6 виделись в жизни всего. Какой он мой друг? И тем не менее, он сообщает о Красильникове, что он наркозависимый, и ему нет доверия. Более того, Николай Олегович Новопашин в своём выступлении 6 августа [2019 года] подтвердил также, что нет доверия Красильникову, он наркозависим по-прежнему, является наркозависимым. Более того, он, возможно, работает на полицию. То есть, даже свидетель обвинения [Новопашин] об этом сообщил. Все эти моменты проигнорированы абсолютно государственным обвинителем, но, я надеюсь, не будут проигнорированы Вами.

Обращает на себя внимание тот факт, что священник Русской Православной Церкви – отец Евгений Литвиненко – сообщил о том, что видел меня с Красильниковым в тот вечер (когда, якобы, [со слов Красильникова] я приехал в наркотическом опьянении с Красильниковым, употреблял по пути на бензоколонке и в Краснодаре ещё, по выезду в Шахты из Краснодара, весной, в начале лета 2018 года, наркотические вещества типа «соли»). Но почему госпожа Швецова, следователь Швецова, не приобщила, не сделала, не перевела в статус свидетеля [председателя антинаркотического отдела Шахтинской епархии протоиерея Евгения] Литвиненко? Потому что она не хотела, чтобы в обвинительном заключении присутствовала фигура отца Евгения, потому что эти показания были не выгодны обвинению, потому что нужно было меня посадить. Им не нужно было, чтобы в обвинительном заключении присутствовал отец Евгений.

Я прошу прощения за сбивчивый текст, но мне, действительно, плохо, в связи с этим немножко сбиваюсь, конечно…

В частичном отказе ходатайства от 24 января [2019 года] Швецова так и сообщила, что уже все свидетели набраны и уже невозможно отца Евгения Литвиненко (Евгения Валентиновича Литвиненко, 1974 года рождения) сделать свидетелем, потому что всех свидетелей защита уже исчерпала раньше и всё. Что это за основание такое? Это что за нарушения УПК, вообще, действующего? Как это всё понимать?

В это же время Главное следственное управление [ГСУ] ГУ МВД Российской Федерации [по Ростовской области] является грубым прикрытием для преступной деятельности [следователей ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД г. Ростова-на-Дону] Швецовой, Бортниковой и её начальника Сердерова.

Стребков, зам. начальника ГСУ МВД [ГУ МВД по РО], отвечает 12 марта 2019 года [мне, адвокату и иным заинтересованным лицам] сразу на 6, шесть обращений! Как можно ответить сразу на 6 обращений граждан одним письмом на 2-х листах? Это что такое вообще происходит? Стребков, зам. начальника ГСУ, «герой МВД», просто сообщает [в этих отписках], что расследование по уголовному делу окончено. Обращение первое 11 января было к нему, а он отвечает через 2 месяца, нарушая все положенные нормы – то есть, должен был ответить в течение 30 суток календарных, а отвечает 12 марта, ровно через 2 месяца и 1 сутки. Он ждал, пока дело будет передано в суд и сообщил о том, что дело уже передано в суд и уже невозможно ничего исследовать по этому делу. Вот он, ещё один преступник – Стребков, пожалуйста! Кроме того, это в ответе мне, а в ответе [защитнику-адвокату в моих интересах] Пешикову Павлу Сергеевичу, от того же 12 марта – он взял и в один день написал мне и написал

Пешикову, написал ещё Анне Тиминой – то есть ответил сразу на 6 запросов в один день. Вот такой вот у нас есть, оказывается, зам. начальника Главного следственного управления Стребков, которого курирует начальник ГСУ А.А. Адамов, которому в своё время писал ходатайство адвокат Пешиков, где изложил все нарушения УПК и УК РФ, связанные с моим задержанием, арестом, вменением в вину уголовной статьи, 18-19 февраля [2019 года писал Пешиков]. И Адамов отделался отпиской.

Точно такую же отписку написал на ходатайство адвоката Пешикова на прокурора [Пролетарского района города Ротсова-на-Дону] Мальцева зам. прокурора Пролетарского района Чабров. Такая же отписка, на пол-листа всего ответил, что всё – отказать в ходатайстве и всё. А Стребков здесь нам сообщил 12 марта, Пешикову Павлу Сергеевичу, адвокату, о том, что Швецова Ирина Сергеевна занимает должность старшего следователя Отдела по расследованию преступлений на территории обслуживания Отдела полиции №7 [УМВД по г. Ростову-на-дону]. То есть, она вообще не является следователем по особо важным делам, как она указывала периодически в своих бумагах, подписывалась. То есть она здесь тоже совершила подлог – она вообще не следователь по ОВД, по особо важным делам. То есть периодически она вводила в заблуждение при некоторых запросах и суды, и компанию «Вымпелком», например, когда запрашивала… То есть, она не является следователем по особо важным делам, это обманщица вообще, бессовестная.

Вот опять возвращаемся, моё выступление – это слово о лжи. И оно далеко не последнее [слово]. Впереди уголовные дела, которые обязательно будут, мы обязательно дойдём до Следственного комитета, до Бастрыкина, до Москвы, и здесь нам будут помогать депутатский корпус [Государственной Думы и Совета Федерации], это безусловно.

Я писал заявление 24 января [2019 года], оно тоже есть в материалах уголовного дела – на него также не обратили внимания, где я сообщал о всей [организованной преступной] группе: и о «Царстве Бога», и о Лушникове как заказчике моего дела, о том, что вышла через 12 дней после моего задержания статья в Интернете в Санкт-Петербурге, автора Дмитрия Григорьева [см. комментарий на статью публициста Игоря Друзя: https://ruskline.ru/news_rl/2018/11/02/o_razoblachitelnoj_state_pornodelatelya_dmitriya_griba/], где изложена информация, которую не мог знать питерский блогер [взявший странный психоделический наркогенный псевдоним «Гриб»]. Это явно был заказ [на порочащую мои честь и достоинство публикацию], то есть, могло знать только следствие, или заказчик – владел информацией только они. Однако, этот автор опубликовал ложь, что я причастен к обороту наркотиков [наркопотреблению в прошлом] и так далее. Это также подтверждает, что работало организованное преступное сообщество, и тоже никто не обратил на это внимание. Как так? 24 ноября 2018 года следствие могло бы быть объективным и пойти по этому пути и так же исследовать эти обстоятельства – ничего этого не произошло.

В то же время Анапольский – это работник Ростовской областной прокуратуры – отвечает 6 марта [2019 года], например, что – из генпрокуратуры (мы подавали запрос) [спустилось в РО] – «дело передано в суд». Точно так же – в ожидании передачи в суд молчали-молчали [месяцами, нарушая Уголовно-процессуальное законодательство], как только дело перешло в суд, тут же пошли ответы. Как это всё понимать?

12 февраля 2019 года заместитель прокурора района Чабров сообщает, что, пишет [начальнику Следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону] Сердерову, майору юстиции, с копией на меня: «Прошу тщательно изучить доводы обращения и провести служебную проверку в отношении старшего следователя

ОРП на ТО ОП №7 Швецовой И.С. О результатах рассмотрения прошу уведомить заявителя и в прокуратуру района в установленный законом срок». То есть, я должен был получить от господина Сердерова результаты проверки деятельности Швецовой. Однако, до сих пор – сегодня у нас 12 ноября, то есть ровно 9 месяцев прошло – ничего господин Сердеров не сообщил о результатах служебной проверки в отношении старшего следователя Швецовой, что является непосредственным нарушением не только Уголовно-процессуального, но и Уголовного кодекса Российской Федерации, является ни чем иным, как злоупотреблением должностными полномочиями, возможно даже превышением должностных полномочий. А может и преступной халатностью. [Всё это трактуется и карается в рамках УК РФ, статей 285, 286, 293. Однако данная преступница на свободе]

И через 3 месяца после 12 февраля снова тот же Чабров сам уже мне сообщает 13 мая 2019 года в документе №805ж-2018, что «нарушений и неправомерных действий старшим следователем Швецовой не допущено». На каком основании сделано такое заключение? Где результаты этой прокурорской проверки? Почему господин Чабров позволяет себе такие заключения? [Ответов на эти вопросы до сих пор, на 17.02.2020 года так и нет].

Дальше пошли отписки – 25.02, 26.02.2019, 5 марта 2019, 26.03.2019. Эти все 4 отписки пришли ко мне (точнее, не ко мне, а в СИЗО-3) в один день – 3 апреля. Это говорит о том, что ровно в 1 день господа Чабров (25 февраля), Чабров (26 февраля), Чабров (5 марта) и Касянчук (26 марта) в один день собрали в кучу однотипные, один в один 4 текста – они ничем не отличаются друг от друга – и переслали в СИЗО. Просто, вот так вот, сидели, ждали, пока накопилось четыре и: «На, забери, Николай Владимирович Каклюгин!», и сообщили в этих отписках, которые в один день пришли, 3 апреля, присланы в один день, что они изучили материалы уголовного дела и прокуратурой района установлено, что: «Все собранные по делу доказательства являются относимыми, допустимыми, достоверными, а, следовательно, достаточными для разрешения уголовного дела». На каком основании это было сделано? Непонятно. И тексты один в один. Обращения были разные, то есть: на 19 февраля они ответили на моё обращение, на 22 февраля на моё обращение ответили, на 28 февраля обращение, на 25 марта обращение, на 19 марта. 27 марта отвечает [и.о. заместителя прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону] Касянчук, и тексты один в один, абсолютно не отличаются друг от друга. Это как понимать?

Касянчук разошёлся настолько – это исполняющий обязанности заместителя прокурора района – что 3 апреля 2019 года отвечает сразу на 2 обращения моих, то есть на 2 обращения отвечает одним своим. То есть, вообще, это настолько нарушение, нарушение УПК действующего! И это никого не волнует! Как это так можно ответить? Опять тексты не отличаются ничем от текста, подписанного Чабровым!

8 апреля 2019 года тот же самый Касянчук отвечает на одно [моё заявление] – один в один текст. Каждый раз я пишу о разном, о каких-то нарушениях [сотрудников Следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону] Сердерова, Швецовой, прилагаю тексты какие-то на 19 листах, на 20, на 40 листах – в ответ одно и то же – [бессодержательные формальные ответы]. 4 апреля отвечает [встревоженной моей ситуацией А.Л.] Тиминой тот же Касянчук, другой гражданке заинтересованной, спрашивающей, сразу на 2 обращения – от 1 апреля и от 2 апреля – на пол-листа всего лишь ответил: «Законность принятого процессуального решения о возбуждении уголовного дела проверялось прокуратурой. Оснований для отмены постановления о возбуждении уголовного дела не установлено». На каком основании? 18

апреля снова ответ Касянчука на моё [обращение. Никаких объяснений по существу представленных заявителями доводов при этом не приводится].

8 июля [отписка из той же районной прокуратуры] уже немножко отличается: «Сообщается, что оперативно-розыскные действия по делу были проведены в строгом соответствии с требованием Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”». А как это понимать, если номер КУСП отсутствует? То есть, рапорт без номера КУСП – это что у нас нормально ОРД [оперативно-розыскная деятельность] проведена? Если оперативно-розыскные мероприятия не проводились. 21 января [2019 года] нам сообщают в отказе частичном об удовлетворения ходатайства, [следователь] Швецова [сообщает]. Мы спрашиваем: «А проводились ли оперативно-розыскные мероприятия?» - Пешиков адвокат [в своём запросе] спрашивает у неё [Швецовой]. Она отвечает: «Оперативно-розыскные мероприятия не проводились в отношении Каклюгина, следствие не располагает такой информацией». А как тогда мне лично сообщает господин Чабров, зам. прокурора района, о том, что «оперативно-розыскные действия проводились в строгом соответствии с требованиями ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности”»? Это что за ложь? На каком основании такое заключение сделано? Что вообще себе позволяет прокуратура Пролетарского района, кем она себя возомнила? Над законом? Вы кто – преступники? Вы должны ответить перед законом, и вы будете за это отвечать. Следственный комитет рядом. [Хотя пока так и не включился на областном уровне, имитируя с 16.11.2018 г. доследственную проверку по сфабриковавшим данное уголовное дело оперативникам областного УКОН и следователям Пролетарского РОВД, о чём чуть позже будет опубликован материал «След “крыши” банды Цапков в “деле Каклюгина”», подготовленный на основе заявления на главу СУ СК РФ по РО А.Г. Хуаде от 17.01.2020 г.:].

Когда я написал обращение в прокуратуру города Новочеркасска по нарушениям, допущенным прокуратурой Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону], объёмом в 31 лист, это было 26 июля [2019 года], в итоге оно попало в прокуратуру Ростовской области. Но прокуратура Ростовской области проигнорировала полностью Федеральный закон «О прокуратуре», «Инструкцию по обращениям граждан», поскольку они должны были ответить сугубо по нарушениям прокуратуры Пролетарского района [города] и не имели права спускать [данное обращение] «вниз», а сообщать по их нарушениям и провести проверку деятельности прокуратуры в отношении вот того, что я сообщаю. А я сообщил это в прокуратуру Новочеркасска, а те переслали это в Ростовскую область, прокуратуру Ростовской области. Обращение было рассмотрено, но сообщалось мне в 6 абзацах просто о том, что: «По результатам рассмотрения уголовного дела судом будет дана оценка доказательств на предмет их относимости. По факту хищения мобильного телефона следственным отделом области проводится проверка. Обращение в Генпрокуратуру рассмотрено в соответствии с Инструкцией». Подписал начальник уголовно-судебного управления М.В. Черняк, старший советник юстиции. Это что? О чём речь, если я пишу о прокуратуре Пролетарского района?

Это говорит о том, что в одной связке, покрывает преступление, совершённое в отношении меня, и приговор. Это, Ваша честь, я говорю о том, что Вы должны понимать, что это преступный сговор. И если будет обвинительный приговор [в отношении меня], то уж извините, но автоматически Вы являетесь, любой юрист скажет тогда, что это часть преступного сговора, есть доля ответственности и на Вас. Ну а что делать?..

15 августа 2019 года прокуратура района рассмотрела другое моё обращение. И тут уже выясняются удивительные детали. Оказывается, сотовый телефон, по которому так много было вопросов с октября [2018 года], с момента похищения, почти через год

только, в августе, через 8 месяцев, в ответе 15 августа 2019 года господин [и.о. заместителя прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону] Касянчук [о нём] сообщает, что: «В ходе расследования уголовного дела принято решение следователем» (Бортниковой, получается, здесь фамилия не указана, но тогда следователем была Бортникова) «13 ноября принято решение о выделении из уголовного дела в отдельное производство материалов по факту совершения кражи мобильного телефона “Iphone 6S”, принадлежащего Каклюгину Н.В. Указанный материал проверки 14 ноября зарегистрирован в КУСП». Где сообщается в КУСП абсолютно не по похищению телефона [ст. 158 УК РФ], а по поводу превышения должностных полномочий [ст. 286 УК РФ] оперативниками Болдыревым и Скогоревым. То есть, Касянчук здесь совершает ложь, фальсифицирует вообще на самом деле, не о том здесь кусок вообще, не о том взят. «Молодец» в кавычках Касянчук! Снова лжёт. Опять-таки – это слово о лжи, моё выступление.

Дальше здесь сообщается, что начальником [Следственного отдела] ОРП на ТО [Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону], то есть Сердеровым, принято решение об отказе, вынесено, следовательно, отменено решение от 29 марта 2019 года [об отказе в возбуждении уголовного дела] по поводу похищения телефона. [Следователь] Бортникова спокойно, тихо 13 ноября [2018 года] выделила в отдельное производство [данное уголовное дело], потом [этим же] «следователем ОРП на ТО ОП №7 принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела». Дата не указана Касянчуком хитрым, то есть, неизвестно, когда [конкретно] она приняла решение об отказе, Бортникова. Мы об этом ничего не знали вообще, нам об этом не сообщалось до 15 августа. Потом начальник [того же следственного отдела] Сердеров этот отказ отменил и направил материал в Следственный отдел Следственного комитета по Ростовской области, в Пролетарский район. А потом там 29 марта, в марте ещё, был приобщен материал Следственного комитета. Но нам [в ответ] прокуратура с марта месяца до августа – 5 месяцев – молчала. Почему? Это говорит опять-таки о преступном сговоре прокуратуры Пролетарского района с теми преступниками, которые похитили телефон. Фиксация идёт [аудиозапись выступления], и это должно быть, и я надеюсь, это будет отражено в стенограмме.

Интересен ответ прокуратуры Ростовской области от 27 декабря 2018 года. Здесь сообщается, что [начальник управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью в органах МВД, ФССП, ФСИН и МЧС] господин Анапольский тогда нашёл некоторые нарушения, и он здесь сообщает, что: «В целях устранения выявленных нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе выразившихся в непринятии своевременных мер к установлению подлежащих доказыванию обстоятельств, прокурором Пролетарского района города Ростова-на-Дону руководителю следственного органа внесены требование и представление, по итогам рассмотрения которых виновные должностные лица привлечены к ответственности». Кто привлечён, когда привлечён, где в материалах уголовного дела есть информация об этом – ничего этого нет. Есть только один лист, это лист 242 в материалах уголовного дела…

Это ответ [С.Л. Анапольского] моему отцу – Каклюгину Владимиру Борисовичу: «Копия обращения направлена в следственный орган для приобщения к материалам дела [и проверки следственным путём доводов о неправомерных действиях неустановленных лиц, связанных с незаконным оборотом наркотических средств]». Где? Нет в материалах дела этого, этой копии обращения. Всё это говорит о том, опять-таки, что материалы дела, как минимум, или сфальсифицированы, или скомпилированы так, что там отсутствуют те документы, которые должны там быть. Зато есть листы, которые вшиты следователем

Швецовой [см. отсканированные пронумерованные доказательства фальсификации материалов уголовного дела в окончании моего выступления 17.10.2019 г., публикацию от 24.01.2020 г.: https://ruskline.ru/analitika/2020/01/24/nechistye_duhom_i_serdcem_zakryvaya_vse_voprosy], о чём говорил адвокат Пешиков в своём выступлении [см. текст выступления в материале «В связи с чем прошу Каклюгина оправдать»: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/26/v_svyazi_s_chem_proshu_kaklyugina_opravdat] – лист 45 третьего тома. Это, когда должна была следственная группа приступить и следователь Швецова не приняла дело вовремя [после создания следственной группы её руководителем Сердеровым, что обязана была сделать вновь], а потом уже подменила листы [понимая, что иначе дальше уголовное дело аннулируется]. Фальсификацию совершила – тоже уголовное дело [в отношении неё, ст. 303, ч. 3 УК РФ].

21 мая прокуратура Ростовской области сообщает, опять-таки тот же Анапольский, абсолютно ложную информацию о том, что «права Каклюгина Н.В. на материально-бытовое», ну, допустим, здесь нормально, а вот «медицинское обеспечение в период содержания в ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области не нарушены». Как это? В мае месяце, 21-го, мои права на медицинское обеспечение не нарушены? Если я находился, меня чуть не убили, в МОТБ-19, в больнице, где висела веревка на решётке, где у меня были забраны все таблетки, и я находился 16 дней в психиатрическом отделении, вместо терапевтического. [См. об этом в обращении на имя директора ФСИН России А.П. Калашникова от 26.10.2019 г. в статье «Несвободные, больные и бесправные: арестованная область»: https://ruskline.ru/analitika/2019/12/24/nesvobodnye_bolnye_i_bespravnye_arestovannaya_oblast]. А господин Анапольский мне же сообщает, что мои права не были нарушены. Пачганов, начальник МСЧ-61 сообщает, что мое здоровье удовлетворительное и я в госпитализации не нуждаюсь. А я больной, разваливаюсь, у меня анализы все [по биохимическим показателям крови: ферментам печени АлАт и АсАт] превышают допустимые нормы в 3-6 раз, в моче слизь, эпителий. Пачганов [при этом пишет в своих ответах многократно] говорит: «Вы здоровы». Анапольский – это Ростовская областная прокуратура – говорит, что права мои не нарушены… Это как понять вообще?! За меня всё решили и расписали, а я там умираю сижу. И так же, как сейчас [в начале судебного заседания 12.11.2019 г., см. выше по тексту], мне отказано в экстренной госпитализации. Что за меня [начальник медчасти СИЗО-3] господин Обухов, сделав укол [спазмолитика] «Папаверина» в полдевятого [утра, до выезда в суд «обвиняемого» Каклюгина Н.В.], не сообщив о ночном [о том, что было ночью], о том, что мне уже колоть некуда, сделал [укол спазмолитика] и говорит, что я могу принимать участие в судебном заседании. Да я еле-еле держусь сейчас, чтобы не упасть! Я вынужден это делать [выступать], иначе мне откажут в «последнем слове». Это насилие просто над человеком. Фашизм, извините за выражение. А по-другому не скажешь. [Позже стало известно, что во время данного выступления в зале судебных заседаний присутствовал представитель аппарата Уполномоченного по правам человека в Ростовской области Харьковского А.И., однако НИКАКОЙ реакции на эту парадоксальную противоправную ситуацию с его стороны не последовало].

Кирилл Вышинский [директор украинского бюро Российского информагентства «Новости»], извините меня, сейчас возвеличен до уровня человека, пострадавшего за идею, проводящего журналистские расследования на Украине, который год сидел в СИЗО украинском и проводил журналистские расследования и разоблачал преступный режим украинский, а я работал по украинскому майдану, предотвращал украинский майдан в России и отсидел больше года в СИЗО. Чем я отличаюсь от Кирилла Вышинского? [Тема развёрнута в опубликованном 13.02.2020 г. на интернет-портале РИА «Иван-чай» обращении Н.В. Каклюгина к Т.Н. Москальковой: https://ivan4.ru/news/society/letter_kalugina_moskalkova/].

Так может уже давайте займёмся, Следственный комитет и ФСБ России, теми в том числе «оборотнями в погонах», сидящими в том числе и здесь, напротив меня, с прекрасной челкой, набок зализанной [речь шла о гособвинителе, помощнике прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.О. Баранове], чтобы они сидели вместо меня здесь, глазки закатывали уже и объясняли, почему они 10 лет строгого режима колонии предложили на основании показаний наркоманов и сектантов, [связанных прямо или опосредованно с Национальным антинаркотическим союзом, российской ширмой-прикрытием украинского неопротестантского харизматического проекта «Царство Бога»].

Интересный документ – это документ об ограничении [ознакомления] меня с материалами уголовного дела, когда мне дали всего лишь 3 дня на ознакомление. [Четвёртый день, 16 февраля 2019 года, был выходным, что не смутило судью Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону С.В. Калитвинцева, как и то, что следователь Швецова И.С. сфабриковала мой отказ от ознакомления с материалами следственного уголовного дела на основании блокирования моих пяти заявлений от 28.01., 30.01., 31.01., 01.02. и 06.02.2019 г., на рассмотрении её ходатайства в суде об ограничении меня с ознакомлением меня томов дела, а Швецова вообще не принесла дело в суд, что сделало невозможным нам с адвокатами доказать факт подлога]. То есть вообще непонятно, как это может быть. Мне, слава Богу, попался [документ], есть постановление о возбуждении перед судом ходатайства об установлении определённого срока для ознакомления с материалами уголовного дела за подписью начальника ОРП на ТО ОП №7 Следственного управления МВД России по Ростову-на-Дону Сердерова. Вот тут сообщается, что очень важная деталь: «Если при поступлении уголовного дела в суд выяснится, что кто-то из участников уголовного судопроизводства по каким-либо причинам не успел реализовать свои права на ознакомление с материалами уголовного дела, то им предоставляется возможность ознакомления с ними уже на этапе подготовки дела к судебному заседанию». Я до сих пор толком не знаком, по сути, с материалами дела. На каком основании, я не могу понять, меня ограничили, дали 3 дня вообще [на ознакомление] с 500-та листами? На основании того, что следователь Швецова подтасовала, похитила, можно сказать украла, выкинула те заявления, которые я писал 28 января, 30-го, 31-го января, 1 февраля и 6 февраля [2019 г.], где я сообщал о том, что прошу перенести ознакомление в связи с состоянием здоровья. Передавал через следователей, о чём я здесь говорил, через следственную группу созданную, а это всё исчезло. И когда мы, когда адвокат Пешиков подал ходатайство – это лист дела 86 тома 3, по-моему, да, то эта самая старший следователь [ОРП на территории обслуживания Отдела полиции №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону] Швецова отказала в удовлетворении ходатайства [16.02.2019 г.] и сообщила, что: «какие-либо заявления от обвиняемого Каклюгина Н.В. 28.01, 30.01, 31.01, 01.02, 06.02 в адрес ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону не поступали». Снова солгала.

Снова мы говорим об отце лжи [сатане], мы говорим о лжи, на которой замешана вся история с моим задержанием, вся история с показаниями свидетельскими Павлюченковой, которая утверждала, что я являлся наркозависимым и проходил реабилитацию у отца Анатолия Берестова, что утверждал и Николай Новопашин, что утверждал и Красильников. А отец Анатолий (Берестов) прислал документы и на имя следователя Швецовой, и на Ваше имя, Ваша честь, о том, что я не проходил никогда реабилитацию у него и не был наркозависимым.

Павлюченкова утверждала, что я делал изобличающие материалы о том, что якобы она, там, чуть ли не в юности проституцией занималась, а «Русская народная линия» [главный редактор А.Д. Степанов] на Ваше имя прислала материал, говорящий о том, что 3 статьи было выпущено на «Русской народной линии» под моим авторством – нигде не упоминается о том, что какие-то, там, она … – [не размещались] изобличающие, порочащие её честь и достоинство материалы, а о том, что она связана с сектантами-

неопятидесятниками Украины, «Царством Бога» и Национальным антинаркотическим союзом. Доказательная база полностью там собрана и никаких там нет материалов, опорочивающих честь и достоинство. [В частности см. о просектантской деятельности Ю.А. Павлюченковой материал автора – «обвиняемого» «Национальный антинаркотический союз, ЦЗМ и компания – “ресоциализация” Крыма согласно запланированному сценарию» (https://ruskline.ru/analitika/2015/05/15/nacionalnyj_antinarkoticheskij_soyuz_czm_i_kompaniya_resocializaciya_kryma_soglasno_zaplanirovannomu_scenariyu) и часть 3 «И не введи нас во искушение, но избави НАС от лукаваго…» (https://ruskline.ru/analitika/2016/07/07/i_ne_vvedi_nas_vo_iskushenie_no_izbavi_nas_ot_lukavago/)].

Так почему же эти лжецы – это статья 307, если не ошибаюсь, 306 УК РФ – и вот эти показания легли в основу гособвинения? Следственная группа была создана лишь для того, чтобы приходить ко мне в кабинет и, так сказать, изображать ознакомление с материалами уголовного дела. И когда мы попытались заявить на имя [начальника следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону] Сердерова о том, что я прошу, по причине прямой подчиненности Сердерову этой следственной группы и прямой заинтересованности в обвинительном уклоне всех этих следователей, после моего разговора с Сердеровым, после моего задержания, когда он сказал, что «не вздумайте говорить [давать показания] на полицейских, судьи этого не любят». Здесь Швецова опять подписала, что я отказался от подписи и так далее, а сам Сердеров отказал… подписал [22.01.2019 г.] постановление об отказе в удовлетворении ходатайства и указал, что [орфография и пунктуация сохранены]: «Доводы, изложенные обвиняемым Каклюгиным в ходатайстве не обоснованы, не подтверждаются материалами уголовного дела и являются ни чем иным как одним из способов затянуть сроки предварительного расследования с целью избежать в дальнейшем наказания за совершенное преступление». А где презумпция невиновности, во-первых? А, во-вторых, как может сам Сердеров полностью убирать то, о чём мы говорим? Вообще непонятный это документ – группа была назначена всё-таки.

И мне в итоге, чуть позже, 16 января 2019 года, продлили срок содержания под стражей, и как я уже говорил об этом, адвокат Пешиков подчеркнул [в своём выступлении в прениях 07.11.2019 г., см. публикацию «В связи с чем прошу Каклюгина оправдать» (https://ruskline.ru/analitika/2019/11/26/v_svyazi_s_chem_proshu_kaklyugina_opravdat)]: «На основании ложного утверждения о том, что ещё не допрошена Лушникова Любовь Игоревна. Она была допрошена в конце 2018 года». То есть, мне продлили срок нахождения под стражей на основании ложного утверждения следствия, соответственно, незаконно. Что сразу же обнуляет вообще продление срока под стражей судьёй Пролетарского районного суда города Ростова-на-Дону Бондаревым А.А., при участии старшего помощника прокурора Пролетарского района Вернигора Д.П. Документ обнуляется сразу. И почему я нахожусь до сих пор здесь? [Вопрос так и остался риторическим, не заинтересовав и Следственное управление Следственного комитета РФ по Ростовской области, к которому есть и ряд иных вопросов, изложенных, к примеру, в материале «Попытка декриминализации ростовских “оборотней в погонах” в “деле Каклюгина”» (https://ruskline.ru/analitika/2020/01/12/popytka_dekriminalizacii_rostovskih_oborotnei_v_pogonah_v_dele_kaklyugina)].

Что касается протокола об административном задержании – здесь уже очень хорошо всё пояснили адвокаты в своих прениях [см. выступление в прениях 07.11.2019 г.

второго защитника-адвоката Николая Каклюгина, Евдокимова В.Н. «Только оправдательный приговор может быть единственным решением после рассмотрения этого дела по существу» (http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_tolkoopravdatelnyjprigovormozhetbytedinstvennymresheniemposle2118.html) и выше по тексту уже упомянутое выступление адвоката Пешикова П.С.]. Да, и удивительно, как за меня расписался бессовестно этот оперативник Болдырев, который до сих пор не задержан и не находится в СИЗО, в следственном изоляторе, где он своим почерком написал, что я, как будто бы я, отказываюсь давать какие-либо объяснения. И я должен был быть в мировом суде, по идее, да? Здесь написано, что: «Дело об административном правонарушении рассматривалось мировым судом Пролетарского района». Где этот мировой суд? Я не знаю, я ни в каком суде не был. И этих нарушений здесь масса, это всё изложено в таком толстом ходатайстве, которое было направлено прокурору Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону] Мальцеву. Но на следующий день ответил вместо него зам. [районного] прокурора Чабров и отказал в этом ходатайстве. А основания для отказа? Непонятно.

При этом мобильный телефон у меня был изъят – вещдок – тот, который не работал, ещё раз подчеркиваю. На панели стендовой ЭВМ было указано, что: «не работает СИМ-карта, сведения о международном номере СИМ-карты приведены в таблице №1», то есть «сведения об абонентском номере не обнаружены», и номер, и вообще сам мобильный телефон не работает вообще. Как я связывался с Кузьминой при встрече, как я связывался с предполагаемыми, допустим, поставщиками наркотиков и закупщиками, если этот телефон вообще не рабочий? Где мой рабочий телефон и почему он через 3 дня позвонил из Краснодара? Кто звонил из Краснодара с номера 8-964-***-7три нуля? Значит, кто звонил? Те, кто похитил мой телефон. [Эти же вопросы задавал мой отец руководителю СУ СК РФ по РО А.Г. Хуаде, см. материал выше по ссылке]. Почему этим не занималось следствие? Значит, оно [Отдел по расследованию преступлений Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону] является заинтересованным лицом, [следователь] Швецова – заинтересованное лицо и член организованного преступного сообщества, участвовавшего в покрытии похищения моего телефона, содержащего [в том числе] оперативную информацию по заказчику [инициации фабрикации и доведения до судебных разбирательств данного уголовного дела] Лушникову и по Национальному антинаркотическому союзу, поскольку я занимался, в том числе с сотрудниками ФСБ России, этой организацией. И там, в этом телефоне, была ценная оперативная информация и она была похищена.

А если я наркодилер, допустим, так почему же не искали этот телефон, который содержал бы всякие WhatsApp’ы, там, мессенджеры и мои переговоры с предполагаемыми, так сказать, наркоманами [сбытчиками и закупщиками], там, и так далее? Почему следствие не отработало этот телефон, не нашло? Почему прокуратура не разыскала [причастных к имитации проведения расследования по розыску лиц, похитивших мой рабочий телефонный аппарат «Iphone 6S»], а только в августе мне сообщила, что в марте дело возбуждено и отправлено в Следственный комитет? Значит, прокуратура тоже является членом организованного преступного сообщества, покрывающего [нежелающих искать] похищение телефона. Это всё относится к материалам моего уголовного дела, потому что мне вменяется [статья УК РФ] 228 ч. 4 ПРИМ. А вот те, кто мне подбросил реально эти наркотики, они являются тоже частью того самого организованного преступного сообщества, куда входят: следователь Швецова, следователь Бортникова, оперативники Болдырев и Скогорев, работники прокуратуры Пролетарского района [Чабров и Касянчук] и работники прокуратуры

Ростовской области [С.Л. Анапольский и некоторые другие] – которые все вместе составляют одновременно цельное организованное преступное сообщество и являются исполнителями заказа Лушникова Никиты Вячеславовича, уроженца города Белгород, 13.08.1982 г.р. Почему он не допрошен следователем? Почему он не допрошен на суде здесь?!

25.10.[2018 г.] я давал дополнительные показания – этот допрос дополнительный есть в материалах дела, где я указал ещё раз, что заказчиком является Лушников – что я снял фильм [«Национальный антинаркотический союз – сектантская империя», см. ссылка на Youtube: https://www.youtube.com/watch?v=WkJfwN1UHp0] в сентябре и через 3 недели был задержан после этого фильма, где изобличал деятельность Национального антинаркотического союза. Ни о какой ревности [к тому, что меня не допустили к управлению в данной просектантской организации, её денежным потоком], ни о каком-то там занятии должности не идёт речи, потому что даже в 2016 году, допустим, я, делали мы экспертное совещание в Госдуме вместе с Николаем Сергеевичем Валуевым, где эксперты, более 20 экспертов, говорили об опасности Национального антинаркотического союза, здесь не только я. [См. итоговую резолюцию совещания, опубликованную на информационно-публицистическом интернет-ресурсе «Нет наркотикам» 20.07.2016 г.: http://www.narkotiki.ru/5_84554.htm]. А если взять ещё раньше, то я цитировал на своём [судебном] допросе [17 октября 2019 г.] 2010 года материал, 2010-го года (!), о «Преображении России» – организации, которая пострашнее Союза [национального] антинаркотического. То есть я занимаюсь этим гораздо раньше, чем был создан этот Союз [национальный антинаркотический союз], этими организациями [неопротестантскими, тоталитарными деструктивными культами, прикрывающими свои вербовочные проекты реабилитационными центрами для наркозависимых, см. часть 4 выступления 10.10.2019 г. в суде: https://vk.com/doc62594259_535651191?hash=a5f974a26f64cb0cd0&dl=ec018b935d1386a406].

И если мы ещё раз посмотрим заключение эксперта №639 от 12.11.2018 года – это дактилоскопическая судебная экспертиза того самого свёртка, то мы ещё раз здесь увидим, что «на поверхности полимерных пакетов с “замком-фиксатором”, на поверхности свертков из изоляционной ленты, на поверхности фрагментов медицинской перчатки следов рук не обнаружено». Почему это прокуратуру Пролетарского района не заинтересовало, начиная с 12 ноября [2018 г.]? Почему они не удивились, не начали следствие стимулировать к тому, чтобы было проведено объективное расследование, и не были разыскиваемы те лица, которые причастны [к подбросу наркотиков абсолютно явному и очевидному с самого начала всей этой истории]?!

Только 11 января [2019 года] следователь Швецова возбуждает дело по ст. 228 ч. 4 по неустановленным лицам, которые причастны к незаконному обороту наркотиков [в данном уголовном деле]. Но почему это дело не привело ни к какому, так сказать, развитию? И ко мне только в августе, 14 августа [2019 года] пришла некая следователь молоденькая [некая Юлия Казначеева] от Сердерова [начальника Следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 г. Ростова-на-Дону], попыталась провести мой допрос по другому вообще уголовному делу [с другим новым идентификационным номером], которое выделено отдельно. Где информация об этом другом уголовном деле? [До сего времени, середины февраля 2020 года полная тишина!]. Прокуратура Пролетарского района [города Ростова-на-Дону] хранит молчание и предлагает мне [в выступлении гособвинителя Баранова С.О.] 10 лет строгого режима. А не хотите ли предложить 10 лет тем лицам [что причастны к подбросу мне наркотиков 19.10.2018 года]? Где это уголовное дело? Есть его номер, я этот номер озвучивал здесь [на предыдущих судебных заседаниях]. Где это уголовное дело, возбужденное, как мне сказала та следователь пришедшая ко мне, 13 января 2019 года [возбужденное] «в отношении неустановленных лиц»? Установили тех лиц? Почему прокуратура Пролетарского района не проконтролировала тех [должностных] лиц? Вот именно то уголовное дело должно быть доведено до конца, и те лица должны находиться сейчас здесь, вместе с подельниками из прокуратуры Пролетарского района, прикрывающими их участие в незаконном обороте наркотиков. Но почему-то всё происходит немножечко не так.

