СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Духовные силы, действующие в истории

10 июня 2019 г.

Священник Владимир Соколов

В историческом процессе можно выделить реально существующую закономерность, по которой взаимодействуют духовные силы. Попытаемся, хотя и упрощенно, смоделировать эту закономерность. Разумеется, этой моделью невозможно охватить всего того многообразия духовных течений, которые реально участвуют в историческом процессе. На самом деле он носит более сложный, более цельный характер. Намеренное упрощение этого процесса лишь позволит нам выявить основные духовные течения истории.

 

Хотя работа подкреплена конкретными историческими примерами, поставленными в неожиданный контекст, но это не столько рассказ об истории, сколько рассказ о внутреннем мире человека, откуда и исходят все злые помыслы, ибо история в духовном смысле – есть лишь разворачивание во времени содержания души человека (человечества). Мир – есть отражение нас самих. Несправедливость и агрессивность мира – это агрессивность и несправедливость в нас самих. Поэтому и неустроенность Российской жизни – есть лишь неустроенность нашей собственной души. И попытки исправить мир подавлением агрессии и установлением внешней справедливости – не прибавляют в мире справедливости и не делают мир менее агрессивным. Бог управляет миром и историей не внешним образом – не произволом и агрессивными карами, а через свободу человека, через его внутренний мир. Утверждая Божественный произвол, – полицейский надзор и кары – мы переносим на Бога человеческое несовершенство и этим утверждаем несовершенство Самого Бога. Правильное понимание Промысла Божия должно являться не только оправданием Божества (теодицеей), но и утверждением Его Совершенства.

Несомненно, историю составляют исторические факты – их нельзя обойти – их можно только интерпретировать. Христианство исторично, потому что Боговоплощение, Распятие и Воскресение Иисуса Христа – это главные факты истории, без которых немыслимо правильное понимание истории, ибо они открывают нам главный смысл исторического процесса. Эти события являются и главной точкой отсчета для любых интерпретаций. Можно, однако, свести историю лишь к собиранию фактов, – к ее объективации, а можно свести ее к субъективному восприятию – исключительно к интерпретациям. Но история совершается не только во внешних фактах, а и во внутреннем изменении человека – эти изменения тоже входят в число исторических фактов. Подлинная история вырисовывается только в мудром сочетании объективного и субъективного подхода. Главным субъектом истории является Бог, поэтому Его субъективное восприятие истории полностью совпадает с ее объективацией. Субъективное восприятие истории человеком может отдаляться от ее объективного значения, а может приближаться к субъективно-объективной Божественной интерпретации, но только в той мере, в какой человек реализовал в себе богоподобие. Другими словами, объективный взгляд на историю прямо зависит от субъективного, но рожденного в том субъекте, который устремлен к преподобию Богу.

Та модель исторического процесса, о которой здесь будет разговор, выделена не столько из наблюдений за историей, сколько из наблюдений за душой человека.

Исходя из этих наблюдений, можно сделать вывод о том, что в историческом процессе взаимодействуют три силы: Первую силу можно назвать Промыслительной, через нее действует Божественный Промысл в истории. Она действует преимущественно через личностное начало, – через человека, ибо он реализует Божественную волю в мире. Поэтому без Промысла Божия ничто не совершается в общественно-исторической жизни.

Человек, действуя в этом мире в соответствии с Промыслом Божиим, проявляет себя как свободное существо, как личность. Но человек может замкнуться на себя, забыв о своем предназначении: в этом случае он проявит своеволие. Это чисто человеческое участие в истории нужно выделить в отдельную силу, которую можно назвать волевой или индивидуалистической.

Третью силу образует природно-космическое, социально-родовое начало. Это косное начало в истории, действующее по железным законам. Древние называли его «роком», «фатумом», «судьбой». Оно олицетворяет безличные силы истории. Эту силу можно назвать родовой, космической или циклической, потому что родовое и космическое начало строго подчинено законам и циклам. Человек своей пассивностью может действие этой силы увеличить, а может личностным усилием преодолеть ее действие. В истории эта сила фактически действует через человека, как, впрочем, и две другие, ибо в человеке образ тройственности, как это утверждали отцы, отражен с наибольшей очевидностью. Даже тогда, когда эта безличная сила по установленным Богом законам отвечает на нечестие человека его наказанием – это происходит все равно по воле нечестивого человека, делающего свой выбор. В книге Левит говорится о том, каким образом наказывается нечестивый человек: «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость… Чтоб и вас не свергнула с себя земля, когда вы станете осквернять ее, как она свергнула народы, бывшие прежде вас; ибо если кто будет делать эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего» (Лев. 18, 22–29). Таким образом, не Бог наказывает человека, а человек, нарушая установленные Богом законы духовного и материального бытия, подвергает себя и окружающий мир разрушению.

Русский религиозный философ Н. Бердяев, рассуждая о времени, писал, что в истории действуют три времени: экзистенциональное, историческое и циклическое (природное).

Историческое время имеет горизонтальное направление, причем это векторное направление, – направление в одну сторону, поэтому оно необратимо. Оно обладает уже определенной жесткостью, хотя характер его течения определяется волевым усилием человека. Векторное направление истории – это осмысленное ее движение от сотворения к завершению. Понятие прогресса в бесконечно длящейся истории – это сужение христианского понимания истории, но без христианского учения об истории такое понятие было бы невозможно. Христианский эсхатологизм в таком зауженном виде превращается в идею вечно прогрессирующего земного царствия (Царствия Божия на земле). В языческом мировоззрении не содержалось представления о кардинальном изменении человека и мира. У язычников мир вместе с человеком совершал циклическое движение – и поэтому всегда возвращался к своему истоку. Идея циклической истории, – периодически возникающего и исчезающего мира рождается там, где происхождение мира мыслится как эманация Божества, причем независимая от Его воли. Там же, где мир творится Богом, всегда история имеет направление и смысл, который видится в преобразовании мира, вхождении его в вечность. Поэтому история завершается концом мира.

Природное, циклическое время движется по кругу, оно фатально обречено на повторение определенных циклов и постоянно возвращается к исходной точке, хотя каждый цикл имеет и свои особенности. Движение его совершается по железным, изначально установленным законам. Это время не столько астрономическое, сколько астрологическое, – время, связанное с судьбой человека, с неминуемым роком. Через это время «вечность» тотально вторгается в жизнь человека, подавляя его свободу и превращая его в часть огромного космического механизма.

Экзистенциональное время имеет вертикальное направление к духовным высотам, оно трансцендентно историческому и циклическому времени – и имеет соприкосновение с ними в одной единственной точке, которую можно охарактеризовать как настоящее. Через эту точку осуществляется связь с источником жизни, через нее экзистенциальное время втекает в историческое и циклическое. Можно сказать, что жизни, в высшем смысле, вне этой точки нет, ибо прошлое уже миновало, а будущее еще не наступило.«В Церкви все прошлое является настоящим, – пишет архимандрит Иустин (Попович), – и все настоящее прошлым, – более того: существует только беспредельное настоящее» [300]. Блаженный Августин называл это время «вечным-настоящим». Вхождение в это «вечное- настоящее» время совершается свободным личностным усилием. Это область чистой свободы, поэтому название время к нему приложимо только условно [301]. Это то время, которое находится вне времени – и потому в этом времени всегда есть связь с Вечностью. Но приобщение к Вечности возможно только эсхатологическим преодолением времени. Через Вечность преодолевается конечность времени (его цикличность), а также его необратимость (векторное направление). Будущее через экзистенциальное время связано с настоящим – и даже может оказывать на него влияние, например, идея будущего Царствия Небесного активно формирует настоящее. А настоящее связано с прошлым и также может оказывать на него влияние, ибо экзистенциальное время объединяет и преодолевает в себе все времена. Поэтому из экзистенциального времени, как полноты всех времен, возможно и знание о будущем. Пророчество может быть изречено только тем, кто живет, соизмеряя свою жизнь с «вечно- настоящим» временем.

Человек живет сразу во всех трех временах, вернее, имеет возможность жить, потому что в экзистенциальное время он входит свободно. Поэтому человек, с одной стороны, имеет свободу выбора своих действий, с другой, – его свобода ограничена векторным и циклическим направлением исторического и природного времени, законами цикла и необратимостью истории. Синергийное взаимодействие указанных выше трех сил в трех временах и определяет ход истории [302].

Крайности и противоположности могут быть примирены только инстанцией находящейся выше этих противоречий. Божественная Премудрость обладает способностью к универсальному синтезу, в котором возможно схождение и даже органичное срастание противоположностей, ибо все бытие подчинено этой высшей Инстанции – оно создано, управляемо и направляемо к преображению и вечной жизни Богом.

Но у человека может быть неправильное, фрагментарное представление об историческом временном процессе – он может думать, что исторический процесс происходит только в циклическом времени – такая зацикленность чревата серьезными духовными болезнями. Точно также и уклонизм в историческое векторное время рождает ложную идею вечного прогресса, которая оказывается несостоятельной. Сегодня и сама наука свидетельствует о конечности прогресса. Только в экзистенциальном времени разрешаются противоречия циклического и векторного времени, ибо оно соотносит временное с Вечностью. Конечность и временность преодолеваются преображением жизни, которое совершается в «вечном-настоящем», или экзистенциальном времени.

Действие Промысла Божия в истории осуществляется через три силы, но преимущественно через личностное начало, через свободу человека. История – это выбор, это личностная встреча человека с Богом. То, что Бог предназначает миру, человек, по своей свободной воле, способен или принять, или отвергнуть. Когда человек действует в соответствии с волей Божией, то и природно-космическое начало подчиняется этому провиденциальному импульсу и начинает в соответствии с определенными ему законами воплощать в историческую плоть, то, что было определено миру Богом. Но это недостижимый для падшего человека идеал: человек постоянно проявляет в истории своеволие (несвободную волю), тем самым вступая во вражду с Промыслительной силой. Тогда косное, циклическое начало выполняет функцию сдерживания этих своевольных порывов. Бог через это начало корректирует движение истории. Когда человек отдается во власть роковому, стихийному началу, тогда Промыслительная сила взламывает этот застой через волевое начало. Здесь и своеволие выступает в союзе с Промыслом, в этом проявляется Премудрость Божия в заботе о судьбах мира.

Эта схема отнюдь не придумана нами, а лишь подсмотрена в жизни. Она ясно вырисовывается и из христианского догматического учения, в котором эти силы объединены в едином служении Богу. Эта мысль имеет основание и в святоотеческом предании, ибо, как считали отцы, во всем творении существуют «образные отражения» Святой Троицы. Так уже эти отражения встречаются в ангелах, которые, по мнению преподобного Иоанна Дамаскина, являются вторыми светами, имеющими «свет от первого и безначального Света» [303]. В небесной иерархии у священномученика Дионисия Ареопагита ангельских чинов девять, которые образуются триадами. Высшие ангельские чины: Серафимы, Престолы и Херувимы составляют и высшую триаду чинов. Ангелы этого чина непосредственно от Творца исполняются сиянием нетварного света, распространяя его через другие чины на все творение. Все эти «образы тройственности» выражают идею единства, совместного действия и существования, пронизывающую все творение. Этот образ и подобие напечатлен и в человеке – как венец творения человек представляет этот образ наиболее целостно. Даже и на самом низшем уровне творения, на уровне элементарных частиц действует тот же закон единства в тройственности. Известно, что кварк, соответствующий определенному цвету, даже не может существовать отдельно от двух других кварков, с которыми он образует белый «цвет» (свет). Какое- либо устойчивое образование на уровне элементарных частиц (протон, нейтрон) возможно только в результате этого совместного существования кварков – их единства в триаде [304].

