СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Нам снова нужна мобилизация

12 апреля 2019 г.

Алексей Макурин. "АиФ". Интервью с профессором Катасоновым

«Запад снова ведёт против нашей страны необъявленную войну. Нам снова нужна мобилизация, если мы хотим победить. Все остальные рецепты развития – сладкоголосый обман», – считает автор книги «Экономика Сталина» профессор МГИМО Валентин Катасонов.
Алексей Макурин: Валентин Юрьевич, каковы главные черты модели, которую вы называете «экономикой Сталина»?
Валентин Катасонов: Это была гигантская централизованная корпорация, все ресурсы которой были мобилизованы на достижение стратегической цели. Основой корпорации была общенародная собственность на средства производства.

 

А целью – выживание страны во враждебном окружении. Сталин готовил страну к войне. Первые пятилетние планы неслучайно предусматривали приоритетное развитие тяжёлой, машиностроительной и оборонной промышленности – базовых отраслей, обеспечивающих самодостаточность экономики и национальную безопасность.

– Как долго просуществовала такая экономика?

– В целостном виде – с 1929-го по 1956 г., когда при Хрущёве были сделаны первые шаги по её демонтажу. Но именно она после войны позволила стране добиться тех высот, которыми мы гордимся до сих пор, – создать атомный щит, запустить первый спутник. В 1951–1960 гг. экономика СССР выросла более чем в 2 раза. Главным ориентиром для предприятий при этом было не наращивание прибыли, а рост производства необходимых стране товаров и снижение себестоимости производства. Именно это на рубеже 1940–1950-х позволяло советскому правительству понижать цены.

Образно говоря, Сталин по­строил мощную машину, способную с высокой скоростью ездить по болотам, по морю, летать по воздуху. Но в какой-то момент её двигатель начал чихать и в конце концов остановился.

– Почему?

– Сначала Хрущёв наломал дров, дополнив отраслевой принцип руководства экономикой территориальным. Получилось управление в четыре руки, которое ни для одной машины не рекомендуется. А затем в 1960-е была проведена реформа Косыгина. Она перепрограммировала работу предприятий с натуральных показателей на стоимостные, перенесла акцент со снижения себестоимости производства на увеличение прибыльности. Именно это, а не половинчатость косыгинской реформы, как обычно считается, стало причиной краха советской экономики в конце 1980-х.

Другая точка отсчёта – ХХII съезд КПСС. На нём в 1961 г. Хрущёв поставил цель построить коммунизм, где каждый человек получает не по труду, а по потребностям. И с этого момента в СССР на самом деле начал складываться государ­ственный капитализм. Коммунист из ФРГ Вилли Дикхут в 1960-х написал книгу «Реставрация капитализма в Советском Союзе», в которой прямо заявил, что партийно-государственная бюрократия в СССР стала превращаться в буржуазию. Тогда же в стране начали расти масштабы теневого производства. И теневики легко находили покупателей среди рядовых граждан, которых заразили вещизм, дух потребительства.

Доллары – под запрет?

– Обещания Хрущёва народу возникли не на пустом месте. Люди в СССР десятилетиями терпели лишения. Что плохого в желании лучше питаться, красивее одеваться, отдыхать на тёплом море, а не на Колыме?

– В обществе должна быть правильная система приоритетных ценностей. Если на первом месте колбаса, то людей, поманив колбасой, можно завести куда угодно. Парадокс в том, что экономика становится по-настоящему успешной, когда её участники ставят надэкономические цели. В ­1930–1950-е гг. такими целями были защита, восстановление и развитие страны. Это было высшей ценностью для всех. И именно поэтому советский человек принял сталинскую модель. Если продолжить сравнение сталинской экономики с машиной, то энтузиазм и самоотверженность десятков миллионов людей были топливом, на котором она работала.

– Но оборотная сторона достижений – огромные жертвы. Разве может долго существовать модель, в которой люди – топливо для развития?

– Да, были ГУЛАГ и невинно пострадавшие. Мой дед тоже сидел на Колыме. Но он мне рассказывал, что посадили его не сталинцы, а троцкисты. ­­А когда началась война с фашизмом, разговоры о цене победы стали вообще неуместны. Наши выдающиеся маршалы тоже побеждали ценой жизней многих тысяч солдат.

– Но другие страны добивались военных побед меньшей кровью. И сейчас ведущие державы побеждают в экономической конкуренции, опираясь не на жёст­кую мобилизацию всех ресурсов, а на более либеральные и мягкие методы.

– Это страны, население которых входит в золотой миллиард, потребляющий ресурсы всего остального мира. Их центральные банки образуют картель, который дирижирует сегодня мировой экономикой, устанавливая завышенные курсы доллара и евро. Россия в этот картель не входит. Значит, чтобы не превратиться в какую-нибудь страну Папуасию с заниженной валютой, она должна играть против навязываемых ей правил, как играл Сталин. Это в том числе внешнеторговая и валютная госмонополия. До СССР этого не было ни в одной другой стране мира. Но именно эти особенности советской экономики защищали её от зарубежных хищников....

Полностью:


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.