СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

«Какой может быть Россия грядущая?»

05 марта 2019 г.

Доклад А.Ф. Огородникова от 28 февраля 2019 г. на совещании НМС, которое прошло в Москве в рамках круглого стола..

« Нужна новая идея – религиозная по истоку и национальная по смыслу. Только такая идея сможет возродить и воссоздать грядущую Россию» - Иван Ильин

В 1988 году решениями 19 партконференции Советскому Союзу, по образному выражению М. Полторанина, «сломали хребет». С этого момента процесс разрушения Страны Советов стал необратимым, слом Мировой социалистической системы пошёл с «ускорением». Понятно, что без измены «верхов» реформирование советской экономики и политической системы не закончилось бы «неожиданным» крахом не только СССР, но и всего мирового социализма.

 

Сегодня, когда прошло больше тридцати лет с начала слома «негодной» Советской Системы и курса «вхождения» в Запад, игры закончились, маски сброшены, иллюзии рассеялись – что имеем? Обещания, которыми столько лет западные «партнёры» кормили россиянскую элиту, не выполняются, гарантии сохранения зарубежных вкладов в обмен на «лояльность» лиц с двойным гражданством нарушаются повсеместно, такой желанный приём в клуб мирового истеблишмента – уже «не светит» (оказалось, что у них там деньги не всё решают, тем паче деньги «новые»). А соединение даже «отформатированной» России с «Европейской семьёй», похоже, откладывается навсегда. Даже Китай, с которым мы пытались слиться в антиамериканском экстазе, не спешит отвечать взаимностью, думает только о своём. Итак, круг замкнулся, итоги плачевны: от чего ушли, к тому же и пришли – к «разбитому корыту», «гордому одиночеству», санкциям и вороху других проблем. При такой ситуации даже думающие в «верхах» пребывают в растерянности, хотя вида стараются не подавать. Отсюда и политическое шараханье, и непоследовательность, а порой просто самоубийственное поведение. И мучительный поиск выхода из тупика. На это указывает многое, взять, к примеру, статью много лет считавшегося «серым кардиналом» Кремля Владислава Суркова с говорящим названием «Одиночество полукровки». В ней, кроме констатации, что даже «такая умалённая и приниженная Россия не вписывается в поворот на Запад», и приведения известного изречения Александра III о нашей Армии и Флоте, выдаёт следующее: «Мы сами себе союзники. Каким будет наше одиночество? Прозябанием бобыля на отшибе? Или счастливым одиночеством лидера, ушедшей в отрыв альфа-нации, перед которой постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства? От нас зависит…».
Вообще, рассуждения Суркова весьма интересны, статья знаковая. В центре неё важный вывод: «Итак, Россия четыре века шла на Восток и ещё четыре века на Запад. Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены. Теперь будут востребованы идеологии третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима…» Верный вывод и пожелание, с которым можно только согласиться целиком и полностью: будет востребован «третий путь» Третьего Рима!

Взгляд Владислава Юрьевича очень близок «евразийскому» и хорошо вписывается в концепцию «срединного пути» России – Третьего Рима. Приведу выдержку из статьи основателя «евразийства» Петра Николаевича Савицкого: «Над Евразией веет дух своеобразного «братства народов», имеющий свои корни в вековых соприкосновениях и культурных слияниях народов различнейших рас – от германской (крымские готы) и славянской до тунгусско-маньчжурской, через звенья финских, турецких, монгольских народов. Это «братство народов» выражается в том, что здесь нет противоположения «высших» и «низших» рас, что взаимные притяжения здесь сильнее, чем отталкивания, что здесь легко просыпается «воля к общему делу»». («Географические и геополитические основы евразийства»)

Философ Николай Бердяев в работе 1918 года «Философия неравенства» написал: «Россия есть великий и цельный Востоко-Запад по замыслу Божьему, и она есть неудавшийся и смешанный Востоко-Запад по фактическому своему состоянию, по эмпирическому своему состоянию». По- своему, этот вопрос освещал Лев Тихомиров: «Я не говорю, чтобы Россия была страной азиатской более, чем европейской. Я хочу только сказать то, что заметил в России и француз Леруа Болье: что Россия есть и не Азия, и не Европа, а Россия. Это, конечно, результат своеобразного смешения европейских и азиатских элементов на границах их соприкосновения. От этого у нас есть родство и с Европой и с Азией. Но как результат простого смешения, Россия не вышла бы Россией, а только некоторым материалом для превращения в Европу или Азию, смотря кто пересилит». («Христианство и политика») А Лев Николаевич Гумилёв в одном из своих последних интервью произнёс: «Если России суждено возродиться, то только через евразийство». Кажется, он оказался неплохим «пророком»…

Что касается «Срединного пути» для России, подчеркнём: это путь оригинальный, путь между Востоком и Западом, между шовинизмом и космополитизмом; его нельзя путать со «средним», то есть смешанным или «конвергентным». Приветствуя контакты и сотрудничество, он не предполагает как самоизоляции, так и слияния с кем бы то ни было; сторонится крайностей типа высказанной некогда В. Шубартом мысли: «граница Европы проходит не по Уралу, а по Висле», или провозглашения русскими национал-радикалами в качестве идеала «Республики Русь». Но при этом не может отрываться от «корней», ведь: «Россия составляет нацию и государство – великие по задаткам и средствам, но она окружена также великими опасностями. Она создана русскими и держится только русскими. Только русская сила приводит остальные племена к некоторой солидарности между собой и империей». (Л. Тихомиров «Христианство и политика»)

Также сторонники «Срединного пути» - эволюционные традиционалисты – считают безплодной и вредной идею соединения монархии и либерализма (капитала), что пропагандирует генерал Л. Решетников, и неверным толкование России – «Срединной империи» - как чисто «Русского мира», что озвучивает такой рафинированный «белогвардеец», как М. Смолин.

Чтобы закончить с чересчур субъективными критиками «евразийства», приведу цитату из Н. Бердяева: «Душа русского народа – сложная и запутанная душа, в ней столкнулись и смешались два потока мировой истории, восточный и западный». («Философия неравенства») А по поводу нашей особости чётко высказался И. Ильин: «Да, - наше своеобразие, - от нашей веры, от принятого нами и вскормившего нашу культуру греческого православия, по-своему нами воспринятого, по-своему нами переработанного и по-особому нас самих переработавшим. Оно дало нам больше всего…» («О национальном призвании России»)

Далее. Упрощённо синтетический «Третий путь» России – Третьего Рима можно представить таким образом: первым был путь – Царский, вторым – Советский, а после «переворота» 1991 года никакого своего пути нет – сплошное «лавирование» между Западными глобальными проектами мироустройства. Иными словами – «беспутство». Дальше так продолжаться не может, да никто и не позволит. Следовательно, нужен свой Путь, концепция которого станет основой собственного Проекта – синтеза «первого» и «второго» путей, то есть монархии и реального (не богоборческого «научного» – марксизма) социализма. Впервые о возможности подобного «синтеза» заявил ещё философ Константин Леонтьев: «Чувство моё пророчествует мне, что славянский православный царь возьмёт когда-нибудь в руки социалистическое движение (так, как Константин взял в руки движение религиозное) и с благословения Церкви учредит социалистическую форму жизни на место буржуазно-либеральной». А в 1930-е годы своих девизом «Царь и Советы» всех ошарашил глава «младороссов» Александр Казем-Бек. Кстати, в своей «социальной монархии» Казем-Бек не предусматривал «реставрации», не выступал за ликвидации частной собственности как таковой. Монарх – вне партий, а премьер – глава правящей партии, экономика плановая с жёстким контролем.

Сейчас надобно обсудить, куда Россия забрела, не имея стратегической цели, используя в качестве доминирующей идеологии противопоказанный ей либерализм, стремясь к демократическому «прогрессу», а не сообразуя свои действия с традицией. Начну с того, что противостоящий нам Запад («которому мы не ученики и не учителя», как выразился И. Ильин, не «младшие партнёры», а досадное «препятствие» на пути построения Нового мирового порядка) вовсе не един! Утверждающие обратное либо мифотворцы, либо недопустимо упрощают то, что есть на самом деле. В мире существуют два глобальных, конкурирующих между собой, Проекта мироустройства: «цветной»-космополитический/коммунистический – многополярный «Новый Вавилон» (Англия) и «белый» - шовинистский/фашистский – однополярный «Новый Израиль» (США). Первый опирается на силу денег, второй, возникший как реакция, - на силу оружия. Раньше Россия лавировала между этими центрами силы, для чего имелись и время, и пространство для манёвров, и возможности. Но лет десять назад наметился опасный дрейф в сторону космополитического «Нового Вавилона» (как следствие, обострение отношений с Америкой). А в последние годы, когда произошла «сшибка» двух Проектов, Россия оказалась зажата «между молотом и наковальней», без собственного Проекта, с закостеневшей политической Системой, неспособной на прорыв, и довольно мрачным прогнозом на будущее. Кстати, забыл добавить, что Китай играет на стороне космополитов, поэтому стать «стратегическим тылом Китая», как предлагали «небополитики», отнюдь не выход из создавшегося положения.

Пару лет назад политолог Сергей Ервандович Кургинян заявил о том, что тридцатилетняя мечта о вхождении России в Запад сегодня лежит «в руинах», а недавно добавил: современная российская элита до сих пор – «элита вхождения в Европу». То есть, без её смены, а, следовательно, и смены политического курса ни о каком «прорыве» говорить не приходится. Здесь хочется привести вот какое рассуждение Константина Леонтьева: «Погибнет ли Россия когда-нибудь? (…) можно почти наверное предсказать, что Россия может погибнуть только двояким путём – или с Востока от меча пробуждённых китайцев, или путём добровольного слияния с общеевропейской республиканской федерацией». («Избранное»)
О возможных сценариях будущего Российской Федерации незадолго до смерти в конце 2009 года высказался серьёзный политический игрок, полковник ГРУ А.В. Суриков (личность до сих пор остающаяся загадкой). Так вот, по его мнению, существуют два альтернативных варианта: 1. Начнётся «перестройка-2», и нерусским народам РФ предстоит готовиться к независимости. 2. Народам РФ и бывшего СССР предстоит готовиться к войне. Комментируются эти нерадостные прогнозы следующим образом: в мире (о чём мы только что говорили) существуют два транснациональных элитных клана (условно – Ротшильдов и Рокфеллеров), интересы которых имеют наднациональный характер, но, тем не менее, имеют и географическую привязку. Один из этих кланов (Ротшильды) в большей степени выражает интересы Китая и Европейского союза («космополиты»). А второй (Рокфеллеры) – интересы, совпадающие с интересами США («шовинисты»). Оба клана имеют серьёзное влияние на Россию, и каждый, соответственно, отстаивает свой вариант развития событий.

Итак, первому варианту соответствуют интересы Китая и ЕС. Второму – интересы Соединённых Штатов Америки. В случае реализации первого варианта – Евросоюз окончательно избавится от угрозы военного столкновения с Россией (в случае отпадения от России национальных республик и даже отдельных русских регионов, эти «обломки» не будут больше представлять для Европы никакой угрозы; некоторые из них даже смогут войти в Евросоюз, согласно концепции генерала де Голля – «Единая Европа от Атлантики до Урала»). Китай в этом случае сможет присоединить к себе Сибирь и Дальний Восток, необходимые ему для обеспечения природными ресурсами его быстро растущей экономики и для заселения своим избыточным населением.

Однако такой вариант категорически не устраивает США, вовсе не заинтересованные в усилении ЕС и Китая – ведь усилившись за счёт России, они смогут уничтожить Северную Америку. Исходя из сказанного, ясно, почему Америке так важен второй вариант: «народам РФ и бывшего СССР предстоит готовиться к войне». Определённые круги США кровно заинтересованы в том, чтобы Россия превратилась в «государство – боевую машину», то есть некое подобие сталинского СССР.

Для чего? Для войны с Китаем или Евросоюзом. Однако, считают эксперты-комментаторы, победа России в войне с Китаем и Евросоюзом, или даже только с Китаем, будет невозможна, хотя бы из-за наличия у конфликтующих сторон ядерного оружия. Наиболее вероятный исход такой войны – взаимное уничтожение воюющих сторон, что явится идеальным вариантом для США, жаждущих и впредь оставаться единственной Сверхдержавой.
Понятно, что эти варианты вовсе не «вариант» для России – «оба хуже», как сказал бы Сталин, так что нужно что-то третье, и нужен, подчеркну, свой Проект развития. Причём это нужно было сделать ещё вчера. Проект должен быть привлекательным для тех стран, которые настроены контрглобалистски, и в случае первых наших успехов и реально интересных предложений смогут нас поддержать. Кстати, первой такой страной может стать Япония.

Более-менее разобравшись с рисками и угрозами внешними, геополитическими, нужно вернуться к проблемам внутренним, политическим. Первым делом определимся, кому сегодня принадлежит власть. «Фактически власть в России сегодня осуществляют не либералы, не националисты и христиане, а именно деньги. Точнее – люди денег. Капитал – это власть денег на всех уровнях» . (Александр Казин) А, как справедливо отмечает историк Александр Елисеев, «… любой крупный капитал антинационален, он подвержен олигархическому перерождению и ведёт всё дело к либеральной демократии». Получается замкнутый круг, не разорвав который, ничего не решить.

Основная задача существующей власти, вопреки декларациям, есть сохранение и преумножение капитала, а не собственного народа, выгода, а не благо.

Всё чаще с разных сторон доносится: Россия беременна революцией! И при этом, что является странным, даже иностранные наблюдатели отмечают, что «революционную ситуацию» создают сами «верхи», а не «помощь» извне.

Лишний раз мы убеждаемся, что капитализм, «служение Мамоне» – это не наше, погибельное увлечение. А вот «Социализм для России не теория, а судьба». (Александр Казин)

«Одной из главных опор народнического социализма, - писал Н. Бердяев в книге «Истоки и смысл русского коммунизма», - был тот факт, что русскому народу всегда были чужды римские понятия собственности. Абсолютный характер собственности всегда отрицался». Владение дворянами огромными землями считалось неправдой: «Земля Божья, и все трудящиеся, обрабатывающие землю, могут ей пользоваться». Николай Александрович считал, что: «В идее бесклассового общества, в котором каждый работает для других и для всех, для сверхличной цели, не заключается отрицания Бога, духа, свободы и даже наоборот, эта идея более согласна с христианством, чем идея, на которой основано капиталистическое общество».

Славянофилы так же были решительными противниками понятий римского права о собственности, не считали собственность священной и абсолютной, отрицали западную буржуазную, капиталистическую цивилизацию.

Две цитаты из Н.А. Бердяева.
«У святителя Василия Великого, и особенно у св. Иоанна Златоуста, можно встретить такие резкие суждения о социальной неправде, связанной с богатством и собственностью, что перед ними бледнеют Прудон и Маркс. Учителя Церкви сказали, что собственность есть кража».
«Осуждение церковью капиталистического режима, признание церковью правды социализма и трудового общества я считал бы великой правдой»…
Итак, революция, революция социальная, главный лозунг которой – национализация стратегических отраслей экономики, неизбежна! Вопрос только в том, осуществят ли её контролируемо «верхи» (относительно бескровно), или дождутся, когда «подмороженные» «низы» разнесут всё в никем не контролируемом хаосе. Тогда для ликвидации последствий разбушевавшейся стихии и наведения элементарного порядка понадобится жёсткая национальная диктатура. Бердяев в упомянутой нами книге написал об этом так: «Принципы демократии годны для мирной жизни, да и то не всегда, а не для революционной эпохи. В революционную эпоху побеждают люди крайних принципов, люди, склонные и способные к диктатуре. Только диктатура могла остановить процесс окончательного разложения и торжества хаоса и анархии».

