СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

«Заднепроходные» суды России.

01 февраля 2020 г.

Александр Никишин

Ювенальный монстр, с которым столкнулись дети о. Николая Стремского
В первой части этой статьи я показал, что из себя представляют ювенальная юстиция и ювенальные технологии, в частности, ювенальные суды в России, какие у них базовые установки, цели, их структура и даже составные части из групп граждан России, которые на разных уровнях являются ювенальными функционерами. Их социальный, гендерный и мировоззренческий состав, мотиваторы и движущие силы, управляющие их деятельностью.

 

Теперь настало время поговорить об их конкретной практической деятельности, как они реально разрушают наши семью, духовно и физически калечат детей, используя их, беззащитных и наивных, пока не отдающих себе отчета в последствиях своих действий и слов, в своих античеловеческих целях. И сделать я это хочу на примере трагедии, разыгравшейся в самой большой семье России, состоящей из 70 усыновленных детей, семье протоиерея, создателя и настоятеля Саракташской Свято-Троицкой Симеоновой обители милосердия о. Николая Стремского.
Как я писал в статье «Убить священника и развалить обитель», последнее поколение приемных детей о. Николая Стремского в корне отличалось от предыдущих в худшую сторону. Эти дети в основном были из очень неблагополучных семей с испорченной алкоголем, наркотиками и аморальным образом жизни их родителей генетикой. А также критически возросшим в последние годы влиянием на наших детей пропаганды асоциального и аморального образа жизни, льющимся из всех средств массовой информации и коммуникаций. О. Николаю Стремскому и матушке Галине становилось все труднее справляться с ними. В последнее время их силы подрывали мучительные болезни – у матушки Галины диагностирован диабет, а у о. Николая - псориаз. Причем болезнь отца Николая была такого вида, что разрушала суставы на руках и ногах.

Дети, особенно девочки, становились неуправляемыми. Они крали деньги у о. Николая, курили, пили алкогольные напитки, а по вечерам убегали в центральный парк Саракташа, где их ждали мальчики. Отец Николай обращался за помощью к старшей дочери Елене и ее мужу, те разыскивали детей и возвращали их домой. Пользуясь тем, что о. Николай очень сильно любил всех своих детей и баловал их, девочки постоянно требовали от него денег, новые гаджеты, наряды и свободу в их понимании. Кстати, одна из этих девочек и подписала заявление об ее изнасиловании отцом, причем это, согласно заявлению, произошло ровно за год до того, как по признаниям самой девочки она лишилась невинности с мальчиком, имени которого, естественно, я тоже раскрывать не буду, но оно известно многим в Саракташе.

О. Николай понимая, что не в силах далее справляться с ними, в воспитательных целях решил отправить трех самых неуправляемых девочек в интернаты. Две из них, в дальнейшем подписавшие заявления на своего отца, были коррекционными детьми, учились в православной гимназии им. Сергия Радонежского обители по особой коррекционной программе со специальными педагогами. Проживали же они вместе со всеми детьми. В 2017 году Саракташская районная психолого-медико-педагогическая комиссия ПМПК дала заключения на этих девочек в том, что они должны обучаться по адаптированной программе для детей с задержкой психического развития, а коррекционно-развивающие занятия должны проводить педагоги-психологи, что о. Николай и обеспечил в стенах православной гимназии.

О. Николай обратился в органы опеки, и те распределили одну девочку в обычный Саракташский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Маячок», а двух девочек, в дальнейшем подписавших заявления против о. Николая - в специальный коррекционный интернат для детей 8 вида в селе Черный Отрог Саракташского района (ГКОУ "С(К)ШИ" с. Черный Отрог).

Вот тут девочки и вкусили прелести той самой «свободы и самостоятельности», о которой так мечтали в обители. Для начала давайте посмотрим, а что представляют собой специальные коррекционные интернаты для детей 8 вида. В специальных (коррекционных) общеобразовательных школах и интернатах 8 вида обучают умственно отсталых детей, главная цель этих учебных учреждений – научить детей читать, считать и писать и ориентироваться в социально-бытовых условиях. При школах 8 вида имеются столярные, слесарные, швейные или переплетные мастерские, где ученики в стенах школы и интерната получают профессию, позволяющую заработать на хлеб. Путь к высшему образованию для них закрыт, по окончании школы они получают лишь справку о том, что прослушали программу десятилетки.