Образно идея такого универсального триединства запечатлена в нашем иконостасе. Центральное место в нем занимает деисусный чин, в котором Богородица и Иоанн Креститель с избранными святыми и Ангелами предстоят перед восседающим на престоле Иисусом. Этот чин имеет как бы два направления: одно от предстоящих, включая весь народ, весь мир, к Иисусу; другое, – от царствующего Иисуса Христа к народу, к миру. Что этот чин выражает собой софийную идею промыслительного устроения и управления миром доказывается тем, что в некоторых списках на месте Христа изображается восседающая София, а Богородица и Иоанн Креститель изображаются с крыльями, то есть они выступают здесь в роли ангелов, софийных духов. Один дух более пассивного, женственного характера – ему же соответствует весь ряд предстоящих святых и ангелов. Другой дух более активного, мужского характера, ему же соответствует весь ряд предстоящих святых, апостолов и ангелов. Достаточно сравнить двух архангелов: Гавриила и Михаила, чтобы понять, чем отличается Богородичный ряд от ряда Иоанна Крестителя. Духами здесь названы не персонификации, а взаимодействующие иерархические системы. Поэтому далее понятие дух употребляется в самом общем виде, как дух, объединяющий чьи-либо действия. Это лишь удобный для изложения материала образ, хотя, впрочем, и имеющий определенное мистическое и персональное содержание. Этот образ выражает идею: Бог управляет миром через Свою Премудрость, через ангельские иерархии.

Ангелы – это всего лишь вестники, они осуществляют волю Божию в истории. Бог творит историю через свой Промысл, ангелы же, по общему убеждению святых отцов, способностью к творчеству не обладают. «Не ангельское дело творить» [305], – говорит святитель Иоанн Златоуст. «Ангелы не суть творцы» [306], – поддерживает его преподобный Иоанн Дамаскин. Но творческой способностью к сотворчеству с Богом наделен, по мнению отцов, человек. «Бог соделал человека участником в творчестве» [307] – учил преподобный Ефрем Сирин. Поэтому история творится и человеком, да и Бог творит историю через человека, используя ангельские иерархии. Духи действуют через человека, а человек способен функции этих духов абсолютизировать, отделить их от совместного делания. Поэтому при отпадении этих созидательных сил из целостного действия они могут обратиться в силу разрушительную. И если бы не было этого подлинного образа действия представленных выше сил, то невозможно было бы и извращенное его воплощение в исторической действительности. Всегда злая сила паразитирует на созидательной силе, на подлинном образе бытия. Зло выражается в нарушении строя и меры. Грех (зло), учил святитель Василий Великий, является через «нарушение меры вследствие порока». «Добродетель, – по его мнению, – есть… соразмерность, а безобразие – нарушение меры» [308].

Самый главный антихристианский соблазн видится в том, что из сил, действующих в истории, вытесняется Промыслительное начало, придающее эсхатологический смысл и вертикальное направление истории. Когда из этого треугольника сил исключается Промыслительное начало, сдерживающее и центрирующее действия двух других сил, тогда происходит та самая поляризация, о которой было сказано выше – волевое и циклическое движение теряют связь с тем бытийным средостением жизни, точкой Бытия, через которую происходит сообщение с Вечной жизнью, с Богом. В истории начинают действовать поляризованные духи небытия, они не имеют настоящего (то есть истинного бытия): один весь в прошедшем, другой – в еще несуществующем будущем. Поэтому во времена таких кризисных поляризаций происходит обращение или к прошлому (как, например, в эпоху Возрождения на Западе и во время раскола в России) или к выдуманному несуществующему будущему, как это бывало с социалистами-утопистами (это характерно для всех хилиастических направлений, в том числе и для коммунизма). Смысл этой антихристианской поляризации как раз и заключается в том, чтобы оторвать от центрирующей и собирающей все бытие в единое целое точки, – к краям, к частностям. А так как эта точка находится в личностном начале, то дух небытия восстает, прежде всего, на личностное начало, причем с обоих поляризованных краев. Это очень характерный признак этих духов: они враждуют между собой, но они всегда объединяются против Промыслительного начала, действующего в истории через личность.

"Мистика или духовность"


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.