Почему следователь Швецова 22 января [2019 года] в ответ на ходатайство [в том числе] от 29 ноября 2018 года [защитника-адвоката] Пешикова, адвоката, отвечает, что: «Провести наркологическое обследование (моё) невозможно». Отказала. Здесь цитировал адвокат Пешиков в своих прениях о том, что [первый следователь, принявшая моё дело к «расследованию»] Бортникова [17.11.2018 г.] согласилась, что мне нужно провести [наркологическую судебную] экспертизу, да это они и обязаны [её] сделать, поскольку статья 228 часть, тем более, 4 – а Сердеров [данное решение следователя М.А. Бортниковой 05.12.2018 г.] отменил. И мы снова подали запрос уже на [следующего следователя] Швецову, но Швецова отменяет, значит, 22 января постановление о частичном удовлетворении ходатайства, лист дела 243, том 2. Она сообщает, что: «Рассмотрев указанное ходатайство в части проведения наркологического обследования с целью установления наркозависимости, либо отсутствия данной зависимости у обвиняемого Каклюгина Н.В. …/…/… с целью исключения коррупционной составляющей…/…/… в Центре Сербского, следствие считает, данное ходатайство не подлежит удовлетворению в связи с тем, что обвиняемый Каклюгин Н.В. на учете у врача-нарколога не состоит. 20.10.2018 года он был направлен на медицинское освидетельствование в состоянии опьянения, однако от прохождения медицинского освидетельствования, дачи каких-либо объяснений, подписи в присутствии понятых отказался…/…/… Кроме того, согласно показаний, данных обвиняемым Каклюгиным Н.В. в рамках расследования настоящего уголовного дела, последний утверждает, что на учете у врача-нарколога не состоит, никогда не употреблял наркотические и психотропные вещества, в больницах не лечился, является активным борцом против наркомании в обществе. Таким образом, заявленное ходатайство о проведении наркологической экспертизы является ни чем иным, как одним из способов затягивания сроков предварительного расследования с целью дальнейшего избежания уголовной ответственности за совершенное им деяние». Что коррелирует с заявлением Разумной, которая утверждала, что начальник ОП №7 Пашков торопил [своих подчинённых], чтобы я как можно быстрей, что дело должно как можно быстрее дойти до суда. Настолько утопичное [в вышеуказанном постановлении] объяснение. [Но исходя из показаний Н.Н. Разумной, подполковника полиции и экс-начальника отдела дознания того же Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону. См. лист 2, абз. 2 заявления].

То есть, если [к примеру] любой наркодилер говорит: «Я же вам сказал, что на учёте у врача-нарколога не состою, я никогда не употреблял наркотики», даже если в баночку отказался писать, значит, вообще должна быть обязательная наркологическая экспертиза после этого всё равно. «Я [никогда не употреблял наркотические и психотропные вещества], в больницах не лечился, я борюсь с наркоманией вообще-то в обществе. Ну я наркотики, может, допустим», - как скажет наркодилер, - «не употребляю, я же борюсь с наркоманией, уничтожаю запасы наркотиков». К примеру. Это же бред на самом деле! И тогда следователь говорит: «Ну зачем тогда нужна наркологическая экспертиза?» и пишет это об менее, мы что читаем в конце? Мы читаем в конце [того документа]: «Копия настоящего постановления направлена прокурору Пролетарского района города Ростова-на-Дону 22 января 2019 года». Куда смотрел прокурор Пролетарского района города Ростова-на-Дону [Мальцев А.В.] 22 января 2019 года? Как он отреагировал на это безумие, на этот документ, где отказано мне в проведении и судебно-психиатрической экспертизы? Потому что [такое в данном случае приведено обоснование]: «У следствия не возникает сомнения в психической вменяемости и полноценности обвиняемого Каклюгина Н.В.». Но при этом, почему-то я, на основании рапорта Швецовой [от 24.01.2019 г.], забегал в кабинет и начинал рвать том 2 [точнее, протокол уведомления об окончании следственных действий, «вёл себя агрессивно, высказываясь против лиц государственной власти в РФ»], например. Есть рапорт другого следователя, Семыкина, что я забегал в кабинет и начинал рвать том 3, потому что нужно было доказать, что скрепленный том я разорвал скрепы, потому что Швецову обвиняли в том, что она расшила том и вшила лист 45. И поэтому Семыкин в рапорте сообщил, что я, вдруг, забегаю в следственный кабинет и начинаю рвать том 3 [Более точно, речь идёт о томе 1 материалов данного уголовного дела, который был в конце сшит скрепами следователем Швецовой И.С., что помешало мне и стороне защиты своевременно ознакомиться с его содержанием – переводами на личную карту ПАО «Сбербанк», который я, согласно рапорту следователя ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону Семыкина Д.В. от 15.02.2019 г., «находясь в возбужденном состоянии, стал деформировать материалы уголовного дела, находящиеся в томе №1, чем повредил сшив. При этом на неоднократные замечания обвиняемый Каклюгин Н.В. не реагировал»].

Ну я неадекватный же, это значит, что я больной человек, психически невменяемый. Ну тогда вопрос, а почему тогда здесь [в том же постановлении за подписью следователя И.С. Швецовой от 22.01.2019 г.] в проведении судебно-психиатрической экспертизы отказано? [Обоснование]: «У следствия не возникает сомнений [в психической вменяемости и полноценности обвиняемого Каклюгина Н.В.]», что я адекватен, вменяем? Так я вменяем или невменяем? Надо было экспертизу, может, провести? «Нет», - говорит [следователь] Швецова, потому что: «Это является ни чем иным, как одним из способов затягивания сроков предварительного расследования с целью дальнейшего избежания уголовной ответственности за совершенное им деяние». Причем мы видим, что это написано крупным подчерком, шрифтом, а мелким [другим]

шрифтом написано всё, что касается экспертизы судебно-психиатрической. То есть, это она [следователь Швецова] просто вставляла, что [с моей стороны, якобы] «затягивание предварительного расследования с целью избежания уголовной ответственности», торопилась сдать быстро дело, в суд передать – вот задача Швецовой была. Плевать на то, что она нарушает закон. Она знала, что то, что уйдёт в прокуратуру Пролетарского района, будет прокурором Пролетарского района [города А.В. Мальцевым] и господами Чабровым и Касянчуком [его заместителями] принято, никто не будет читать даже, быстрее подавай, всё нормально, всё согласовано прокуратурой областного уровня и районного, всё нормально будет. И там ФСБ, Каплин [областное управление] и Агапов [центральный аппарат], на контроле всё держат. Вы думали, что всё? Всё упирается в этих двух сотрудников, больше нет никого в структуре ФСБ? А мы работали со многими, найдутся и другие. И УСБ [Управление собственной безопасности] ФСБ ещё есть, которое с удовольствием займётся и вами [гособвинением], и сотрудниками ФСБ – «оборотнями в погонах», [о которых упоминала и теми, которые неизвестны подполковнику полиции Н.Н. Разумной, но известны автору данного непоследнего слова о лжи, незаконно обвиняемому и осуждаемому судом первой инстанции в итоге].

Значит, дальше… В очной ставке с [заманившей меня на встречу в г. Ростов-на-Дону в ресторан «Ялла» 19.10.2018 г.] Кузьминой было отказано. И вот тоже, ещё то, на что я хочу обратить внимание. В том же постановлении о частичном удовлетворении ходатайства от 22 января 2019 года за подписью [следователя] Швецовой сообщается, что: «Рассмотрев указанное ходатайство в части рассекречивания и приобщения к материалам уголовного дела результатов проведённых 19.10.2018 года в отношении Каклюгина Н.В. оперативно-розыскных мероприятий: “наблюдение”, “прослушивание телефонных переговоров” и “снятие информации с технических каналов связи”, следствие считает, что» (опять мелкий шрифт пошёл, то есть другое вставлено, из другого куска), «что данное ходатайство не подлежит удовлетворению в связи с тем, что следствие не обладает какой-либо информацией о проведении в отношении обвиняемого Каклюгина Н.В. вышеуказанных оперативно-розыскных мероприятий». То есть, ОРМ никакие вообще не проводились! Соответственно, я был задержан 19.10. [2018 года] на основании опять-таки, не какого-то непонятного анонимного звонка. Нужно было бы запросить оперативный лист [сотрудника 3 отдела УКОН ГУ МВД России по РО] Болдырева, в котором должно было быть обязательно указано: кто звонил – кто этот был аноним, когда звонил. Запрашивала защита [адвокат Пешиков П.С.] оперативный лист Болдырева – до сих пор он не предоставлен, до настоящего времени. То есть, скрывает областной УКОН, начальник областного УКОН [А.В. Донченко] скрывает до сих пор оперативный лист Болдырева, в котором могла бы быть информация о том анонимном звонке, что я [якобы на территории Пролетарского района г. Ростова-на-Дону с 19.10. по 22.10.2018 года] нахожусь с оружием – расточенным травматом [травматическим пистолетом] под боевой, и наркотиками там-то там-то.

Значит, что? Возникает вопрос: а был ли вообще этот анонимный звонок? Почему [он] скрывается, и до сих пор защите в нарушение УПК РФ не предоставляется информация об оперативном листе Болдырева? Я прошу, Ваша честь, учесть эти моменты все.

Сотрудники [Отряда специального назначения ГУ МВД России по Ростовской области] «Гром». Очень любопытно, почему они были вызваны [к ресторану «Ялла» только лишь 19.10.2018 года] в 4 часа дня, не заранее, и они до сих пор не могут объяснить: для чего они были вызваны, по какой статье, и даже кто [их вызывал], куда они были вызваны.

То есть была подготовлена [спецоперация] – мне звонила заранее Кузьмина, за день до этого, уточняла примерно, что будет в Ростове и дату. На следующий день она позвонила уже 19-го – пл. Театральная [площадь, место встречи]. Потом уже днём [конкретнее] – ресторан «Ялла». И вот тогда только был запрошен [ОСН] «Гром», то есть, конкретно под ресторан «Ялла». Потому что тогда уже было определено место. Это всё было заранее спланировано. И та группа лиц, которая на видео сидит за соседним столиком, которая делала селфи и так далее – это всё приводит нас как раз к тому, что готовилось реальное моё задержание, это было нужно, чтобы меня сфотографировать и переслать тому же Болдыреву и Скогореву мою визуализацию для задержания.

И там ещё не упомянул адвокат Пешиков [в своём выступлении в прениях 07.11.2019 г. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону], есть интересный фрагмент, когда сидящие за [соседним] столом лица – мужчина конкретно, один из мужчин – пьёт из бокала вино, которого там нет! То есть он делает вид, что он пьёт вино, а вина там нет. Вы понимаете? Это ещё раз говорит о том, что мало того, что они вышли, пара зашла: мужчина-женщина, мужчина-женщина, а вышли, держась за руки уже другие мужчина-женщина, мужчина-женщина, то есть взялись за руки и уже другие пары сформировались по выходу. То есть они забыли, или они уже просто не обратили внимания, так уже. А вина то не было, понимаете, то есть в конце уже вино закончилось, а они делали вид, что они пьют вино. Понимаете? Это настолько… Кто занимался такими вещами, наблюдением и так далее, тот может легко это увидеть. Если захочет.

Мы пытались [мой личный] телефон «iPhone» тогда же найти, но естественно нам сообщили, что такого нет, что по телефону [хищению, но почему-то в рамках ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий»] отдельно выведено уголовное дело 13.11.[2018 г.], «приобщить [эту ситуацию] к материалам уголовного дела невозможно». И тут же, как раз вот здесь [в том же постановлении о частичном удовлетворении ходатайства адвоката Пешикова П.С. от 22.01.2019 г.,] нам [следователь] Швецова отказала «в части проведения осмотра (обыска) домовладений, в которых проживал обвиняемый Каклюгин Н.В. до его задержания в Краснодарском крае, в Краснодаре…/…/.., и у его родителей». Просто, даже не объясняя причин: «Следствие считает, что оно не подлежит удовлетворению». Вообще даже не нужно было

объяснять! И при этом она знала, что прокуратура будет смотреть [проверять законность её решений], и у прокуратуры Пролетарского района не будет вопросов даже.

Это ещё раз говорит о том, что в прокуратуре находятся «кроты». «Крот» – это тот человек, который работает на организованное преступное сообщество. Я считаю, с учётом того, что я назвал и показал отписки, это – господа Чабров и Касянчук [заместитель и и.о. заместителя прокурора Пролетарского района города Ростова-на-Дону] – это «кроты», это преступники, уголовные преступники, покрывающие криминальную структуру, занимающуюся подбросом наркотиков, прикрытием, заказом сфабрикованных уголовных дел. И они должны находиться в тюрьме, а не писать эти отписки. 10 лет – это ещё маленький срок для таких моральных уродов.

Естественно, что 22 января [2019 г.] Швецова отказала в части согласования передачи уголовного дела в Следственное управление Следственного комитета по Ростовской области, по Пролетарскому району. Просто [обосновав]: «Не подлежит удовлетворению в полном объёме».

Не менее интересно, причём это первый ответ. Мы с 29 ноября [2018 года] 3 ходатайства подавали, то есть с ноября по январь [2019 года] – 3 месяца – молчала следователь [Швецова И.С.], игнорировала наши ходатайства. Три месяца ни разу ни одно ходатайство не было удовлетворено. Это ещё раз говорит о том, что был нарушен наглым, циничным образом Уголовно-процессуальный кодекс, что, естественно, требует рассмотрения с точки зрения уголовного законодательства. Что прокуратурой, естественно, сделано не было – ни Ростовской области, ни Пролетарского района города Ростова-на-Дону. Зато они набрались наглости писать, что рассмотрено моё уголовное дело и всё там доказано и обосновано.

А не пора ли обосновать уголовные дела в отношении [следователей и оперативников, инициировавших, возбуждавших, фальсифицировавших и доведших до обвинительного приговора данное от начала до конца сфабрикованное уголовное дело] Сердерова, Швецовой, Бортниковой, Болдырева и Скогорева? Заняться наконец-таки настоящими уголовными делами, а не быть позором прокуратуры всей страны. 10 лет строгого режима – это ваш приговор! Каждого персонально.

24 января 2019 года [следующее] ходатайство было подано адвокатом Пешиковым, и ответ соответствующий [мы получаем от следователя] Швецовой – просто это всё показательно, это говорит о том, как работало следствие, и как работала прокуратура: «Отказано в полиграфе [проведении психолого-физиологической экспертизы с применением полиграфа] Красильникову М.Г., Болдыреву А.Ю., Скогореву Д.Г., Паклину М.М. и Гравшину В.Н. – понятым, Кузьминой Т.П.». Ссылка на постановление президиума, на уже не работающие статьи УПК – просто [якобы, по мнению Верховного суда РФ] не является доказательством полиграф, да. Хотя в принципе следствие могло пойти по этому пути и здесь, в принципе, правильно указала Швецова, что: «Такого рода исследования имеют своей целью выработку и проверку следственных версий». Так почему бы было не проверить, и выработать [в итоге] следственные версии? Как раз тогда, когда это нужно было сделать в январе [2019 года], чтобы дальше идти по ним. Но нет, следственная версия была одна – Каклюгин является наркоторговцем, без отпечатков пальцев на свёртке и с похищенным телефоном, где ничего не было, на основании показаний наркомана [ранее трижды судимого Красильникова М.Г.] и обиженной сектантки, связанной с сектой, Павлюченковой [за обличающие её связи, откровенно неправославные, материалы, опубликованные ранее в аналитике Н.В. Каклюгина] и всё. Никаких других версий, им не нужно было ничего проверять. И полусумасшедшая Лушникова Любовь Игоревна, бедная, несчастная жертва секты

[«Царство Бога»] и зависимая от своего бывшего мужа, с похищенными детьми, которой манипулировал (свиданием с детьми) бывший муж. [Детали в материале «Найденная и потерянная, часть 3. Семья Лушниковых: история распада одного из проектов секты “Царство Бога”»: https://vk.com/czmtrue?w=wall-86696797_3997]. Вот на основании этих показаний всё и строится. Не нужно было следователю Швецовой что-то там искать. [У неё было совсем другое задание от руководства Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону, скорее всего, выше].

Мы пытались с адвокатом Пешиковым в том ходатайстве [от 24.01.2019 года] приобщить материал проверки по сообщению о хищении мобильного телефона «обвиняемого», но ничего не подлежало удовлетворению согласно заключению [следователя] Швецовой. Более того, опять-таки, здесь совершён подлог, опять слово о лжи, потому что здесь Швецова сообщает: «Выделены в отдельное производство материалы по факту хищения указанного мобильного телефона» и сообщает номер КУСП №19902 от 14.11.2018 г. В переквалификации на более мягкую статью тоже было отказано, естественно [для «оборотня в погонах» Швецовой], с 4 части [ст. 228 УК РФ] на [часть] 2, хотя было обоснование полностью этого. Это также сделала Швецова. Как сообщила, ещё не завершив следственные действия окончательно, 24 января, а уже предъявив обвинение, сообщила Швецова: «Вина Каклюгина Н.В. полностью доказана показаниями свидетелей, которые достоверны, логичны и последовательны». То есть, выбито [почти зубы], якобы,.. что я стеклянной бутылкой таблетки [Любови Лушниковой] запихивал, там, наркоман [Красильников] говорит о том, что фасовал наркотики на кресле [кушетке], которого у меня нет и никогда не было этого кресла, не сообщил ни квартиру [расположение мебели и комнат в ней], ни номер дома – ничего не сообщил. Эти все показания «логичны» и «последовательны» [для органов следствия и прокуратуры]. Одержимая [жаждой мести] Павлюченкова, которая обижена тем, что я в своё время опубликовал материалы о связи её с сектой [«Царство Бога», читай фондом «Центр здоровой молодёжи» и Национальным антинаркотическим союзом]. Это тоже «логичные показания» [по версии следствия]. «А так же иными материалами уголовного дела» [указывает следователь Швецова, подтверждая «мою» вину.]. А какие иные материалы уголовного дела? Здесь Швецова может привести хоть один? Отпечатки пальцев, обыск или что? Телефон, какие-то связи с кем-то? Если, я ещё раз повторяю, в деле нет ни одного вопроса ко мне: «Кому я продавал наркотики, кому сбывал или у кого приобретал?». На судебном процессе мне ни разу не был задан вопрос со стороны гособвинителя: «У кого приобретал или кому сбывал наркотики?». Это как вообще? Статья 228.1 ч. 4 ПРИМ – от 10 до 20 лет. Забыли? Не надо?