О нравах и порядках, царящих в интернатах 8 вида, вообще ходят легенды. Наталья Степина, практикующий детский педагог с более чем 20-летним стажем, всю свою жизнь занимающаяся детьми-сиротами, вообще называет коррекционные интернаты 8 вида угрозой национальной безопасности России:
«…специальные государственные структуры лишают сотни детей будущего, сталкивают их на дно, превращают в диких, озлобленных, далеких от достижений культуры людей, выпускают их в жизнь безвольными, отупленными, пригодными к дальнейшей криминализации и больше практически ни к чему.

Существующая сегодня структура коррекционных учреждений восьмого вида (для детей с легкой умственной отсталостью) моей логике недоступна. Держится она на системе гипер диагностики, когда ребенку с малейшим отставанием, с поведением, отклоняющимся, но далеким от патологии, а иногда и по просьбе педагогов учреждения может быть поставлен диагноз «умственная отсталость», после чего он отправляется в соответствующее учреждение. Диагноз ПРАКТИЧЕСКИ пересмотру не подлежит, механизмы возвращения к норме не разработаны и на практике не используются. Любой ребенок в коррекционном учреждении собственно коррекции не подвергается (в смысле подтягивания к норме), напротив, все дети выравниваются по нижней границе, то есть - по самым отстающим детям. Культ грубой силы, произвола (и педсостава, и старшеклассников), дедовщина, повальные случайные связи, воровство - приметы почти любого коррекционного интерната. «А что вы хотите - наши дети дебилы», - почти повсеместный педагогический девиз.

Трудно сохранить в себе что-то человеческое в таких условиях. Честь и хвала детям и воспитателям, которым это удается. Но система в целом - работает не на то, чтобы поднять человека, а на то, чтобы уронить его. И если система детских домов как таковых - антигуманна и подлежит полному переустройству, то коррекционные интернаты должны быть первыми в этом очереди».

Вот в такое заведение и попали девочки, у которых и на их настоящем, и тем более на будущем был поставлен крест. Я, конечно, допускаю, что Черноотрожский интернат резко выделяется в лучшую сторону на общероссийском фоне, что там сплошь добрые и грамотные педагоги и воспитатели, а детишки скромные и постоянно тянущиеся к светлому и доброму. Тем более что в интернете можно обнаружить даже мероприятия, правда, крайне немногочисленные, которые проводят различные организации в этом интернате. В частности, Общероссийской общественной организацией «Общее дело» и Национальной академией предпринимательства НАП. Хорошо, что хоть столько.

В интервью изданию «Аргументы и факты» под названием «Многодетные родители — это современные герои» протоиерей Дмитрий Смирнов привел такие факты:
«За что вы детей лишаете матери? Неужели в детдоме лучше? Согласно статистике, 90% детдомовцев в течение 5 лет после начала отдельной жизни оказываются в тюрьме: 40% — в первый год, по 10% — в каждый последующий. Вот такое оно, государственное воспитание. Но все глухо: им главное — выполнить инструкцию, они совершенно безжалостные, эти автоматы под названием «опека»».

А статистика коррекционных интернатов 8 вида наверняка еще печальнее. Поэтому сами девочки, скорее всего, очень быстро поняли, куда они попали и что их ждет в будущем, и озлобились. Озлобились, прежде всего, на своего приемного отца, который, по их мнению, лишил их вольготной жизни в 17-тысячном Саракташе с огромным количеством приезжих паломников и поместил без любых перспектив к будущему в «клетку» в маленьком селе Черный Отрог с 1800 жителей и небольшим количеством экскурсантов в музей Виктора Черномырдина. Ведь критическое мышление у этих детей пока напрочь отсутствует.

Конечно, если судить с точки зрения политтехнолога, о. Николай Стремский сам того не подозревая, сделал стратегическую ошибку, отправив на время девочек в интернаты, отпустив их от себя. Этой ошибкой тотчас воспользовались его недоброжелатели и применили самые мерзкие виды ювенальных технологий. ...

Полностью читать:


© Национальный медиа-союз,
2013-2020 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru