СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

«Царь» и «олигархия»

07 марта 2019 г.

В. Е. Хомяков

Ситуация до боли напоминает реалии XVI века времён правления Избранной рады: т.е. борьбу хищных кланов «новых бояр-вотчинников», разделивших страну на сферы влияния, под присмотром не дающего им загрызть друг друга условного «царя».
Давным-давно мудрый грек Аристотель определил три «правильные» формы политического устройства – монархия, аристократия и демократия. Если спросить сегодня среднестатистического россиянина, какая из этих форм соответствует нынешней России, один скажет – «демократия», другой усмотрит в президентской власти черты монархии. Что, кстати сказать, вещи вполне сочетаемые между собой, чему в нашей истории немало примеров.

 

Между тем, тот же Аристотель наряду с «правильными» формами политического устройства назвал и три соответствующие им «извращённые» формы: тиранию, олигархию («власть немногих» или, если угодно, «власть шайки» или – нескольких «шаек») и охлократию («власть толпы»). Отличие «правильных» от «извращённых» заключается в мотивации того или иного правления: в интересах народа (страны, государства) оно осуществляется или в своих собственных. Так вот, есть все основания говорить, что существующий ныне в России политический строй называется «олигархия» - та самая, которую Аристотель считал из трёх «извращений» наиболее мерзким.

Можно сколько угодно говорить о том, что после разгрома Путиным «Семибанкирщины» олигархов в России нет, а остались исключительно «ответственные бизнесмены». Но если говорить не толерантно, а правду, то любому ясно, что олигархические кланы в стране есть, и влияние их огромно. Просто, в отличие от единой в общем «Семибанкирщины» (единство которой строилось на наличии общего забугорного «хозяина»), сегодня каждый из них воюет с остальными. Что же касается Президента, то он сидит как бы сверху в роли «смотрящего», не давая грызущимся олигархам банально друг друга пострелять, как в «лихие 90-е».

В СМИ постоянно попадают материалы о борьбе между собою олигархических групп: смакуется, кто у кого «отжал» какой кусок бывшей «общенародной» собственности, кто и как посадил в Правительство ещё одного «своего» министра, и даже «своего» архиепископа или митрополита в РПЦ. При этом в состав этих групп входят не только богатейшие собственники и топ-менеджеры, но верхушка Правительства и Администрации Президента. Самое ужасное - мы так привыкли к подобным вещам, что перестали замечать, насколько сам факт превращения внутренней (а возможно, отчасти и внешней) политики в грызню «пауков в банке» противоестественен и антигосударственен по своей сути. Поскольку в принципе исключает какую-либо борьбу действующей Власти за общенациональные интересы и какую-либо консолидацию общества во имя общих целей.

***

Ситуация эта до боли напоминает эпоху царствования первого русского царя Ивана Грозного, который поначалу тоже оказался в роли «смотрящего» над грызущимися за власть и доходы боярскими кланами. При этом у каждой боярской группировки были не просто свои огромные вотчины и «частные армии» из профессионально подготовленных боевых холопов, но и «свои» города, наместничество в которых фактически передавалось по наследству, и даже «свои» прикармливаемые и стабильно поддерживающие конкретный клан слободы столичного города Москвы (аналог нынешних политических партий). Угроза бунта, переворота и убийства постоянно висела над царём, не имевшим права даже набрать себе лично ему подчинённую «охранную тысячу», настолько ощутимо, что он вынужден был лавировать и приспосабливаться, и лишь однажды в юности «показал зубы», велев псарям по-тихому зарезать вконец распоясавшегося главу одного из кланов.

Так вот, поначалу Грозный пошёл точно тем же путём, которым пошёл сегодня наш Президент. А именно: решил сколотить свой собственный боярский клан из тех, кого считал «друзьями» и опереться на него в борьбе с другими кланами. Называлась эта «своя олигархия» Избранной радой, и поначалу всё шло вроде как хорошо (информация о плохом, равно как и о злоупотреблениях «друзей» к царю просто не доходила), но в конце-концов, как и всякий олигархический клан, «своя олигархия» стала играть свою игру. И когда Грозный слёг в болезни, велев боярам присягнуть его младенцу-сыну Дмитрию (впоследствии «случайно» утопленному уронившей его в воду нянькой), многие бояре присягать отказались, и в нарушение всех правил присягнули домогавшемуся престола двоюродному брату Ивана – князю Владимиру Старицкому.

Фактически это была измена, которой Грозный царь боярству не простил. С тех пор сама идея создания «своей олигархии» была отвергнута в принципе, и ставка была сделана на «служилых» людей – дворян, стрельцов и дьяков (гражданских чиновников), а на бояр, замешанных в заговорах, обрушились репрессии Опричнины. Благо, к тому времени в качестве опоры государства уже создана была мощнейшая система «земского» самоуправления на местах с выборностью большинства должностных лиц, а для принятия общегосударственных решений созывался Земский собор.

После окончания Опричнины бояре, как и аристократическая Боярская Дума, в стране, конечно, остались, но боярские кланы, способные влиять на царя, были уничтожены. Что и позволило России в дальнейшем избежать судьбы Речи Посполитой, где кланы магнатов имели право по своей воле избирать всецело зависящих от них королей, и закончилось это в конце концов утратой суверенитета и разделом страны. А ведь именно эту модель пытались внедрить на Руси мечтавшие о «польских вольностях» наши олигархи-бояре!

В итоге - несмотря на жестокость Опричнины, на неудачи Ливонской войны за выход к Балтике, на разгромленное с великим трудом татарско-турецкое нашествие, народ, в отличие от живописующих «ужасы» эпохи Иоанна Четвёртого потомков репрессированных тогда знатных родов, Грозного царя вспоминал весьма тепло. В фольклоре он встречается в качестве защитника мужика от боярина, негативных же упоминаний – нет вообще. Ибо официальную историю предтечи Сванидзе и Млечина в XVIII-IXXвв, выполняя политический заказ, подделать, конечно, смогли, но память народную, как известно, не обманешь.

***

Теперь вернёмся в наше время. Увы, ситуация до боли напоминает реалии XVI века времён правления Избранной рады: т.е. борьбу хищных кланов «новых бояр-вотчинников», разделивших страну на сферы влияния, под присмотром не дающего им загрызть друг друга условного «царя». Который, чтобы не позволить взорвать страну изнутри, вынужден лавировать между ними. Ибо ни верного Державе (а не назначившему его на должность клану) «служилого сословия» у него нет, ни мощного «земского» самоуправления на местах, на которое можно было бы опереться, ни Земского собора, в отличие от нашей Госдумы с ничтожным рейтингом доверия, представлявшего реальную «волю народа». В итоге страна и всё, что в ней есть, поделено на «кормления» ненасытных олигархических групп, составляющих – не «де-юре», но «де-факто» - единую грызущуюся между собой олигархию, фактически правящую Россией.

А теперь спросите себя, вспомнив болезнь Ивана Грозного: как поведут себя все эти ненасытные олигархи, случись что с Президентом, или даже в момент, когда он попытается осуществить операцию «Преемник»? Без сомнения – так, как будет выгодно лично им, а никак не стране и не её народу, ибо в подобных категориях они даже и мыслить не умеют! А значит, пока сохраняется олигархический характер государства, страна наша буквально висит на тоненькой ниточке, имя которой – Владимир Владимирович Путин, как бы кто к нему ни относился. То есть, в любой момент есть вероятность, что рухнуть может всё. То есть, ВООБЩЕ ВСЁ! И тогда – все эти идейные борцы за «бабло» и собственность начнут такую драку за власть, что даже самые кровавые разборки в «лихих 90-х» и ельцинский антиконституционный переворот с расстрелом Парламента покажутся нам интеллигентной полемикой в дискуссионном клубе.

***
Есть ли выход из этого тупика? Как мне (и не только мне) представляется – только один: ликвидация олигархической составляющей Власти и массовая (!) зачистка «сверху» олигархических «элит». Речь, конечно, не идёт о посадке всех на кол посреди Красной площади (хотя, вынеси Президент этот вопрос на рефередум, поддержали бы идею весьма многие), но перевести возомнивших себя «сверхчеловеками» типов в разряд таких же граждан, как и все прочие, совершенно необходимо.

В стране с нашей историей и не до конца выветрившейся исторической памятью не должно быть ни топ-менеджеров с зарплатой в несколько миллионов в день, ни собственников кусков экономики, соизмеримых с небольшим европейским государством. Не должно существовать в принципе олигархических кланов, имеющих возможность протаскивать любые законы, забирать себе в стране с 20-ю миллионами нищих огромные куски бюджета «в порядке возмещения ущерба из-за санкций», назначать по своей воле министров и церковных архиереев. То есть, не должно быть никаких олигархий – ни «своих», ни «чужих». Ибо абсолютно любая олигархическая власть ведёт дело к развалу государства, ответственность за который падёт в конечном итоге на «царя».

Разумеется, сказанное не означает призыва к Президенту завтра же объявить всех олигархов вне закона. И даже – изменить в стране радикально «правила игры», чтобы само существование олигархов стало невозможным. Для этого, повторюсь, нет у него ни мощной опоры в виде «земского» самоуправления на местах, ни Земского собора, способного своим решением узаконить любые правильные меры власти, обойдя насквозь ангажированную Госдуму. Нет и своей «опричнины», которую надо выращивать, отбирая «с бору по сосенке». Но это всё вторично. Главное – нет политического решения сделать, наконец, этот давно ожидаемый народом шаг. Пока нет.

Как не было его у другого правителя России – последнего российского императора Николая Второго. Перед которым тоже стоял нелёгкий выбор: разобраться со своими (в том числе – состоящими из родни) олигархическими кланами или оставить всё, как есть. Шла война, и поэтому решение своё царь отложил на «после победы над внешним врагом», до которой, по всем оценкам в феврале 1917-го оставалось максимум полгода.

Закончилось всё, как известно, печально: под аккомпанемент революционных толп императора свергли те самые олигархические кланы, тронуть которые он так и не решился. После чего страна была ввергнута в Смуту, потеряв в разы больше народа, чем в Первой Мировой, а последний российский самодержец с семейством закончил жизнь в подвале дома Ипатьева.

Что же касается Ивана Грозного, то, несмотря на множество войн, боярских измен и заговоров, правил он дольше любого из российских правителей - 50 лет и 105 дней. Согласитесь, есть над чем задуматься.

Источник:


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.