Сумасшедший дом вообще! Вы что творите с областью, не стыдно вообще? И если будет обвинительный приговор вот по всему этому – это такой позор судебной системы, я не знаю, это на смех поднять просто. Это мы сделаем. Это будет не то, что «Ералаш», это – надо будет просто сразу увольняться всему суду Пролетарского района, вместе с председателем. Обвинительное заключение – это верх просто идиотизма и тупости [подписанное следователем И.С. Швецовой, руководителем её следственного отдела М.У. Сердеровым. Утверждённое заместителем прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.С. Чабровым].

18 февраля [2019 года] подаёт адвокат Пешиков ходатайство с обоснованием незаконности полностью всего моего задержания, ареста, всех этих моментов. Спешно, судорожно 20 февраля, на коленке буквально, Швецова собирает обвинительное заключение. 21 февраля передает зам. прокурору района Пролетарского Чаброву и тот, за одни сутки ознакомившись со всеми тремя томами, 22-го подписывает и уже 22 февраля я

уже получаю [это утверждённое районной прокуратурой обвинительное заключение] в руки в СИЗО. Это ж в такой спешке, такого в жизни не было! То есть, на машине, судорожно, бегом, чтобы вручить, чтобы дело передать в суд, понимая, что это ходатайство адвоката Пешикова составлено гениально, я считаю, со всеми [прописанными в нём] нарушениями – просто выбивает их напрочь, они просто не ожидали этого всего. И 22 февраля уже днём всё, в три часа дня, у меня уже на руках [данный противоречивый и противозаконный документ] после обеда. По скорости это, наверное, сравнится с ситуацией, когда меня удалили из зала заседания за то, что я стучал костылём [по полу закрытой кабины для подсудимых в зале суда] и просил, в связи с давлением, удалить меня, когда меня вот этот человек, по фамилии Баранов [гособвинитель], пытался обвинить необоснованно, что я наркоторговец, и на следующий день, господин Ваша честь, Вы уже передали стенограмму судебного заседания с гособвинителем [его выступлением с необоснованными сфабрикованными доводами] в СИЗО. Вот это примерно, вот единственные два документа за всю историю уголовного дела – это стенограмма судебного заседания с обвинениями меня [от 31.10.2019 г.], чтобы я с ними быстро ознакомился, чтобы я не мог говорить, что я [моё право на защиту нарушено]… Но единственное что – там просто была задержка – 5 дней оно шло по самому СИЗО, потому что там большая загруженность по документации. А так вот я вижу два документа – это обвинительное заключение в тот же день [вручено], и стенограмма гособвинителя, где мне 10 лет предложено срока и вручено в СИЗО на следующий день, то есть передано в СИЗО, а там уже вручено через 5 дней. Вот два документа, которые, видимо, играют существенную роль для тех, кто желает, чтобы я находился, и, видимо, был обвинён, находился в местах заключения длительные годы.

Но здесь масса нарушений даже на обложке [обвинительного заключения, утверждённого зам. районного прокурора С.С. Чабровым 22.02.2019 г. и 25.02.2019 г. переданного в Пролетарский районный суд г. Ростова-на-Дону]. Здесь не указано, что я вообще-то ИП [индивидуальный предприниматель], они тут напечатали, что [ООО] «Матери против наркотиков» [общественную должность – председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков»], но это как бы не касается. Но как здесь составлено, здесь, естественно, отсутствует отец Евгений [Литвиненко], то есть, он в статус свидетеля не записан, и после дополнительных показаний меня [от 25.10.2018 г.], о том, что я сообщал, что «Царство Бога» и так далее, что Лушников причастен [к заказу фабрикации уголовного дела], что я выпустил фильм по Лушникову [«Национальный антинаркотический союз – сектантская империя»]... И тут же [после моих слов в обвинительном заключении вдруг] приписка Швецовой: «К показаниям подозреваемого, обвиняемого Каклюгина Н.В. следствие относится критически, так как вина Каклюгина доказана показаниями свидетелей по данному уголовному делу, которые являются достоверными, последовательными и логичными», - снова эта фраза, - «а так же другими материалами». Какие материалы – непонятно. А вот достоверность, последовательность и логичность, опять-таки, мы снова вспоминаем то, что здесь нам говорил, явно будучи в состоянии наркотического опьянения, [на судебном допросе 04.07.2019 г. свидетель обвинения] Красильников. Я лично и все, кто сидел здесь, видели – на судебном заседании Красильников был в состоянии наркотического опьянения. Он пил постоянно водичку, орал, кричал даже на Вас, Ваша честь, Вы помните, он просто кричал! Расширенный зрачок и так далее. Красильников был в наркотическом опьянении на суде. Мы помним Любовь Лушникову, которая в капюшоне здесь сидела, боялась снять капюшон, испуганная стояла в капюшоне, не снимала его, то есть, в неадеквате тоже присутствовала. Тварью называвшая меня

Павлюченкова [в своей пламенной лживой речи 02.04.2019 г. и 23.04.2019 г.]. Новопашин [Николай], который половину своего выступления [06.08.2019 г.] рассказывал, какой он замечательный депутат [Ставропольской краевой Думы], какой Железняк хороший, какая хорошая Ставропольская краевая Дума, какой он [Н.О. Новопашин] прекрасный человек, семьянин, и как ему печально, что его обвиняют в лжесвидетельствовании, и тут же продолжал лжесвидетельствовать. [Подробности см. в статье А.Л. Тиминой «Огради, Господи, силою Честнаго и Животворящего Креста раба Твоего Николая»: https://ruskline.ru/news_rl/2019/08/14/ogradi_gospodi_siloyu_chestnago_i_zhivotvoryawego_kresta_raba_tvoego_nikolaya/]. Такое шоу фантасмагорическое – «цирк Шапито» просто это, а не судебное заседание каждый раз. У любого, даже здорового человека давление поднимется…

И, оказывается, как здесь указывает в обвинительном заключении Швецова: «В связи с чем, показания подозреваемого, обвиняемого могут быть не чем иным», - «не чем», она даже не знает, что пишется «ни чем иным», ну не важно, русский язык – это всегда проблема у органов правоохранительных – «как искусственным созданием алиби с целью введения следствия в заблуждение и получения возможности избежать уголовной ответственности за совершенное преступление». То есть всё, что я рассказывал о ресторане [«Ялла»], об «Эмерконе» [частной клинике наркологической в Краснодаре и её учредителе Т.П. Кузьминой], о Кузьминой, о похищенном телефоне – это всё «искусственное создание алиби». А какое вообще алиби? Алиби – что? Если нигде не было ни наркоторговли, ни вопросов [в ходе досудебного и судебного следствия] о наркотиках? Алиби чего я создавал искусственно? Просто где-то, она по привычке это откуда-то взяла и вставила. И вот показания свидетеля [защиты] Беглярова. То есть, в самом конце [обвинительного заключения] всего лишь два [свидетельских показания со стороны защиты]. Куча вот этих показаний непонятно кого, неадекватных личностей, так сказать, с проблемами, [оперативников областного УКОН] Скогорева, Болдырева – великих «борцов с наркотиками», которые на других процессах тоже были задействованы в подобном [в подбросе наркотиков]. И Бегляров, только я и Бегляров – всё [два свидетельства в защиту моей изначально крепкой, устойчивой позиции с абсолютно чистой репутацией].

И здесь написано после этого то, что говорил, собственно говоря, просто «содрал» [и в своём выступлении 31.10.2019 г.] гособвинитель Баранов: «К показаниям свидетеля Беглярова В.Ю.», – пишет Швецова в своём обвинительном заключении, – «следствие относится критически, так как он является другом обвиняемого Каклюгина». Каким другом? Откуда это взято? Где я или Бегляров, где вообще какие-то хотя бы, хоть бы в «Facebook»е, мы даже в «Facebook»е друзьями не являемся. Если, в отличие от понятого Паклина М.М. и оперативника Болдырева, которые друзья в «Facebook»е, мы с Бегляровым даже вот в этом плане – в соцсетях даже – друзьями не являемся! Понимаете? Тем не менее, спокойно, ничтоже сумняшеся, лгунья бессовестная, наглая Швецова И.С., старший следователь ОРП на ТО [Отдела полиции №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону], которая здесь не сообщает, что она «по ОВД» [особо важным делам]. Здесь она уже [просто следователь]… «По особо важным делам» – она сообщает только иногда, здесь она эту ложь не приобщила, она уже здесь не по особо важным делам, здесь уже не пройдёт, потому что здесь прокуратура смотрит, она уже эту ложь не приобщила. А так она пишет: «Следует относиться критически к показаниям Беглярова, так как он является другом обвиняемого. Его показания о том, что обвиняемый Каклюгин Н.В. никогда не употреблял наркотических средств и не мог совершить преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств, может бы не чем иным», -

опять «не чем иным», но это..., «ни чем иным» вообще-то правильно, - «как субъективным восприятием сложившейся ситуации Бегляровым В.Ю.».

Вообще, любое свидетельское показание является субъективным восприятием, объективным восприятием оно не может быть. Человек – это личность, личность – это субъект. И Павлюченкова – это субъективное восприятие, и Новопашин, Каклюгин – кто угодно. Это что за умничанье вообще такое? А также «искусственным созданием алиби Каклюгина Н.В.» [- пишет там же следователь Швецова]. То, что он [свидетель защиты Вадим Бегляров] рассказывал, что познакомился со мной в станице Темнолесской [Ставропольского края], что я работал по НАСу, что Красильникова выгнали из реабилитационного центра [созданного под контролем Н.О. Новопашина] в Темнолесской, что он употреблял наркотики и так далее. Какое алиби он мне создаёт таким образом, я не могу понять? Алиби, связанное с незаконным оборотом наркотиков – это касается того, покупал или продавал. Но вообще, опять я говорю, вопросов ко мне по этому вопросу не было. О каком алиби Каклюгину, создании алиби Бегляровым, [в пояснении следователя И.С. Швецовой к его показаниям, приведённым в обвинительном заключении от 22.02.2019 г.] идёт речь? «С целью введения следствия в заблуждение и получения возможности обвиняемому избежать уголовной ответственности за совершенное преступление, так как вина Каклюгина», - и снова, - «так как вина Каклюгина доказана показаниями свидетелей по данному уголовному делу, которые являются достоверными…» - снова содрала вот это сюда, в кучу, и снова: Постановление Аксайского районного суда, уголовное дело 2000-х годов. Всё это в обвинительное заключение. Составлено 20 февраля, направлено прокурору Пролетарского района [утверждено заместителем С.С. Чабровым 22.02.2019 г.].

Вот эта вот писулька, вот эта вот, да? [Показал текст обвинительного заключения]. Она Чабровым подписана, всеми принята. «Салфетки со смывами с наслоением веществ менее 0,001 [грамма]», то есть [менее] размера погрешности [прибора, - размер погрешности прибора, на котором проводилась экспертиза – 0,001 грамма], по факту с нулевой данностью; USB-накопитель, который предоставлен следователем [а не следователю, как должно быть, по итогам снятия информации с моего ноутбука «Sony Vaio» во время следственных действий и экспертиз, что повлекло фальсификацию, якобы, моей переписки с пользователем «ew_smirnov» в «Skype» о наркотиках (хотя даже там ни слова о наркотиках не было, но сама переписка была сфальсифицирована под стиль о наркотиках. О том, что переписка подделана, заявил в суде свидетель защиты Е.В. Смирнов – второй автор этой переписки, см. в материале «Его, собственно и задержали с тем, чтобы не дать выйти этому фильму…»: https://ivan4.ru/news/society/it_is_in_fact_detained_so_as_not_to_give_out_this_film_/]. То есть, что туда положила следователь, в ту же самую переписку, о которой говорил адвокат Пешиков [в своём выступлении 07.11.2019 г., см. публикацию: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/26/v_svyazi_s_chem_proshu_kaklyugina_opravdat], со «Skype», где, якобы, я там потреблял, якобы, переписка о наркотиках и так далее.

Это вся вот эта вот цена [предложенная гособвинением, прокуратурой] – 10 лет колонии строгого режима, объемом 29 листов лжи: бессовестной, наглой, циничной лжи, с которой якобы ознакомилась прокуратура Пролетарского района [г. Ростова-на-Дону]. Это только вот так вот с этим следует сделать [рвёт бумагу и бросает в урну]. Цена вот этой гадости, мерзости, подлости, которой должна быть дана правовая оценка с точки зрения уголовного законодательства.

А ведь я не раз уже писал, направлял заявления, которые опять-таки были проигнорированы с 29 ноября [2018 года] на имя Швецовой, которые аж 11 января были

рассмотрены [ею, и то], как будто ходатайства [не заявления о совершении преступлений]. 11 января писал, 24 января [2019 года] – всё это не было рассмотрено следователем Швецовой и прокуратурой.

Мой отец написал 2 ноября 2018 года заявление о совершённом преступлении в отношении меня. Указал где, [в том числе] что: «В октябре 2018 года владелец наркологической клиники “Эмеркон” в Краснодаре Кузьмина Т.П. позвонила сыну» и так далее, что я поехал в Ростов-на-Дону, что [моё задержание с фабрикацией дела связаны с сектой] «Царство Бога», о том, что следователем Бортниковой [20.10.2018 г.] избрана мера пресечения, что в СИЗО нахожусь и так далее. Оно было направлено в Следственный комитет [руководителю Следственного управления по Ростовской области А.Г. Хуаде], а потом оттуда перенаправлено в прокуратуру Ростовской области, а оттуда перенаправлено в прокуратуру Пролетарского района, где благополучно исчезло. Если бы началось со 2 ноября… (оно [заявление] приобщено к материалам дела – лист дела 236, том 2), если бы с этого началась проверка прокурорская, то дело бы приобрело совсем другой оттенок. Однако, этого сделано не было, и прокуратура Пролетарского района снова явилась пособником преступления против меня, за что должна понести уголовную ответственность. [Все детали о многомесячном покрывательстве противозаконных действий Следственного отдела ОРП на ТО Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону и сотрудников Главного следственного управления и УКОН ГУ МВД России по Ростовской области со стороны прокуратур Пролетарского района г. Ростова-на-Дону и Ростовской области в статье «Криминальное чтиво с прокурорским послевкусием», см. часть 3 (https://ruskline.ru/analitika/2019/8/2019-08-22/kriminalnoe_chtivo_s_prokurorskim_poslevkusiem/) и статье «Над пропастью во лжи донской», часть 2 (https://ruskline.ru/analitika/2019/09/2019-09-25/nad_propastyu_vo_lzhi_donskoj)].

В настоящее время собрано более 400 подписей в материале, опубликованном на православном сайте «Православный мир», «Проверьте доказательства. Письмо в защиту Николая Каклюгина» (https://www.pravmir.ru/proverte-dokazatelstva-pismo-v-zashhitu-nikolaya-kaklyugina-kotorogo-obvinyayut-v-sbyte-narkotikov/), и среди них более 80 священников Русской Православной Церкви, где указаны пункты, в принципе, с которыми я полностью согласен и я процитирую, потому что это полностью подтверждает и мои мысли. «Если бы у кого-то и были сомнения в невиновности Каклюгина, то материалы уголовного дела развеивают их окончательно:

1) На пакетах с наркотическим веществом нет отпечатков пальцев и следов ДНК Каклюгина;

2) В его ноутбуке отсутствуют какие бы то ни было данные о его связях с поставщиками и потребителями наркотиков;

3) Телефон Каклюгина исчез при задержании (есть основания предполагать, что он был изъят сотрудниками правоохранительных органов» – а я видел у [одного из оперативников 3 отдела областного УКОН, участвовавших в задежании] Скогорева, повторюсь, уже в Отделе полиции [№7, Пролетарского РОВД] такой же практически телефон белого цвета, только без задней крышки – «а следствие даже не озаботилось поисками этого важнейшего вещественного доказательства». Более того, как мы теперь знаем, Бортникова дело это [о похищении личного мобильного телефона Каклюгина Н.В. «Iphone 6S»] закрыла. Дату только не знаем, когда. Спокойно закрыла это дело. Потом в Следственный комитет оно вдруг перекочевало, снова открытое [руководителем Следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 г. Ростова-на-Дону М.У.] Сердеровым. И что там с ним дальше происходит – непонятно. Дальше уже пишет эта [инициативная] группа.

«Хотя информация с него также могла бы служить аргументом в пользу невиновности подозреваемого;

4) Не были проведены обыски в месте проживания подозреваемого, хотя обычно именно это следственное действие позволяет выявить (или не выявить) улики преступной деятельности;

5) В деле отсутствуют данные оперативно-розыскной деятельности, предшествующие задержанию, такие как “прослушивание телефонных переговоров”, “наблюдение”, “получение информации от негласных источников” и т.п.;

6) В документах уголовного дела заменялись листы уже после окончания расследования;

7) В ходе расследования следователем допускались сомнительные способы получения подписи под документами в те моменты, когда Николай Каклюгин по состоянию здоровья не мог давать показания, что засвидетельствовано медицинскими работниками СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области».

Я хочу отметить здесь три момента, которые именно связаны с этими моими состояниями [здоровья].

Первое: 24 декабря 2018 года я указал [в своём заявлении], здесь смог только от руки написать, что: «Из-за плохого самочувствия (давление, боли в почках), не могу воспринимать тексты, видеть чётко. Голодовка с 20 ноября». Здесь ниже надпись уже адвоката Пешикова: «Данное заявление написано подзащитным Каклюгиным Н.В. 24 декабря [в 10 часов 15 минут]». И тут же, следом, это в материалах дела есть – лист дела 144, 1 том, рапорт, 146 лист – Швецова тут написала, что: «Обвиняемый Каклюгин Н.В. на состояние здоровья не жаловался» (24 декабря), «медицинской помощи не требовал, по внешним признакам выглядел здоровым человеком, не нуждающимся в какой-либо медицинской помощи». Но я это упоминал уже в своём выступлении, поэтому повторяться особо не буду, просто ещё раз напоминаю, как себя вела [следователь] Швецова. Здесь [в своём рапорте на имя М.У. Сердерова от 24.12.2018 г.] она сообщила ложную информацию, что я «высказывал своё резко отрицательное мнение о сотрудниках правоохранительных органов в РФ, лицах государственной власти в РФ», покинул [следственный] кабинет и так далее. То есть, насколько может далеко зайти ложь человеческая, чтобы выслужиться перед начальством, перед тем же Пашковым [начальник Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону] – это ещё раз я апеллирую к заявлению Разумной, которая сообщала о том, что Пашков требовал как можно скорейшего «закрытия» меня в СИЗО, а потом – доведения дела до суда – насколько можно «шестерить» вот так цинично, мерзко, чтобы вот этот вот рапорт писать, лгать, выслуживаться? И плевать, что человек сядет на многие годы. Вот в этой писульке, что, якобы, я, там, «против органов в целом» [высказывался, органов государственной власти РФ].

И когда я написал в прокуратуру, с просьбой поднять видеорегистраторы [записи с них] – опять-таки об этом всём – Пролетарского района, мне в ответ пришла одна из этих писулек, за подписью [поочерёдно, то одного, то другого заместителя районного прокурора] Чаброва и Касянчука, где вообще ничего не сообщалось о том, что я просил, а просто вот опять сообщали какую-то ахинею, в очередной раз. Вот так работает прокуратура Пролетарского района, так она «наблюдает за законностью».

11 января [2019 года] – тот самый день, когда мне было вот также очень плохо. 24 декабря, 11 января – где записи есть в материалах дела, что я не мог, когда я действительно не мог давать показания – и 24 января [2019 года]. То есть 3 дня [три даты], которые действительно… 24 января – протокол уведомления об окончании

следственных действий. Когда здесь тоже [в нём] есть запись [защитника-адвоката Пешикова П.С.] о том, что плохое самочувствие и приходил врач, и уведомление об окончании следственных действий не может быть подписано. Однако, [следователь] Швецова спокойно вслух лично нам читала [данное постановление], и считала, что я это всё слышу, хотя я говорил, что нет. [Заявлял, что плохо себя чувствую – об этом указано защитником в протоколе от 24.01.2019 г.]. И при этом тот самый [начальник медчасти СИЗО-3, где я нахожусь] Обухов, по которому сейчас будут серьёзные вопросы и материалы направлены директору ФСИН, в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет [России] по поводу того же самого Обухова, который сейчас активно «подтанцовывал» следователю, а сейчас «подтанцовывает», видимо, и суду в отношении моего [стабильно «удовлетворительного»] медицинского состояния, что является ложью – то, что моё состояние, якобы, удовлетворительное, я могу давать пояснения [следствию и суду в развёрнутой форме абсолютно безболезненно и спокойно] и так далее. Я делаю это через силу уже, из последних сил просто, я погибаю уже сейчас в СИЗО, я бью тревогу, во все инстанции обращаюсь. И сегодня утром я его [начальника медчасти СИЗО-3 А.С. Обухова] видел – он говорит мне, что я на плановую госпитализацию поеду. Какая плановая? У меня камень, я ночью не могу спать, я не сплю ночами, у меня дикие боли. Это просто убийство происходит!

Ультразвук – УЗИ. Меня никто не направляет на УЗИ элементарно. Отвезти меня на УЗИ никто не желает, потому что понимают, что там будет [обнаружен в почке крупный] камень. Точно так же, как никто не желал к материалам дела какие-то материалы приобщать, которые показали бы, что я невиновен. То есть, не желают показать, что я невиновен, и не желают показать, что я болен. Это всё – равно, в принципе. Вот такие задачи ставят перед собой с одной стороны – медицинская часть, с другой стороны – ставило следствие, и сейчас ставит гособвинение.

Безусловно, вопросов много. Вопросы задаёт и депутат Государственной Думы Сергей Шаргунов [см. обращение к нему «Это паралич душ и духа государства в целом»: https://ruskline.ru/analitika/2019/10/10/eto_paralich_dush_i_duha_gosudarstva_v_celom], вопросы задаёт и депутат Государственной Думы Николай Валуев [см. одно из обращений к нему «К инсценировке нахождения у меня наркотиков причастны сотрудники ФСБ России…»: https://vk.com/czmtrue?w=wall-86696797_4783], вопросы задаёт и депутат Государственной Думы Наталья Поклонская, будет скоро задавать [см. обращение на директора ФСИН России, которое она передавала адресату депутатским запросом, в публикации «Несвободные, больные и бесправные: арестованная область»: https://ruskline.ru/analitika/2019/12/24/nesvobodnye_bolnye_i_bespravnye_arestovannaya_oblast], вопросы задавала сенатор Мизулина Елена Борисовна. И вам, господа, прокуратура Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, от этих вопросов никогда не отделаться, и вы за них ответите по полной. Я не знаю, что касается суда, я очень надеюсь, Ваша честь, на Ваше здравомыслие, правосудие. Вы один из немногих, насколько я слышал действительно по поводу этого суда Пролетарского, что Вы вникаете, вдумываетесь, вчитываетесь, и всё-таки примете, я надеюсь, справедливое решение и не осудите меня на основании вот этого всего вымысла, этого фейка вообще, как модно сегодня говорить, который придумали эти все товарищи.

Возвращаясь к заявлению Разумной [экс-начальника отдела дознания Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону, подробности в материале «Заявление Натальи Разумной о фальсификации ростовского “дела Голунова” скрывали от суда»: https://www.1rnd.ru/news/2540789/zaavlenie-natali-razumnoj-o-falsifikacii-rostovskogo-dela-golunova-skryvali-ot-suda], хочется отметить, что даже если она была уволена ранее, как тут гособвинитель [помощник прокурора Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.О. Баранов] размахивал материалами об увольнении, это не значит, что она от бывших коллег не могла узнать [все детали подготовки моего задержания, причастности к нему сотрудника УФСБ России по РО Каплина и ФСБ России Агапова], [это не значит] что её версия, её информация несостоятельна и что доводы защиты могут быть как-то опровергнуты. Они ни кем не опровергнуты до сих пор, и её информация легко подтверждается, как она сама сообщает: «Все изложенные» – ещё раз повторю, это заявление от 13.08.2019 г. – «Все изложенные мною в заявлении сведения достоверны и однозначно будут подтверждены результатами биллинга, координатами GPS о местонахождении перечисленных лиц, и детализацией телефонных соединений между начальником ОП №7 Пашковым А.В. и прибывшими из г. Москвы (за несколько дней до задержания Каклюгина Н.В.) сотрудниками центрального аппарата ФСБ РФ, как мне известно фамилия одного из них – Агапов», - это сообщает Разумная нам, - «а также, между сотрудником УФСБ по Ростовской области Каплиным и гражданкой Кузьминой Т.П., между Кузьминой Т.П. и сотрудником УКОН ГУ МВД России по Ростовской области Бырдиным…/…/.., сотрудниками УКОН Скогоревым и Болдыревым, между [гражданами] Кузьминой и Лушниковым, между [гражданкой] Кузьминой и её работниками, бывшими сотрудниками ФСБ и МВД РФ, посредством которых она реализовала свои и Лушникова преступные намерения».

Что касается вот этого заявления – здесь очень чётко (если сделать цветную печать) на первом листе [подготовленного, подписанного и направленного в ряд следственных и прокурорских органов подполковником полиции Н.Н. Разумной] заявления о совершении преступления в отношении меня видна печать прокуратуры Ростовской области и стоит входящий номер ВО-25279-19 от 22.08.2019 г. [размещённый скан заявления Разумной Н.Н. см. по тексту данного материала выше]. Возникает вопрос: почему прокуратура Ростовской области ничего не сделала для того, чтобы провести проверку [по поступившему в их адрес заявлению Н.Н. Разумной], начиная с 22 августа 2019 года? Что снова, подчеркиваю, наводит на мысли о причастности сотрудников прокуратуры Ростовской области к организованному преступному сообществу, направленному на получение мной обвинительного приговора и нахождение меня в местах заключения длительные годы. [Более развёрнутая аналитика на эту же тему в материале «Кто-то продолжает координировать организованное преступное сообщество “людей в погонах”»: https://ruskline.ru/news_rl/2019/11/09/ktoto_prodolzhaet_koordinirovat_organizovannoe_prestupnoe_soobwestvo_lyudei_v_pogonah]. Что является исполнением заказа Лушникова Никиты Вячеславовича. А исполнителем является, в том числе, прокуратура Пролетарского района – [неоднократно упоминаемые ранее её сотрудники] господа Чабров, Касянчук, а также Вернигора и Баранов, присутствующий здесь [в данном судебном процессе] в настоящее время.

Материалы журналистских расследований: фильм Караулова Андрея [«Расправа?»: https://www.youtube.com/watch?v=PhpSTdSQIG4&feature=emb_logo, авторский комментарий к фильму Андрея Караулова: http://karaulovlife.ru/news/rasprava-delo-nikolaya-kaklyugina/1880], «Совершенно секретно» статья от 13.07.2019 г. [«“Ростовский близнец” дела Голунова»: https://www.sovsekretno.ru/articles/rostovskiy-bliznets-dela-golunova-/] – всё это подробно изучается и подтверждает то, о чём я говорил и о чём говорят все, кто внимательно изучал материалы уголовного дела. Что касается

опасной и деструктивной деятельности Национального антинаркотического союза – то она однозначна и сомнению не подлежит. [О ней в деталях останавливался в части 4 своего выступления в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 10.10.2019 г. Николай Каклюгин, как и на более ранней аналогичной деятельности подобной организации – ОБОО «Преображение России», см. публикацию «Нечистые духом и сердцем: 2.0»: https://vk.com/doc62594259_535651191?hash=a5f974a26f64cb0cd0&dl=ec018b935d1386a406].

При этом хочется отметить, что, когда я находился уже здесь, сейчас я найду – это очень важный момент… Меня Татьяна Петровна Кузьмина очень активно завлекала тем, что она, находясь в строительной организации ранее («Олимпстрой» и т.д) [якобы, являясь одним из соучастников строительного бизнеса в рамках подготовки Олимпиады в г. Сочи и деятельности ООО «Олимпстрой»], владела данными о том, как организовать саморегулируемую организацию. Мы тогда занимались вопросом о создании саморегулируемой организации в сфере реабилитации наркозависимых. И вот, когда я уже находился здесь, я нашёл интересный материал [заказчика всей этой истории с моим задержанием 19.10.2018 г. в Ростове-на-Дону, фабрикацией материалов уголовного дела] Лушникова Никиты Вячеславовича от 24 июня 2019 года на сайте Национального антинаркотического союза [где он является председателем правления]. Как раз он сообщает, что: «”Оптимальным решением, которое, с одной стороны, не приведет к закрытию всей отрасли негосударственной помощи наркозависимым, а с другой – сделает ее более прозрачной и эффективной, может стать создание отраслевой саморегулируемой организации СРО. Профильная СРО в данной сфере очень нужна – она позволит повысить качество предоставляемых реабилитационных услуг, искоренить сомнительные методы работы и непрозрачной деятельности некоторых реабилитационных центров” – уверен Никита Лушников». А ведь именно эта, как раз-таки, идея была нами, в общем-то, забракована именно в связи с тем, что если саморегулируемые организации возглавят вот такие лица недобросовестные, связанные с неопятидесятниками, с Украиной, с Америкой, с иностранными агентами влияния [см. об этом в том числе фильм Н.В. Каклюгина «Наркополитика 2009-2018 гг.», выпущенный за три дня до задержания: https://www.youtube.com/watch?v=5fyS-k-ju88], то мы не сможем их контролировать, поскольку они уйдут в закрытые саморегулируемые организации, на которые правительство [и соответствующие профильные надзорные службы] не смогут никак влиять, и силовые структуры в том числе.

А вот если мы будем говорить о создании Федерального закона о реабилитации наркозависимых, химически зависимых, то [такой] ФЗ сможет контролировать эти организации и сделает их открытыми. А вот СРО их закроет [сделает непрозрачными, спрячет от любого контроля со стороны государства]. Но в то же время – идея неплохая, и мы работали над её созданием. Я приехал, собственно, в Ростов, именно Кузьмина меня заинтересовала этой идеей, СРО как раз. Я собственно только поэтому приехал. Потому что идея офиса [предоставления помещения в безвозмездную аренду для краснодарского регионального отделения «Матери против наркотиков» на этаже офисного центра в старой части Краснодара, принадлежащего частной наркологической клинике «Эмеркон» Т.П. Кузьминой, либо связанным с ней структурам] была уже и раньше, я просто сейчас вот анализирую и понимаю.

А вот 26 июня на сайте того же Национального антинаркотического союза я обнаруживаю, я повторяю ещё раз, фотографию, где я вижу начальника ГУНК МВД по

Москве (Госуправления по контролю за оборотом наркотиков МВД России) Сергея Сотникова вместе с Никитой Лушниковым.

С учётом того, что я раньше работал с ГУНК МВД России, с Храповым Андреем Ивановичем [см. пояснения в статье «Голос правды и печали» от 03.11.2018 г.: https://ruskline.ru/news_rl/2018/11/03/golos_pravdy_i_pechali/], то я понимаю, что, видимо, после моего отбытия вот сюда [в места заключения], Лушников стал тесно взаимодействовать с теми, с кем я взаимодействовал. Просто он меня убрал в сторону таким образом, совершив весь этот механизм [пенитенциарного устранения] при участии прокуратуры Ростовской области и прокуратуры Пролетарского района, а сейчас просто пытается свои коммерческие интересы реализовывать при помощи ГУНК МВД [России и их региональных управлений]. Но при этом, я ещё раз повторю, 22 июня 2018 года мы с Любовью Лушниковой из Краснодара подали материалы по линии ОБЭП, и они, не знаю, что с ними дальше происходит, но это тоже был сигнал к атаке со стороны господина Лушникова.

Поэтому это всё является поводом для того, чтобы понимать, что с его стороны организована определённая правильно спланированная атака, где оперативники УКОН ГУ МВД 3 отдела Болдырев и Скогорев, а также Егоров, как мы видим по материалам дела, а также зам. начальника 3 отдела Канцыпа, а также указанный Разумной [один из руководителей областного УКОН Александр] Бырдин, а также зам. прокурора Пролетарского района Чабров С.С. и и.о. заместителя районного прокурора Касянчук С.Ю., господин Анапольский С.Л. из прокуратуры Ростовской области – Управление по надзору за системой МВД [ФСИН, ФССП и т.п.], господин Сердеров [– начальник

Следственного отдела ОРП на ТО ОП №7 г. Ростова-на-Дону], следователь Бортникова – ОРП на ТО ОП №7, следователь Швецова, уволившийся недавно следователь Следственного отдела Пролетарского района города Ростова-на-Дону Следственного управления Следственного комитета по Ростовской области – М.А. Азизов, его начальник Э.Г. Гаспарьян – являются соучастниками организованного преступного сообщества, направленного на то, чтобы я сейчас находился здесь, и в отношении меня было вынесено обвинительное заключение. А гособвинители [сотрудники прокуратуры Пролетарского района города Ростова-на-Дону] Вернигора и Баранов здесь поневоле, вольно или невольно, являются также соучастниками и, импровизируя на голых, абсолютно недоказанных свидетельских [фактах] показаниях наркоманов и лиц, связанных с Национальным антинаркотическим союзом [см. о нём в аналитике 2016 года «Нас атакует сектантская империя» (http://katyusha.org/view?id=9378) и более свежей «Николай Каклюгин потянул за нити антигосударственного заговора в России» (https://ruskline.ru/news_rl/2018/12/08/nikolaj_kaklyugin_potyanul_za_niti_antigosudarstvennogo_zagovora_v_rossii/)] – заказчиками, пытаются вменить мне в вину то, чего я никогда не совершал и совершить не мог, убирая в сторону доказательства о моей непричастности в виде отсутствия тех же самых отпечатков пальцев и так далее, и так далее, то, что полностью разбили в пух и прах (эти «доказательства» гособвинения) адвокат, отсутствующий сегодня, В.Н. Евдокимов [см. публикацию его выступления в материале «Только оправдательный приговор может быть единственным решением после рассмотрения этого дела по существу»: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_tolkoopravdatelnyjprigovormozhetbytedinstvennymresheniemposle2118.html] и адвокат П.С. Пешиков [см. его доводы в кратком комментарии к итоговому приговору «Суд закрыл глаза на явные нарушения» от 26.11.2019 г.: https://ruskline.ru/news_rl/2019/11/26/sud_zakryl_glaza_na_yavnye_narusheniya].

Это всё полностью в целом является картиной, которой должен заниматься сейчас центральный аппарат Федеральной службы безопасности России, где я долгое время являлся внештатным сотрудником отдела по религиям – до 2012, если не ошибаюсь, года, и работал до недавнего времени с УФСБ ряда субъектов Российской Федерации. И эта работа была связана, в том числе, с [экспертно-аналитической] работой по НАС. И эта деятельность, как раз-таки, была опасна, и сейчас меня, так сказать, прессуют именно за эту деятельность. Никакого отношения к статье 228.1, ч. 4 через статью 30 [умысел на сбыт наркотиков в крупном размере] моя деятельность никогда не имела и иметь не могла. А те, кто пытается меня обвинить в этой статье – являются преступниками, и их обвинения в итоге превратятся в обвинения против них, в соответствии со статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, которые я сообщал в первой части своего выступления 3 октября 2019 года [см. часть 1 «Нечистые духом и сердцем» по ссылке: https://vk.com/doc62594259_535650389?hash=ca04ad08cff8ad7a3e&dl=707defee9e236005d4].

Ваша честь, прошу это учесть. Я очень рассчитываю на объективность Вашего суждения. Если Вы вынесете оправдательный приговор – честь Вам и хвала. Если вынесете обвинительный – то, я думаю, дальше уже будут работать следственные органы вышеуказанных мною структур. Благодарю [за внимание].

Судья Попов А.Е.: Ясно. Суд удаляется на совещание. В 17:50 оглашение судебного решения.

***

Приговор был оглашён – обвинительный. Абсолютно незаконно, основываясь на лжи, творя ложь и изливая ложь из уст своих, федеральный судья Пролетарского районного суда города Ростова-на-Дону Попов, отправил меня в исправительную колонию общего режима сроком на 4 года, вменив в вину невиновному хранение наркотиков – не умысел на сбыт, как очень желало следствие и гособвинение в лице районной прокуратуры – в крупном размере. Таким образом, желаемое и заказанное функционерами Национального антинаркотического союза, читай – адептами высокой степени посвящения украинского харизматического (неопротестантского) тоталитарного деструктивного культа «Царство Бога», в России назвавшего себя в итоге ОЦЕХ, Объединение церквей евангельских христиан, особо тяжкое преступление, совершённое, якобы, мной одним с некими так и не установленными следствием лицами «в неустановленное время неопределённому кругу лиц», загадочным судебным решением было переквалифицировано в тяжкое, в соответствии с частью 2 статьи 228 УК РФ.

Более подробно вся эта явно противоречивая ситуация описана в первичном тексте апелляционной жалобы на приговор, опубликованной с дополнительным комментарием 24.01.2020 г. под названием «Бой за правду и свободу: незаконный оборот сфабрикованных уголовных дел в Ростовской области»: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/bojzapravduisvobodu_nezakonnyjoborotsfabrikovannyhugolovnyhde1334.html. Достаточно небольшого фрагмента из неё, чтобы расставить основные акценты: «Каким образом может быть гражданину Российской Федерации инкриминировано хранение наркотиков, если на свёртке, обнаруженном, якобы у него, когда его сразу же заковали в наручники при задержании, с руками за спиной, вывезли в плохо освещённое место чуть поодаль от ул. Каяни г. Ростова-на-Дону, и там инсценировали это самое обнаружение неких свёртков, чего я лично не видел, так как меня посадили на заднее сидение другого автомобиля, “ВАЗ 2107” тёмного цвета (а задерживали и перемещали на серебристой “Lada Priora”), и постоянно слепили в лицо фонарём, оставляя в стальных браслетах, с руками, заведёнными за спину, [нет его отпечатков пальцев]???../…/… Откуда свёрток с наркотиками у меня без чьих-либо отпечатков пальцев? Как он попал ко мне в карман, кто положил его туда? И почему судья Попов А.Е. в тексте приговора, где мне вменил в вину ч. 2 ст. 228 УК РФ…/…/… не указал данную экспертизу №639 от 12.11.2018 г.? Потому что с обвинительным приговором странный факт хранения у меня наркотиков без моих отпечатков никак не коррелирует…/…/…

При этом в качестве доказательства моей причастности к незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ среди прочих в приговоре лукавый судья Попов А.Е. в том числе приводит “протокол очной ставки между обвиняемым Каклюгиным Н.В. и свидетелем Болдыревым А.Ю. от 25.10.2018 г. (т.1 л.д. 79-85)”. Он считает, что этот документ – одно из доказательств моей вины. Однако, данный протокол содержит в себе доказательство фальсификации в моём уголовном деле, как раз таки подтверждающее тот факт, что свёрток с наркотиками явно оказался здесь сфабрикованной уликой…/…/…

В пояснении А.Ю. Болдырева описано, как он со своим напарником из 3-го отдела областного УКОН, старшим оперуполномоченным Скогоревым Д. Г. вскрыл большой полимерный пакет, изъятый [якобы] у меня, а после – все шесть находящихся внутри обёрнутых белой изолентой свёртков. При этом перчаток на них [оперативниках] не было, описания их вскрытия и надевания [перчаток] до данных манипуляций здесь нет. Лишь подготавливаясь к взятию у меня смывов в поисках следов наркотиков на руках, ладонях и пальцах, Д. Г. Скогорев, по описанию А.Ю. Болдырева, впервые одевает перчатки. Где отпечатки пальцев Болдырева и Скогорева на свёртке и внутри него? Где мои отпечатки? Кто-то свёрток готовил заранее и его вообще никто не открывал, даже в карман мне не опускали при перевозке/транспортировке с места задержания до гаражей неподалеку? Просто сымитировали нахождение у меня свёртка, а за спиной

голосами изображали процесс вскрытия, описания, что они “нашли” вместе с хорошо знакомыми ранее понятыми?! Фото- и видеосъёмка задержания и нахождения/изъятия/вскрытия свёртка с “моими” наркотиками не велась. Или велась, но к материалам дела умышленно не приобщена.

Куртка, где был обнаружен свёрток, моя куртка, исчезла в Отделе полиции, в списке вещественных доказательств не значится. Срезанных карманов, как это обычно делается в таких случаях, не осталось тоже. Ногти у меня никто не срезал, что обязаны были сделать в поисках наркотиков под ногтевыми пластинами, если я бы их паковал или потреблял даже просто. Ничего этого нет и в доказательствах моей вины в приговоре, соответственно».

В материале, размещённом на интернет-портале РИА «Катюша» 24.01.2020 г. по итогам усиливающегося в отношении меня прессинга со стороны силовиков, к которым в январе подключилась и администрация СИЗО-3 г. Новочеркасска – незаконного водворения меня в карцер – приведено моё письмо, которое мне удалось передать через адвоката. Привожу фрагмент: «Возможно, со спрутом НАС [Национальным антинаркотическим союзом] с таким покровительством “в верхах” и не справиться пока, но беспредел силовиков и теперь и ФСИН в регионе, в СИЗО должен быть остановлен…/…/… Не спите, не молчите, иначе завтра это случится с Вами. Николай Каклюгин. 22.01.2020 г.». См. полностью статью «Спасти Николая Каклюгина: тяжело больного борца с сектами бросили в карцер накануне апелляции» по ссылке: http://katyusha.org/view?id=13540.

И ведь действительно – так оно и есть! Либеральная «братия» противостала в «деле Голунова» незаконным действиям силовиков, в том числе в управленческих структурах МВД России, буквально за несколько дней в начале июня 2019 года. См. об этом, в частности, материал-аналогию с моим делом – издания «Совершенно секретно» от 13.07.2019 г. «“Ростовский близнец” дела Голунова»: https://www.sovsekretno.ru/articles/rostovskiy-bliznets-dela-golunova-/. Патриотически ориентированное православное сообщество оказалось неспособно выставить мощный заслон нахлынувшим на меня с октября 2018 года и по сей день бьющим в упор волнам лжи, клеветы и злословия. И тем паче – контратаковать их эпицентр – следственные органы и УКОН ГУ МВД России по Ростовской области на законных основаниях через массовые обращения в центральные аппараты данных дискредитировавших себя в ряде регионов структур, а также Генеральную прокуратуру РФ и Следственный комитет Российской Федерации, вместе с ходатайствами на имя Президента России В.В. Путина. Массовых обращений не получилось – лишь точечные, пусть и яркие, но единичные вспышки. Отсюда и печальный итог. Сопротивление лживых оппонентов не сломлено – приговор обвинительный.

О слабости координации сообщества православных христиан, просто неравнодушных активных граждан с ярко выраженной, социально-ответственной позицией без явных религиозных предпочтений, как в моём, безусловно сфабрикованном изначально уголовном деле, так и в ряде других, не менее чудовищных по степени и масштабу фальсификаций и кругу задействованных в них должностных лиц из самых различных «правоохранительных» и «правосудных» структур различной степени подчинения, пишут и говорят сегодня многие. Таковых выступлений и публикаций всё большее число. Чтобы не перегружать читателя, привожу ссылку на обсуждение вокруг моей ситуации на православном телеканале «Спас», опубликованное 10.02.2020 г. в виде стенограммы специального репортажа для данной дискуссии журналиста Серафима Сашлиева (https://www.youtube.com/watch?v=ne_obSgG3uI&t=840s) и последующего обсуждения видео под общим названием «#ДЕЛО КАКЛЮГИНА или “Человека вот так прессуют”» (http://www.narkotiki.ru/5_95374.htm), а также на более глубинное поднятие темы – в стенограмме передачи №18(154) православной радиостанции «Радонеж» из цикла «Рай истинный и ложный» (https://www.youtube.com/watch?v=-XajWVGk7jk&feature=emb_logo), где в прямом эфире 22 августа 2019 года во время обсуждения ситуации вокруг законности/незаконности моего задержания священник, публицист, телеведущий, настоятель храма Святой Троицы в Хохлах (г. Москва), протоиерей Алексий Уминский задал точно, не в бровь, а в глаз, всем нам конкретные вопросы, одновременно помогая ответить на некоторые из них: «Насколько мы, православные, готовы вступаться, бороться за тех, кто нуждается в нашей помощи? Мы привыкли к пассивности, к тому, что нам легко дается. Молитва – великий подвиг, но Господь нам дает руки и ноги и голову, уста, уши, чтобы мы действовали в мире как люди, которые борются за правду и справедливость. Мы не только дело Николая Каклюгина не должны пропускать. Но и в принципе должны реагировать на несправедливость. Мы должны быть нетерпимыми ко всякому проявлению неправды, несправедливости, лжи, коррупции. Мы не должны делать вид, что нас это не касается. Мы слишком удобно сегодня живем, как православные, слишком легко с себя снимаем ответственность за происходящее в мире. Нам кажется, что не стоит делать резких движений. Мы осуждаем тех, кто выходит на митинге бороться с несправедливостью. Нам это почему-то не нравится». Не имеет смысла зацикливаться только на этом моём деле, поэтому достаточно этого верного и точного по сути своей напоминания о жизненном предназначении каждого христианина. Остальные рассуждения, в том числе по конкретной ситуации, фигурантам в моём сфабрикованном деле см. в опубликованной стенограмме передачи радиостанции «Радонеж» на интернет-портале «Русская народная линия» 13.09.2019 г. под названием «Не бойтесь говорить и творить правду»: https://ruskline.ru/analitika/2019/09/2019-09-13/ne_bojtes_govorit_i_tvorit_pravdu. Это мои слова, которые процитировала в том прямом эфире из обращения в группы поддержки «WhatsApp» и «ВКонтакте» специалист по социальной работе Московского научно-практического центра наркологии Департамента здравоохранения г. Москвы Светлана Немчинова. «Не бойтесь говорить и творить правду. С ней сила, с ней победим в итоге», - в этом убеждён был тогда, уверен и сейчас на момент внесения итоговых правок и дополнительных комментариев в этот текст обращения к суду. Не будет никогда он моим последним словом!

И здесь как нельзя уместны слова святителя Николая Сербского: «С Богом нас разделяет ложь и только ложь…/…/… Ложные мысли, ложные слова, ложные чувства, ложные желания – вот совокупность лжи, ведущая нас к небытию, иллюзиям, Богоотречению».

Поэтому судье, вынесшему свой несправедливый приговор, я написал сразу, как только вышел из карцера.

Получив от него очередное «приветствие» и известие о продолжении его лукавой линии поведения, отреагировал сразу, как только получил такое право, снова дав пояснение о лжи…

Федеральному судье Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону А.Е. Попову Каклюгина Николая Владимировича 02.12.1980 г.р. председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, врача психиатра-нарколога, кандидата медицинских наук, в настоящее время осужденного неправедным судом первой инстанции по ч. 2 ст. 228 УК РФ без экспертизы, т.е. указания на, якобы, обнаруженный во время моего задержания свёрток с наркотиками без чьих-либо вообще отпечатков пальцев, ДНК – стерильного, после имитации подброса данного свёртка с заранее расфасованными наркотиками пока так и не установленными ни досудебным, ни судебным следствием лицами; подана короткая апелляционная жалоба; приговор не вступил в силу… Судебное дело №1-169/19

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

о незаконности ограничения во времени ознакомления с 7-мью томами судебного уголовного дела и подготовкой с направлением полного текста апелляционной жалобы по обвинительному приговору в 10-тидневный срок и невозможности такого действия в том числе по состоянию здоровья и в связи с незаконным водворением в карцер администрацией ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области (идёт прокурорская проверка и силами УСБ ГУ ФСИН России по Ростовской области)

 

Алексей Евгеньевич!

К сожалению, 12.11.2019 г. вы вынесли мне свой неправосудный обвинительный вердикт. Короткая апелляционная жалоба, исходящая от меня [см. статью «Бой за правду и свободу: незаконный оборот сфабрикованных уголовных дел в Ростовской области»: http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/bojzapravduisvobodu_nezakonnyjoborotsfabrikovannyhugolovnyhde1334.html], в полной мере показала незаконность вынесенного вами решения. 17.01.2020 г. я получил от вас информационное письмо, в котором вы, направив в мой адрес одновременно 7 томов копий материалов уголовного дела, возбуждённого в отношении меня 20.10.2018 г. общим объёмом 1825 листов, потребовали от меня невозможного, особенно с учётом того, что решением вашего коллеги из Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону судьи Калитвинцева С.В. от 12.02.2019 г. я был ограничен с ознакомлением с материалами первой, досудебной версии возбужденного в отношении меня уголовного дела №11801600095001525 объёмом на тот момент более чем в 500 листов сроком всего в 3 дня, четвёртый выпал на выходной, нерабочий день, что, однако не смутило судью Калитвинцева С.В. указать и его в своём таком же, как и ваше, неправосудном судебном решении.

Ваше информационное письмо от 16.01.2020 г. №1-169/19г. о такой странной попытке столь резко ограничить меня во времени при изучении 1825 листов копий материалов уголовного дела и тут же подготовить полный текст апелляционной жалобы, направив вам до 28.01.2020 г., размещено в Приложении 1 на 1 листе.

Вместе с тем сообщаю вам, что 20.01.2020 г. я, будучи с обострившимися мочекаменной болезнью и гепатитом «C» на фоне фиброза печени 2 ст., стеатоза печени 1 ст. был по надуманным администрацией ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России 52 или 65, якобы, моим нарушениям режима, в их числе предстоит разобраться прокуратуре г. Новочеркасска и Управлению собственной безопасности ГУ ФСИН России по Ростовской области, равно как и в законности допуска меня в карцер со стороны начальника филиала МЧ-14 ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России, майора внутренней службы А.С. Обухова.

Это именно он подписывал на ваше имя не соответствующие действительности о моём удовлетворительном состоянии здоровья медицинские справки для создания видимости и документальной достоверности правомерности моего участия в судебных заседаниях под вашим председательством, куда мне из-за почечных колик трижды вызывали на 3 судебных заседания бригаду «скорой медицинской помощи».

В моём заявлении на имя начальника СИЗО-3 А.Ю. Колганова от 29.07.2019 г., направленного им прокурору г. Новочеркасска А.А. Косинову для проведения процессуальной проверки по существу указанных в нём нарушений со стороны руководства ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России, персонально – начальника А.С. Пачганов, а также главного врача ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России Мкртчан Т.Р., среди которых неоказание мне ни разу по экстренным показаниям необходимой стационарной

профессиональной медицинской помощи с момента первого отказа от приёма пищи в ноябре-декабре 2018 года до настоящего времени, незаконное помещение в психоневрологическое отделение МОТБ-19, палату №7 вместо положенного терапевтического, с 29.04.2019 г. по 16.05.2019 г., и ряд подобных моментов. Краткая версия вышеуказанного заявления размещена в Приложении 2 на 2 листах. Цитата: «В той палате №7 психоневрологического отделения ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России, куда меня в принудительном порядке, со ссылкой на некие соображения моей личной безопасности, без предоставления письменного подтверждения своих слов, каких-либо распоряжений начальника оперативного отдела данного учреждения или ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области, откуда я поступил, не было розеток, следовательно, я не мог самостоятельно готовить себе горячую пищу, чай, что нарушило и без того разбалансированную отказами от приёма пищи деятельность желудочно-кишечного тракта. Отсутствие горячей воды в палате…/…/… вынуждало меня все 18 суток пребывания в ней мыться холодной водой, что усугубило воспаление почек и частоту почечных колик. Я не имел возможности даже нагреть воду, наполнить ею 1,5-литровую бутылку и приложить вместо грелки к болезненной почке, откуда шли небольшие камни и песок… Ни разу за 18 суток меня не вывели на прогулку, мотивируя это тем, что в новом корпусе МОТБ-19 [где я находился, на 3-м этаже, в психоневрологическом отделении] на верхнем этаже не достроены прогулочные дворики. Но гулять можно было и по обычному двору? Где здесь ложь, где правда? Прошу разобраться. Факт остаётся фактом – мои права и свободы в те дни были нарушены многократно…/…/… На этом моё “лечение”, ставшее мукой, было завершено. Однако, болезненное состояние продолжает ухудшаться изо дня в день». Так я писал в своём заявлении, направленном в итоге прокурору г. Новочеркасска в конце июля 2019 года. См. стр. 2 Приложения 2 (http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_prikazanounichtozhit_1958.html). Впоследствии, 23.10.2019 г. его текст вместе с массой отписок по итогам имитации проверок изложенных в нём фактов прокуратурой Ростовской области и Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, руководством ГУ ФСИН России по Ростовской области, перенаправленный из Ростовской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях с удивительным решением: «Обращение Каклюгина Н.В. о неоказании надлежащей медицинской помощи в период содержания под стражей, в том числе при прохождении стационарного лечения в Областной больнице ФКУЗ МСЧ-61 ФСИН России направлено для рассмотрения по существу в ФКУЗ МЧС-61 ФСИН России», от 27.08.2019 г. №242-2019/752, за подписью прокурора А.С. Тужакова, и, естественно, ответом от того самого основного виновника, ответственного за преступления против меня по медицинской части областного ФСИН, А.С. Пачганова, по которому просил провести серьёзную проверку в связи с отсутствием с его стороны контроля за МОТБ-19, откуда меня увезли в неудовлетворительном состоянии здоровья, хотя мне неоднократно сообщалось им позднее, что я в полном объёме диагностирован и пролечен, все эти отписки – попытка убрать из-под уголовной и вообще какой бы то ни было ответственности, по сути своей, преступников Пачганова и Мкртчан вместе с «лечащим врачом» того моего сложного периода с 29.04.2019 г. по 16.05.2019 г. Орловым, опубликованы вместе с текстом моего заявления на интернет-портале «Русская народная линия» (https://ruskline.ru/opp/2019/10/23/prikazano__unichtozhit_). Эта, краткая версия, со ссылкой для скачивания развёрнутой версии статьи, озаглавленной мной «Приказано – уничтожить?!», опубликована на сайте «Национальный медиа-союз».

Одну из таких отписок господина Пачганова можно увидеть в Приложении 3 на 2-х листах: от 04.10.2019 г. №ОГ-62/36-400. На 70% ложь.

Такая ситуация, когда мне становилось всё хуже и хуже, привела к обострению мочекаменной болезни, многие месяцы [в СИЗО] как следует нелеченой, амбулаторно в СИЗО убирая лишь симптомы, без длительной терапии с тщательной предварительной и по ходу лечения диагностикой, присоединилось воспаление печени в стадии реактивации. О чём сообщил в своём медицинском заключении врач-гепатолог высшей категории, кандидат медицинских наук Мамедова Н.И., которую вы с недопустимой задержкой, сообщив на одном из судебных заседаний, 12.11.2019 г., что почтой отправили разрешение, но не сделав этого [см. начало стенограммы выше], о чём свидетельствуют данные спецчасти СИЗО, [входящих] документов от вас не было в ноябре 2019 года, его забрал лично в суде мой отец, но всё же допустили для консультации меня в медчасть следственного изолятора, и 25.11.2019 г. она выдала заключение об обострении хронического заболевания печени.

К чему я всё это пишу вам, Алексей Евгеньевич? С одной стороны, чтобы напомнить о вашем незаконном вынесении мне обвинительного приговора, где в судебном решении нет даже того самого свёртка с наркотиками (хранение наркотиков без наркотиков – это как???!!!), но 4 года ИК общего режима вы тем не менее осмелились мне, невиновному, на основании предположений свидетелей обвинения из разных городов, но всех, связанных с заказчиком тех самых «наркотиков у меня» – Национальным антинаркотическим союзом. С другой – показать вашу причастность к ухудшению моего состояния здоровья в настоящее время.

И с третьей – просить вас допустить в ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области для краткосрочного свидания со мной врача-уролога с целью медицинской консультации и диагностики с назначением медикаментозных препаратов и иных средств лечения. Его данные размещены в Приложении 4 на 6 листах: паспортные (титульный лист и прописка), сертификат специалиста, диплом об окончании профильного ВУЗа и свидетельство о повышении квалификации к диплому по специальности «урология».

Вчера в связи с медицинскими показаниями – ещё большим обострением урологической и печеночной патологии в экстремальных условиях карцера СИЗО-3, повышении температуры тела до 38,3 C, артериальным давлением 140/100, неудовлетворительными анализами мочи и крови, взятыми 27.01.2020 г., хотя обязаны были исследовать до принятия решения о водворении меня в карцер 20.01.2020 г., меня освободили из карцера и переместили в камеру общего содержания [почему-то того же спецблока с усиленным режимом содержания заключенных, осужденных за особо тяжкие статьи УК РФ]. Впереди процессуальные проверки администрации ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по РО о правомерности вынесения мне изначально постановления и реальности, а не надуманности совершенных мной, якобы, десятков нарушений режима содержания в учреждении. [Подробности в материале А.Л. Тиминой от 25.01.2020 г. «В кратчайшие сроки освободить из карцера Николая Каклюгина»: https://ruskline.ru/news_rl/2020/01/25/v_kratchaishie_sroki_osvobodit_iz_karcera_nikolaya_kaklyugina].

Но экстренно определяться с лечением острой урологической патологии нужно прямо сейчас. Поэтому прошу выслать почтой разрешение на свидание с врачом-урологом также быстро, как удавалось у вас лишь при передаче мне лживой речи гособвинителя Баранова С.О., на которой я отказался присутствовать, специально трижды получив от вас 30.10.2019 г. предупреждение о нарушении дисциплины на том судебном заседании, и при направлении мне 7 томов судебного уголовного дела с копиями материалов из него – за одни сутки.

«Возмутишься подбрасыванием наркотиков – останешься без головы» (https://www.km.ru/v-rossii/2019/12/27/borba-s-korruptsiei-v-rossii/865628-vozmutishsya-podbrasyvaniem-narkotikov-ostan). См. Приложение 7 на 2 листах. Я пока получил 4 года и карцер. Безусловно стыдно за свою родную Ростовскую область, ведь как справедливо отметила в своей статье «Не “дело Каклюгина”, а “дело православных русских людей”» дочь православного священника, художник и патриот своего Отечества Анна Тимина: «Судебный процесс, который с 13 марта сего года происходит в Пролетарском

районном суде г. Ростова-на-Дону по уголовному делу № 11801600095001525 – это по факту судебный процесс не над одним врачом психиатром-наркологом, кандидатом медицинских наук, экспертом в области противодействия тоталитарным деструктивным культам (сектам), русским православным человеком, Николаем Каклюгиным, а над всеми русскими православными людьми». См. Приложение 5 на 2 листах (https://ruskline.ru/news_rl/2019/07/24/ne_delo_kaklyugina_a_delo_pravoslavnyh_russkih_lyudej), где разъясняется вкратце суть преступного сговора в отношении меня известных и вам из разворачивавшегося на ваших глазах как председательствующего, лиц и организаций, ставших заказчиками и исполнителями данного сфабрикованного от начала до конца, срежиссированного явно не вами, но всё же отчасти и вашими руками, вынесшего неправосудный приговор, дела.

Это и есть, как мы с вами понимаем, ярчайший пример беззакония в законе в нашем, казалось бы, сугубо правовом государстве. Так и назван краткий аналитический материал – «Беззаконие в законе» – питерских православных людей, где на одном листе уместилось то, что вы, казалось бы профессионал в судебной мантии и с высшим юридическим образованием, многолетним судебным стажем, не сумели верно, и самое главное – справедливо и объективно осмыслить. См. Приложение 6 на 1 листе: https://vk.com/freedomkaklyugin?w=wall-175056800_2533.

Так помогите хотя бы получить своевременные диагностику и лечение у врача-уролога. За остальное Бог вам Судья, а дальше – время покажет…

Приложения на 16 листах.

Каклюгин Н.В.

31.01.2020 г.

***

Что добавить ко всему вышесказанному в рамках судебного заседания 12 ноября 2019 года перед оглашением приговора председательствующим на суде федеральным судьёй Поповым А.Е., позже, 31 января 2020 года, дополненным заявлением на его же имя с содержанием, поставленным в заголовок объединённого текста – к непоследнему слову о лжи автора, обвиняемого, подсудимого, а теперь и осужденного судом первой инстанции с пока не вступившим в силу приговором, обжалованном сторонами в апелляционном суде? Пожалуй, всё сказано в рамках опубликованных материалов судебного уголовного дела №1-169/19. Сформированы, дополнены вступлениями, послесловиями и внутренними дополнительными комментариями и иллюстрациями выступления ключевых свидетелей защиты: Е.В. Смирнова и протоиерея Евгения Литвиненко (часть 1 – https://ivan4.ru/news/society/it_is_in_fact_detained_so_as_not_to_give_out_this_film_/); В.О. Барабанова (часть 2 – http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_yadolzhenprokuratureotkrytglaza_unassidyatidelajutvidchto0012.html); В.Ю. Беглярова, А.В. Лазарева и монаха Иоанна (Адливанкина) – руководителя миссионерского отдела Душепопечительского православного центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии, с которым соработничество наше продолжается более всех иных участвовавших в судебном процессе – свыше 15-ти лет, все эти годы постоянно остававшегося на связи, знающего истинную природу моих духовных принципов и мотивов длительного служения соотечественникам с деструктивными формами зависимого поведения в трудной жизненной ситуации (часть 3 – http://xn-----6kcabxgtcehxphccnm0dze9eua2d.xn--p1ai/_jetokakraztavojnakotorayapostoyannovelassostoronycerkvisz1812.html). Этот материал завершает судебное дело, ставит в нём точку. Впереди апелляционные слушания в Ростовском областном суде. Один Бог знает, какова степень коррумпированности данного института судебной власти в регионе. Большинство прошедших через него со своими делами, предельно подавляющее большинство, приближающееся к печальным 100%,

свидетельствует о бесперспективности надежд на оправдательный приговор в суде данной, второй инстанции.

Ложь, к сожалению, торжествует здесь – районные, городские суды и областной скреплены единой сцепкой. Точно так же, как районные, городские прокуратуры, творимое ими беззаконие, имитация их прокурорского надзора покрывается областными, краевыми или республиканскими прокуратурами. И формула «Безнаказанность порождает беззаконие» работает и в обратную сторону в таких случаях, ставших, к сожалению, по стране массовыми: «Беззаконие порождает безнаказанность». Законы есть, проработаны, приняты, утверждены на самом высоком государственном уровне. Однако, обязанные контролировать исполнение действующего законодательства в Российской Федерации профильные надзорные службы, игнорируют свои прямые должностные обязанности, инструкции, приказы и распоряжения вышестоящего руководства. По крайней мере те, что декларируются публично, официально.

Если эти госслужбы не способны функционировать как должно, необходимо усиливать за совершающими до этой поры безнаказанно должностные преступления сотрудниками силовых структур, судебных и прокурорских органов гражданский и общественный контроль. Иначе нам, нашему обществу, государству из этого порочного замкнутого круга никогда не выбраться – петля на шее социально активных граждан, неугодных тем же «оборотням в погонах», а значит, на будущем, на прогрессивном развитии любой республики, продолжит затягиваться. Ни о каких имперских амбициях государства Российского в таком случае речи быть не может.

Пытаясь не акцентироваться на своём деле, всё же напоследок повторю мысль о лакмусовой бумажке всей этой истории со слабой рефлексией, реакцией, отзывом православного сообщества на откровенную, явную несправедливость, неспособностью встать братьям и сёстрам во Христе, досточтимым отцам, священнослужителям Русской Православной Церкви, мирянам объединиться единым фронтом и мощнейшим напором, доказать свою силу и мощь в борьбе за правду в, казалось бы, ИХ, русском православном государстве, за поруганные честь и репутацию, нарушенные фундаментально права и свободы, уничтоженное резко и во многом безвозвратно телесное здоровье того, кто стоял многие годы за них, их родных и близких горой, всеми своими интеллектуальными, духовными и материальными ресурсами. Для тех, кто судит таких людей судом земным, неправедным, на основании сфабрикованных доказательств, показаний и, как следствие, решений, крепко бьёт по сути момента наставление преподобного Варсонофия Великого: «Убоимся сего страшного дня и часа, в который не защитит ни брат, ни начальство, ни богатство, ни слава. Но будет лишь – человек и дело его». Это о Страшном Суде, Который непременно ждёт каждого из нас. И особенно суров он будет для нечестивцев, людей неправедных, грязных душой, жестокосердных, коварных, лукавых и откровенно лживых. Тем, кто сотрудничает, работает на подобных аморальных и асоциальных личностей, организованные ими преступные группы, включая созданные адептами тоталитарных деструктивных культов, о которых достаточно подробно поясняется в части 4 выступления моего в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону 10.10.2019 г. (см. по ссылке: https://vk.com/doc62594259_535651191?hash=a5f974a26f64cb0cd0&dl=ec018b935d1386a406), кратко и ёмко суть их деяний и совет как поступить в дальнейшем разъяснены в одном фрагменте из Второго послания к коринфянам святого апостола Павла: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместность храма Божия с идолами?../…/… И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас» (2 Кор. 6:14-17). А в Послании к ефесянам он же, один из ближайших учеников Господа нашего Иисуса Христа, святой апостол Павел напоминает: «Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу» (Еф. 4:25). В какой степени, до какой глубины сердца, насколько проникают в душу каждого из Вас, мой дорогой читатель, эти сокровенные слова Нового Завета? Чувствуете ли Вы их великое значение и смысл для своей жизни,

жизни и судьбы Ваших родных и близких, семьи, соратников, той страны, малой и большой Родины, где родились, выросли, созидали, творили дела добрые и любили?!

Если да, то тогда Вам вполне будет понятна и осознанна в полной мере мысль по сей день остающегося во многом непревзойдённым стратегом геополитического масштаба и мыслителем, ориентирующимся в своих умственных заключениях и логических выводах на многовековом историческом опыте древних цивилизаций, Никколо Макиавелли из его знаменитого аналитического труда 500-летней давности, но всё такого же злободневного, актуального, монографии «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», книги третьей, главы первой: «Лучше устроены и долговечнее [республики и религиозные школы],../…/… которые приступают к обновлению при всяком отклонении от присущего им устройства…/…/… в противном случае им угрожает гибель.

Способ обновления заключается…/…/… в возврате к первоначальному состоянию…/…/… чтобы подобные внешние или внутренние причины время от времени заставляли людей, живущих в некоторой упорядоченной совокупности, оглядываться на себя…/…/…Отсюда следует, что всякий вид общежития, будь то религиозный культ, царство или республика, ни в чём так не нуждается, как в восстановлении своего первоначального авторитета, сохранении добрых порядков или достойных людей, которые бы могли об этом позаботиться, чтобы не пришлось ожидать воздействия сторонней силы. Ведь если она иной раз и придётся как нельзя кстати…/…/… сопряжённая с этим опасность не позволяет на неё рассчитывать».

Очень глубокое и точное определение ситуации бережливости государства или классической религиозной школы по отношению к своим представителям (членам, гражданам), соответственно, и к стабильности самого государственного строя, либо структуры и сохранности первоосновы религиозного института. Подобное вышеприведённому изречение Никколо Макиевелли открывало моё обращение к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Т.Н. Москальковой. Точнее, его версию для публикации, размещённую 13.02.2020 г. на интернет-портале РИА «Иван-чай», см. по ссылке: https://ivan4.ru/news/society/letter_kalugina_moskalkova/. Этот текст был направлен данному официальному федеральному омбудсмену в статусе госслужащего с обширными полномочиями в конце декабря 2019 года, передан в центральный аппарат в г. Москва после январских новогодних и рождественских каникул 10-12.01.2020 г. депутатом Государственной Думы Федерального Собрания РФ VII созыва Н.С. Валуевым в виде запроса. Реакции никакой от адресата не было до момента публикации вышеуказанного обращения на сайте РИА «Иван-чай». Как оказалось, содержание моего заявления и особенно то, что оно появилось в открытом доступе чрезвычайно пришлось не по душе Татьяне Николаевне. Видимо, поэтому ответ на то обращение оказался удивительно краток и лаконичен. По сути, это отказ в предоставлении мне правовой помощи и защиты моих прав и свобод, противозаконно многократно нарушенных, исходя из текста в обращении, как и того, что изложено выше здесь.

В частности, направляя своё заявление Т.Н. Москальковой в декабре 2019-го, я выделил следующий момент: «Знаете, я устал здесь в СИЗО выживать, понимая, что на помощь госслужащие вообще не собираются приходить. Хотя обязаны, и за это к тому же получают серьёзное субсидирование из госбюджета. Значит, из наших карманов, добропорядочных налогоплательщиков. Каким был и я, пока не стал жертвой заказа определённых структур, государственных и не государственных…/…/…

Я прошу Вас, уважаемая Татьяна Николаевна, на это раз искренно включиться в мою ситуацию и помочь восстановить попранные нелюдями в погонах и при статусах в ряде министерств мои права и свободы. При неспособности осуществить такие действия, передать данное заявление со всеми приложениями лично Президенту РФ В.В. Путину или хотя бы главе СК России А.И. Бастрыкину. Отписки здесь не нужны никак вообще. Будет опубликовано в режиме открытого доступа и это моё заявление, и всё то, что придёт от Вас или Ваших (в худшем случае) подчинённых, как ответ на него.

Отсюда предложим согражданам самим сделать вывод об эффективности и целесообразности сосуществования в России двух институтов – СПЧ [Совета по правам человека] при Президенте и Вашего аппарата…/…/…

Очень грустно наблюдать, как слабо́ православно-ориентированное патриотическое сообщество в противодействии тому спруту, что активно разросся по стране, вросся в ряд министерств и ведомств через детей, племянников, внуков, братьев и сестер, “отреабилитированных”, читай – завербованных в т.н. сектантских структурах, связанных с теми, кто готовил и реализовывал “цветные революции” типа соседней – в Украине. И как мощны их лоббисты в органах российской госвласти, во всех её ветвях». Так оно и есть. Словно подтверждая степень метастазирования, повреждения злокачественными раковыми клетками духовной и социальной ткани нашего общества, в не меньшей степени и чиновничьего аппарата, к которому, безусловно, относится и аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, 19 февраля 2020 года Т.Н. Москалькова, как упоминалось выше, направила на имя депутата Государственной Думы Николая Сергеевича Валуева ответ на переданное им моё обращение, а, по сути, это не ответ, но отписка объёмом в один лист, которую я просил не направлять, а показать всё же истинную сущность гражданской позиции лично Т.Н. Москальковой и государственно-общественную её как «верховного» омбудсмена, точнее – омбудсвуман. Вот она в итоге какова – истинная сущность (см. ниже).

Что тут скажешь? Только словами известного православного священника-миссионера из Сибири, режиссёра двух не оставивших никого равнодушными кинолент, призёров многих российских и международных кинофестивалей антинаркотической и антиэкстремистской направленности, руководителя Миссионерского отдела Новосибирской епархии, настоятеля собора святого благоверного князя Александра Невского г. Новосибирска, протоиерея Александра Новопашина из материала журналистки Светланы Устименко от 30.12.2019 г.: «Очевидно, что не всем выгодно видеть нашу страну духовно сильной и независимой от различных пагубных культов. А потому этим людям чрезвычайно важно убрать с поля боя того, кто положил много сил на борьбу не только с употреблением и распространением психоактивных веществ, но и с различного рода спекуляциями на этой проблеме, когда под видом противодействия наркомании определенные структуры вербуют новых адептов». Полностью текст с многочисленными комментариями других близких мне и знакомых долгие годы соратников по этой многотрудной работе, как отец Александр, и менее приближенных, но от того не значит, что не одним духом укреплённых и в одну сторону смотрящих, озаглавленный с иронией, намекая на всё построенное исключительно на домыслах, клевете и лжесвидетельствах гособвинение, «Я когда-то от кого-то слышал, что он употребляет…» см. по ссылке на «Русской народной линии»: https://ruskline.ru/analitika/2019/12/30/ya_kogdato_ot_kogoto_slyshal_chto_on_upotreblyaet.