В настоящее время в среде патриотов принято любую революцию именовать «сатанинской», выставлять как абсолютное зло, сугубо рукотворное явление и т.п. Но так ли это? Приведу глубокие мысли о метафизике революции из той же, на мой взгляд, блестящей работы Николая Александровича «Истоки и смысл русского коммунизма»: «В нашем греховном, злом мире оказывается невозможным непрерывное поступательное развитие. В нём всегда накопляется много зла, много ядов, в нём всегда происходит и процесс разложения. Слишком часто так бывает, что в обществе не находится положительных творческих, возрождающих сил. И тогда неизбежен суд над обществом, тогда на Небесах постановляется неизбежность революции, тогда происходит разрыв времени, наступает прерывность, происходит вторжение сил, которые для истории представляются иррациональными и которые, если смотреть сверху, а не снизу, означают суд Смысла над бессмыслицей, действие Промысла во тьме».
Всем должно быть понятно, что главный и непримиримый враг наш именуется космополитизм/коммунизм (по Марксу и иллюминатам). И все должны стать «воинами». «К этой непрерывной борьбе со злом, стремящимся сохранить власть над миром, - увещевал Лев Александрович Тихомиров, - все христиане призываются как «Божьи домостроители», как «добрые воины Христовы». В этой миссии Церкви каждая личность, по мере сил, вольна принимать участие». («Христианство и политика»)

А в чём не прав «умница» Ильин? или наивен? Думается, в его неприятии общенародной собственности, в уповании на добропорядочность «предпринимателей». «Мы, русские христиане, по-прежнему, будем искать в России социального строя. Однако на основах частной собственности, требуя от частного - инициативного хозяйства, чтобы оно блюло русские национальные интересы и действительно вело к изобилию и щедрости, а от частных собственников – братского хозяйствования».

Итак, диктатура Переходного периода будет диктатурой национальной, социальной, диктатурой здравого смысла. В правящий слой должны отбираться лучшие, бессребреники, живущие по совести, а не стяжатели-временщики, о которых говорят в народе: Страх Божий потеряли, а совесть чёрт выкрал. Правительство будут составлять профессионалы, созидатели, реалисты, сторонники плановой экономики, а не апологеты «невидимой руки рынка», свихнувшиеся от веры в фальшивку буржуазной политэкономии. Укрепление державы, общее благо и сбережение народа будут поставлены во главу угла, а не угодничество Западу, не исполнение бюджета «бухгалтерами» из космополитов и не консервация сомнительных «ценностей» при фактическом разбазаривании богатств России.

Что касается формы будущего государства, то, например, Ильин считал: « Грядущей России предстоит найти для себя свою, особую форму, такое сочетание из «учреждения» и «корпорации», которая соответствовала бы русским, национальным историческим данным, начиная от наличного в России по-революционного правосознания и кончая национальной территорией».

Теперь немного об «основах основ».

«Срединный путь» России комплементарен учению «евразийцев», от них мы можем позаимствовать наработки в области метафизики и геополитики, но не социально-экономической. Ведь их «ни капитализм, ни социализм» - это все равно что «ни жив, ни мёртв». Тут либо одно, либо другое, «среднеарифметического» не получится.

Что касается политического строя предполагаемого «Срединного Царства», «монархо-социализма», он представляет собой синтез монархического принципа власти и социалистического типа хозяйствования. Естественно, что никакого экономического детерминизма – политика доминирует над экономикой. Монархо-социализм (не путать с социалистической монархией) зиждется на «трёх китах»: эволюционном традиционализме, религиозном новаторстве и творческом социализме. «Творческим» именуется социализм, свободный от крайностей как «утопического», так и «научного» социализмов; в его основе – христианский социализм, а по сути – это ничто иное, как «социализм с русским лицом» историка Александра Елисеева. Религиозное «новаторство» суть живая вера, развитие, а не «консервация» формы и не «модернизация» основ. Монархический принцип – самовластье, или автократия. Вообще любая верховная власть по сути своей единая, авторитарная. Поэтому антиподом монархо-социализма (противостоящим политическим полюсом) является демократический социализм. В чём у них принципиальная разница? Автократор именно сам правит, а демократ – «посредственность» - только делает вид, что правит. За этими дутыми фигурами всегда маячит чья-то «тень» (представителей закулисы, «глубинного государства» и т. п.)

Вообще, Иван Александрович Ильин скрупулёзно проработал тему возможного сценария России посткоммунистической в книге «О грядущей России», выдержки из которой помогают нам разобраться в этом непростом вопросе. К примеру, такая цитата: «История как бы вслух произнесла некий закон: в России возможны или единовластие или хаос; к республиканскому строю Россия не способна. Или ещё точнее: бытие России требует единовластия – или религиозно и национально укреплённого единовластия чести, верности и служения, то есть монархии, или же единовластия безбожного, бессовестного, бесчестного и притом антинационального и интернационального, то есть тирании».

Ильин не переносил даже самого слова «социализм», употреблял термин «социальность». Считал, что нельзя переступать грань между социальным и социализмом. Причём принципиально нетерпимым для него было (чем он и приглянулся современным правителям) не столько даже атеистическое и бесклассовое общество при социализме, сколько «отрицание частной собственности».

А вот выкладки философа, с которыми нельзя не согласиться: «Наконец, одно из важнейших призваний Государя и Династии состоит в том, чтобы иметь верную, творческую и устойчивую социальную, отнюдь не социалистическую, идею, то есть план ведения государственных дел в неуклонном направлении свободной духовности, справедливости и хозяйственной продуктивности. Государь, не имеющий творческой социальной идеи, будет править от случая к случаю, от наущения к наущению, а может быть, и по отжившей и государственно вредной традиции, а может быть, от каприза к капризу. А между тем он призван к своего рода социальному ясновидению: его прозорливость и дальнозоркость должны верно видеть, что именно (и именно у его народа) может развязать творческие силы, подвигнуть его к хозяйственному и культурному расцвету и пробудит в нём волю к справедливости. Для этого Государь призван стоять над всеми сословиями, классами и над всякими партиями: он должен быть свободен от заговорщиков, его выдвинувших, от легионов, его провозгласивших, от банкиров, его финансирующих и от мировой закулисы, пытающейся связать его государственную волю». Последнее предложение Ильина должно стать безусловным и незыблемым императивом для каждого Правителя России.

Никакой Запад нам не указ, плясать под чужую дудку нельзя! Поэтому, повторюсь, нам не чужое нужно, а своё, не подражательство, а самобытное творчество! Только на этом пути у нас появляется шанс вырваться из тисков Глобализации. Поэтому и не устаревают советы всё того же Ильина: « Но именно поэтому мы не должны гоняться за чужими сверхнациональными отвлечёнными формами жизни. Нет и не может быть единой государственной формы, которая оказалась бы наилучшей для всех времён и народов Политически зиждительные в одной стране, у одного народа, в одну эпоху, при таком-то климате, темпераменте, хозяйстве, может оказаться разрушительным в других условиях. Поэтому Западная Европа и Америка, не знающие Россию, не имеют ни малейших оснований навязывать нам какие бы то ни было политические формы, - ни демократические, ни фашистские… Мы готовы повторить это сто раз: Россия не спасётся никакими видами западничества, ни старыми, ни новыми. Все политические формы и средства человечества полезно знать и верно разуметь. Но творческая комбинация из них и из других, ещё неизвестных, должна быть избрана и создана самою Россией, должна быть подсказана её собственными задачами, помимо всяких чужих предписаний или своих предрассудков и доктрин». («О грядущей России»)

То, что Россия, после крушения советского строя, может сделать неправильный выбор и оказаться в своеобразном тупике, продолжив дело «февралистов» и унаследовав традиции Временного правительства, Иван Александрович предвидел. Вот что он по этому поводу писал: «Провозгласить в России республику – значит вернуться к пустому фразёрству Временного правительства и повторить гибельный экперимент того времени в новом, несравненно худшем виде. Государство есть не механизм, а организм, и всякая истинная и прочная форма жизни должна быть подготовлена в нём органически. (…) Надо совсем не знать или политически не постигать Россию, чтобы быть русским республиканцем».
Много чего ещё можно сказать, но оставим это на потом.

А закончить свой доклад хочу выдержкой из прекрасной работы «Социализм с русским лицом» историка Александра Елисеева: «Если только традиционалисты-почвенники действительно хотят воссоздать (на новом уровне) историческую Россию, то им необходимо открыто выступить за национальный, государственный социализм. При таком социализме честная открытая автократия (лучше самодержавная) будет сочетаться с мощной системой социальной защиты, общественной собственностью и плановой экономикой. Лишь сильная единоличная власть, не зависящая от разнообразных (как буржуазных, так и бюрократических) олигархий, сможет защитить интересы всех социальных групп и по-настоящему объединить общество».




 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.