Конечно, так бездарно «раскидываться» федеральными экспертами по столь сложной проблематике с высшим медицинским образованием, затем – судебно-психиатрической, наркологической и психотерапевтической специализациями научились за последние лет 8-10 только в Российской Федерации. Здесь достаточно вспомнить обращение общественников Татарстана к нашему Президенту от 26.04.2019 г., см. текст «Общественники Татарстана обратились к Президенту России с Открытым письмом»: https://www.rosndp.org/2019/04/26/obshchestvenniki-tatarstana-obratilis-k-prezidentu-rossii-s-otkrytym-pismom. И ещё раз напомнить внимательному читателю фрагмент мысли Никколо Макиавелли из прописанной выше его цитаты: «Отсюда следует, что всякий вид общежития, будь то религиозный культ, царство или республика, ни в чём так не нуждается, как в восстановлении своего первоначального авторитета, сохранении добрых порядков или достойных людей, которые бы могли об этом позаботиться, чтобы не пришлось ожидать воздействия сторонней силы».

Прошу обратить внимание на факт нарастания ожидания поддержки со стороны внешней, сторонней силы, когда у народа, внутри государства, активно искусственно наращивают протестные настроения при участии всё более лживых и, не побоюсь этого слова, поскольку выстрадано и намолено здесь, в стенах СИЗО, затем ещё жёстче – карцера и спецблока, продажных силовых, прокурорских и судебных структур.

Всё это мы и другие государства уже проходили. Но особенно ценен именно наш, тот, революционный опыт – кто и как всё это происходило. Предлагаю читателю пробежаться по трём авторским публикациям: по мотивам документального фильма «Кто заплатил Ленину? Тайна века» (см. публикацию Н.В. Каклюгина об этом на «Русской народной линии» от 08.05.2017 г.: https://ruskline.ru/special_opinion/2017/maj/komu_vygoden_raskol_sovremennoj_rossii_chemu_uchit_istoriya), второго и последнего из этой серии, который допустили к выходу на федеральном государственном телеканале «Россия 1» режиссёра Елены Чавчавадзе «Лев Троцкий – тайна Мировой революции (см. публикацию Н.В. Каклюгина на эту тему на «Русской народной линии» от 24.04.2017 г.: https://ruskline.ru/special_opinion/2017/aprel/lev_trockij_tajna_mirovoj_revolyucii) и часть 5 аналитической статьи «Сумерки богов, людей и культов. Потерявшаяся Россия: взгляд из СИЗО»: https://ruskline.ru/analitika/2019/07/19/sumerki_bogov_lyudej_i_kultov.

Тот же Никколо Макиавелли сохраняет нам здравомыслие, ясность ума, твёрдость памяти и широту исторического обзора и анализа: «Тот, кто со всем тщанием вникает в прошедшее какой-либо республики, тот с легкостью угадает её будущее и предпишет ей средства, которые уже использовались древними; если же прежних средств не отыщется, сходство в событиях подскажет ему новые. Но так как

читатели истории пренебрегают или остаются глухи к этим соображениям или, даже, внимая им, не могут довести их до правителей, в новое время повторяются прежние смуты.» [«Рассуждения о первой декаде Тита Ливия», книга третья, гл. XXXIX].

И этот факт, проверенный веками, взлётами и падениями десятков мощнейших монархий и республик, государств в разных краях планеты Земля, отрицать невозможно! Во времена развязанного с невероятной силой террора в отношении своих же граждан со стороны руководства тогда не МВД, а НКВД, Народного комиссариата внутренних дел, в годы до начала Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг., большинство оставшихся невидимыми военных, не попавших в ту «кровавую мясорубку», оставившую резко ослабленной советскую Красную Армию, недееспособным жалкие остатки выжившего тогда среднего и высшего командного состава, их родственники, знакомые, тайком задавались вопросом: «А знает ли о происходящем безумии, по сути, антисоветской подрывной работе, ослаблении оборонного потенциала Страны Советов таким вот изощрённым образом Верховный Главнокомандующий, товарищ Сталин?». Очень точно передано это настроение во фрагменте во многом гениального художественного полотна о том непростом и неоднозначном времени, романа советского писателя Константина Симонова «Живые и мертвые», писавшегося 12 лет, с 1958 по 1970 год, где свои комментарии даёт один из ключевых героев в сюжетных линиях произведения, генерал Серпилин, сам до той войны попавший в сталинские лагеря, будучи абсолютно невиновным, по доносу сослуживца: «Жена…/…/… глубочайше верила в то, что всё, что было и есть плохого, совершается помимо Сталина только потому, что он об этом не знает или что ему сказали об этом что-то неверное, такое, что заставило его сделать не так, как было нужно».

Подобные мысли и настроения по-прежнему сохраняются и у автора вышеприведённого выступления в суде, заявления на имя федерального судьи Попова А.Е., последующих между ними и вслед за ними комментариев и рассуждений. Конечно, окружающие заключенные, арестанты, многие из которых получили обвинительные приговоры на 4-6-8-10-13-17-19 лет лишения свободы в исправительных колониях общего, строгого и в редких случаях – особого режима – не склонны разделять такую позицию. Тому есть у них весьма веские основания. Пусть каждый читатель сам определит для себя в курсе ли наш Президент, осведомлён ли в полной мере о том безнаказанном беззаконии, торжестве лжи в органах следствия, прокуратуры и суда всех инстанций Российской Федерации. Изложенная выше информация с Божией помощью, автор верит и надеется, попадёт и к нему. А пока по традиции подобных публикаций сначала две цитаты талантливых, безусловно внимательных к окружающей действительности, событиям прошлого, настоящего и, получается, что отчасти и будущего, людей не совсем нашего времени, но того, что минуло, и напоминает нам быть аккуратными и осторожными в выборе пути для себя и своего Отечества. Однозначно без лжи и фальши. Так здесь каждому путнику в помощь подсказка из библейской Книги Екклесиаста: «Не скоро совершается суд над худыми делами; от этого и не страшится сердце сынов человеческих делать зло. Хотя грешник сто раз делает зло и коснеет в нем, но я знаю, что благо будет боящимся Бога, которые благоговеют пред лицем Его; а нечестивому не будет добра, и, подобно тени, недолго продержится тот, кто не благоговеет пред Богом» (Еккл. 8:11-13). И то, на что автор считает необходимым, завершая это своё непоследнее слово о лжи, обратить внимание в первую очередь государственных служащих: «Власть не может требовать уважения к закону, когда сама его не уважает, ибо граждане вправе отвечать на ее требования: “Врач, исцелись сам!”». Это слова А.Ф. Кони, русского юриста, адвоката (А.Ф. Кони «О праве необходимой обороны», 1865 г.).

Такая грустная, но суровая реальность, обозначенная одним из самых выдающихся деятелей в сфере дореволюционной юриспруденции, блестящим защитником в самых громких уголовных делах того времени, конца XIX-начала XX века, в том числе заказных и сфабрикованных.

Перенесясь уже в наши дни на мгновение, перед заключительной серией смысловых посылов к тому, что удалось и мне познать и принять во глубину души и

сознания за время заключения и всех мытарств этих 16-ти с лишним непростых месяцев, приведших меня в тяжёлом состоянии в тюремную больницу, воспомяну о выступлении одного из участников расширенного заседания Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека ещё при прежнем председателе М.А. Федотове 11.12.2018 г. Это был Игорь Каляпин, который на протяжении 18 лет [на декабрь 2018 года], как сообщил он сам в тот день, «представляет интересы потерпевших в уголовных процессах, связанных именно с превышением должностных полномочий». Вот что он сообщил в присутствии Президента Российской Федерации В.В. Путина. Цитирую выборочно: «За десять лет наша правоохранительная система, Следственный комитет не смогли осуществить правосудие [речь шла об уголовном деле касательно применения пыток в Нижнем Новгороде]. И это, к сожалению, не единичный случай, у нас таких примеров много. Хотя, конечно, чаще всего просто у потерпевших кончается терпение, и они просто приходят к нам после какого-нибудь пятого, десятого “отказного” постановления и говорят: “Знаете что, ребята? Мы просто больше не хотим – мы хотим всё это забыть, мы больше не верим в справедливость, мы не верим в то, что государство действительно хочет и может нас защитить, мы видим прямо противоположное”…/…/…

Я думаю, что ни в одной другой профессии невозможно то, что происходит в нашем Следственном комитете. Лекарь, пекарь, слесарь – наверное, никому у нас просто не дадут возможности на протяжении нескольких лет раз за разом выносить незаконные процессуальные решения подряд.

Если у нас слесарь на заводе шесть, восемь, десять раз какую-то заготовку “запорет”, ну, этого просто не произойдёт – ему не дадут возможности это сделать. Это возможно почему-то только у нас в Следственном комитете. Это могут делать люди, которые носят погоны. Это не правозащитные организации, это прокуратура, это суд признают их работу, их процессуальные решения незаконными, и они вновь и вновь выносят точно такие же».

С тем, что Следственный комитет Российской Федерации, в лице руководителя Следственного управления (СУ) СК России по Ростовской области Хуаде А.Г. и начальника Следственного отдела по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по Ростовской области Гаспарьян Э.Г. блокирует все эти 16 месяцев с момента начала первой доследственной проверки 14.11.2018 г. противоправной деятельности задерживавших меня оперативных сотрудников УКОН ГУ МВД России по РО, в число подозреваемых, причастных к данной преступной группе было включено ещё несколько должностных лиц из числа следователей низового, районного уровня, сторона моей защиты, я и мой отец столкнулись практически сразу. Это в деталях описано в открытом письме на имя председателя СК России А.И. Бастрыкина 19.07.2019 г., опубликованном 07.08.2019 г. под названием «Без вины приговорённые: кто усиливает протестные настроения в современной России»: https://ruskline.ru/analitika/2019/8/2019-08-07/bez_viny_prigovoryonnye_kto_usilivaet_protestnye_nastroeniya_v_sovremennoj_rossii/. В отсутствие должной реакции из центрального аппарата ведомства было направлено следующее обращение главе Следственного комитета РФ 23.10.2019 г., размещённое 04.11.2019 г. на интернет-портале информационно-аналитической службы «Русская народная линия» с краткими вступительными цитатами из классиков и новозаветных текстов под названием «Один год в СИЗО: круговая порука нечистых причастных»: https://ruskline.ru/analitika/2019/11/04/odin_god_v_sizo_krugovaya_poruka_nechistyh_prichastnyh. Снова спуск заявления с серьёзным документальным обоснованием в соответствующих приложениях о причастности руководства СУ СК России по Ростовской области и СО по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по РО к совершению в отношении меня преступлений, направленных на затягивание доследственной проверки действий задерживавших меня 19.10.2018 г. сотрудников УКОН РО и невключении в список подозреваемых следователей и прокуроров, переадресация его в итоге в самый «низ» – на уровень Пролетарского района города, местного подразделения СК России без каких-либо действий вообще с отписками не по существу заявления, а 25.10.2019 г. вообще с отказом в возбуждении уголовного дела по всем

вышеуказанным сотрудникам полиции района. Что сделал для принятия такого явно противозаконного решения, точнее – не сделал руководитель СУ СК России по РО, генерал-лейтенант юстиции А.Г. Хуаде вместе со своими подчинёнными в достаточных для понимания сути происходящего на глазах всей православной и не только общественности правового беспредела деталях описана в материале «Попытка декриминализации ростовских “оборотней в погонах” в “деле Каклюгина”» с подзаголовком «О необоснованном прекращении уголовного преследования участвовавших в фальсификации оперативно-розыскных и следственных действий сотрудников ростовской полиции главой областного управления СК России А.Г. Хуаде», который опубликован 12.01.2020 г.: https://ruskline.ru/analitika/2020/01/12/popytka_dekriminalizacii_rostovskih_oborotnei_v_pogonah_v_dele_kaklyugina. И снова вялая реакция даже после визита депутата Государственной Думы ФС РФ Н.С. Валуева 12.12.2019 г. к председателю СК России А.И. Бастрыкину с новыми фактами по моему уголовному делу и нарушениям при его возбуждении, моих задержании и аресте со стороны органов следствия и полиции.

Многое разъясняет нам, в том числе о прошлой тесной связи главы регионального управления Следственного комитета в Ростовской области Хуаде с начальником Отдела полиции №7 УМВД России по г. Ростову-на-Дону Пашковым А.В., ранее – с криминальной группировкой, т.н. «бандой Цапков» в Кущевском районе Краснодарского края, моё заявление, отправленное 17.01.2020 г. непосредственно на А.Г. Хуаде. Чуть позже копия с 39 Приложениями, аналогичными с оригинальной версией, направлена в Москву Николаю Сергеевичу Валуеву, которую он передаст главе СК России Бастрыкину. В интернете данный материал будет опубликован в скором времени под названием «След “крыши” банды Цапков в “деле Каклюгина”».

Пока приведу лишь один абзац из данного свежего заявления всё о той же тотальной лжи и фальши в системе охраны прав и свобод граждан Российской Федерации, которая с каждым годом без должной глубинной настройки и жёстких мер реагирования даёт всё большие помехи, калеча жизни и судьбы, здоровье телесное и психическое сотен тысяч наших соотечественников. Вот какой момент выделяю из того текста особо: «К глубокому сожалению, неправомерные противозаконные действия сотрудников МВД России и СК России по отношению к своим гражданам в виде фальсификации доказательств при возбуждении в их интересах или интересах иных, связанных с ними лиц, уголовных дел, последующее за этим необоснованное уголовное преследование со стороны следствия и молчание прокуратуры — всё это усиливает приближение пика революционной готовности граждан выступить массово и повсеместно с протестными акциями. И никакая вежливая Росгвардия, которую нам сейчас нахваливают со всех телеканалов в связи с выходом на улицы Москвы пока всего лишь пробной кучки слабо организованных по большей части подростков или приезжих из других регионов России по поводу непрошедших в Московскую городскую думу откровенно слабых кандидатур, тут уже не поможет, от урагана народного гнева не спасёт. Никакой городовой, будь он с бляхой или в красном кепи (по М.А. Булгакову), уже не остановит раскручиваемый не первый год не без помощи нерадивых федеральных и региональных чиновников, в том числе и в МВД России, маховик. Мы подходим к точке невозврата. Текст начисто, копию для Николая Сергеевича Валуева я дорабатываю в карцере — это уже о многом говорит». И больше тут нет смысла ничего добавлять. По судебному процессу в суде первой инстанции и тому, что творили цинично, нагло и безнаказанно далее со мной и вокруг меня вполне себе и нами установленные должностные лица в погонах, прописано здесь более чем достаточно. Безнаказанность порождает беззаконие, беззаконие порождает безнаказанность. Чем дальше без мощного рывка конституционного гаранта, Президента, единственно способного волевым решением разорвать этот патологический, порочный смертоносный замкнутый круг, тем вероятнее крах данной политической системы в совсем неотдалённой перспективе.

Это непоследнее слово о лжи. Это опыт для государства и общества, которым автор решил поделиться.

И о том опыте, который вынес из самого тяжёлого в своей жизни периода, прописанного в письмах двух мыслителей, философов и поэтов. Одного – начала нашей эры, пережившего взлёты и падения, трагически завершившего свою жизнь, второго – выстрадавшего эти строки в сталинских лагерях ГУЛАГа.

Остальное в мыслях и чувствах дорогого читателя, на его усмотрение по итогам всего вышеизложенного. Значит и в дальнейших действиях другим и себе во благо.

***

- «Ошибаются, о Луцилий, те, кто думают, будто судьба посылает благо и зло…/…/… Ибо душа наша сильнее всякой судьбы. Она сама обращает дарованные ей вещи в ту или другую сторону, и она одна является причиной счастливой или несчастной жизни. Злой всё обращает во зло, хотя бы в его распоряжение были даны лучшие блага; напротив, здравый и прямодушный исправляет ошибки судьбы, смягчает несчастья и горести умением их переносить; принимает удачу скромно и с благодарностью и переносит бедствия терпеливо и мужественно…/…/… Только на долю того, кто приготовился против всяких случайностей, выпадает неуязвимое, вне угроз судьбы лежащее благо…/…/… Потому, при постигающих тебя бедствиях, повторяй себе почаще и без всяких жалоб: о “боги судили иное”…/…/… “боги судили лучшее”. Человек, настроенный на такие мысли, застрахован от всяких случайностей…/…/…

Из этого ещё не следует, что я рекомендую тебе полную беззаботность…/…/… Что можно предвидеть умом – следует предвидеть. Старайся за много вперёд угадать опасность и отклонить её…/…/… Кто может переносить несчастья, может всё-таки остерегаться их. Он не беспокоится только во время истинного спокойствия. Ибо нет ничего горестнее и нелепее, как бояться вперёд…/…/… Самая вещь может быть отнята у нас, но она оставила свои плоды и принесла свою пользу, а их мы можем потерять, только бесплодно тоскуя по утрате».

/Луций Анней Сенека «Нравственные письма к Луцилию», письмо XCVIII «Счастье зависит от нас самих», 52 г. н.э./

- «Решётка ржавая, спасибо,
Спасибо, старая тюрьма!
Такую волю дать могли бы
Мне только посох да сума.

Мной не владеют больше вещи,
Всё затемняя и глуша.
Но солнце, солнце, солнце блещет
И громко говорит душа.

Запоры крепкие, спасибо!
Спасибо, лезвие штыка!
Такую мудрость дать могли бы
Мне только долгие века.

Не напрягая больше слуха,
Чтоб уцелеть в тревоге дня,
Я слышу всё томленье духа
С Екклезиаста до меня.

Спасибо, свет коптилки слабый,
Спасибо, жёсткая постель.
Такую радость дать могла бы
Мне только детства колыбель.

Уж я не бьюсь в сетях словесных,
Ища причин добру и злу,
Но чую близость тайн чудесных,
И только верю и люблю».

/Александр Солодовников «Решётка ржавая, спасибо», (1920)/

***

Порой мы не в силах изменить внешние обстоятельства, но мы всегда способны изменить отношение к ним и усмотреть в них то, что в православном миропонимании именуется Промысел Божий, а на свои страдания взглянуть, ощутить их через призму, историческую ретроспективу, понимая, что всё, происходящее с нами гораздо раньше и глубже, восприняв это как муку за Христа и народ свой заплутавший. Но мы никогда не станем терпимы ко лжи, потому что это путь к личной гибели и смерти любого государства.

С любовью ко всему народу нашему и благодарностью всем помогающим, Николай Каклюгин.

ФК ЛПУ МОТБ-19 ФСИН России.

26.02.2020 г.

Посмотреть материал полностью со ссылками, приложениями и фото можно здесь:


© Национальный медиа-союз,
2013-2020 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru