СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

О патриотизме и антипатриотизме. Маятник Русской истории

30 марта 2022 г.

Евгений Евтушенко

Еще недавно, во времена «либеральных реформ» 1990-х годов, слово «патриот» было почти ругательным. С точки зрения строителей «свободной России» патриоты, или как их еще называли «красно-коричневые», были заклятыми врагами демократии, прогресса и общечеловеческих ценностей. Сегодня слово «патриот» восстановлено в своих правах. Боле того, патриотизм уже становится государственной идеологией. Однако, борьба двух партий – патриотической и антипатриотической – продолжается. И здесь важно заметить, что эта борьба не вчера началась. Она ведется в России уже около трехсот лет – с начала XVIII века. Чтобы попытаться разобраться во всех перипетиях этой борьбы обратимся к нашей истории.

 

Лев Николаевич Гумилёв учил смотреть на историю с «высоты полета орла». Если, используя его метод, посмотреть на весь период русского этнического надлома (с 30-х гг. XIX – до кон. XX вв.) под определенным углом зрения, то мы увидим очень интересную колебательную динамику. Это динамика противоборства известных нам сил – национальной и антинациональной. Попробуем проследить в заданном параметре все русские царствования за истекшие двести лет.

При Александре I (1801-1825гг.) в правящей элите и в «обществе» окончательно оформляется и набирает силу либеральная, антипатриотическая партия. (Эта прозападная партия появляется еще при Петре I. Затем, в период немецкой «бироновщины» она усиливается. При Елизавете Петровне следует небольшая патриотическая реакция. В период правления Екатерины II западники вновь укрепляются.)

После разгрома восстания декабристов-масонов (1825 г.), нашествие либерализма в России приостанавливается; при Николае I (1825-1855гг.) следует жесткая консервативно-патриотическая реакция (больше консервативная, чем патриотическая). Однако в эпоху реформ Александра II (1855-1881гг.) либерализм – уже с революционным оттенком – вырывается наружу, и антипатриоты резко усиливают свое влияние. При Александре III (1881-1894 гг.) вновь происходит поворот в сторону патриотизма и следует «подмораживание России», правда, не очень глубокое. При последнем царе Николае II (1894-1917 гг.) антипатриоты собираются в серьезную политическую силу и в феврале 1917 года захватывают власть. Временное правительство проводит откровенно прозападную, антинациональную политику. Империя начинает распадаться.

Таким образом, за первые сто лет – динамика устойчиво отрицательная. (Подробнее см. в Книге автора гл. «Фаза надлома»)

После октября 1917 года большевики-интернационалисты останавливают распад и начинают собирать империю, но не ради национального величия, а во имя мировой революции. Они еще большие антипатриоты, чем либералы-западники. Однако в 1930-х происходит сталинский патриотический переворот и смена курса. Страна переходит на национальные рельсы, хотя и не до конца. Пик русского национального подьема – Великая Победа и возрождение Православной церкви в послевоенный период. В идеале следующим шагом должен был стать поворот в официальной идеологии – переход от марксизма-ленинизма к русскому социализму.

После смерти Сталина (1953), при Хрущеве вновь происходит антипатриотический откат назад. Это – «оттепель», диссиденты, удар по Церкви и пр. При раннем Брежневе, как и при Александре II, следует умеренно-консервативная реакция. Появляется даже «русская партия» во власти и культуре (литературе, кинематографе). Но уже через десять лет, с середины 70-х гг. усиливается все та же либеральная, антинациональная линия. При еще живом, но бессильном Брежневе в партийной элите происходит ползучий переворот организованный Андроповым. Верх берут наследники Троцкого и Бухарина – так называемые «либералы», которые громят «русскую партию» в партийной элите и подготавливают «перестройку». Ну, а с 1985 года наступает очередь разрушителей Красной империи Горбачева и Ельцина. В 1991 году СССР распадается, и к власти приходят радикальные «либералы» гайдаро-чубайсовского типа, которые начинают проводить антисоциальную и антинациональную политику одновременно. По Гумилёву эта группа людей-разрушителей называется антисистемой. (Об антисистеме см. в КНИГЕ автора гл. «Фаза надлома», Комментарий 1,.) Это уже не просто антипатриоты, а оголтелые антипатриоты. К концу 90-х Россия подходит к краю пропасти – еще немного и полный распад.

Однако этого не случается, и при Путине происходит, пускай вначале слабый и непоследовательный, но все-таки поворот к патриотизму (с некоторой задержкой на «президентство» Медведева). Опять срабатывает инстинкт самосохранения. Начинается медленная регенерация почти парализованного национального организма.

Итак, за последние сто лет – динамика половинчатая, положительно-отрицательная. Были провалы, но были и патриотические подъемы: самый мощный – в 1930 – 1940-х гг.

Делаем вывод. Если мы внимательно посмотрим на более чем двухсотлетнюю историю борьбы патриотической и антипатриотической партий в России, то увидим, что это – маятник, качающийся туда-сюда.

Россию бьют, но она не сдается. Однако и победить не может. Не может вернуться на свою почву, в свой русский дом. Один раз почти вернулась, при товарище Сталине, но ненадолго и почти…

Надо признать: за двести лет пассионарного спада наша этническая система потерпела существенный урон. (Последний всплеск донадломной пассионарности – война 1812 г., а внутринадломной – война 1941 - 1945гг. См. раздел Фазы этногенеза.) До нуля еще довольно далеко – пассионарность средняя – но по сравнению с тем, что было – потери серьезные. Здесь мы имеем в виду не уровень развития экономики, науки, культуры и пр., а другие вещи:

1) уровень пассионарности, т. е. количество энергии этноса
2) степень его сплоченности
3) степень воздействия на этнос антисистем разного типа.

Напомним, что главная беда надлома – это раскол этноса на две-три части (у нас – это либералы и консерваторы, красные и белые и др.), что резко снижает сопротивляемость нападкам внешних и, главное, внутренних врагов-антисистемщиков. Вторая беда надлома – это большой процент паразитов-субпассионариев (т. е. слабоэнергичных, аморальных людей – тунеядцев, «алкашей», мелких уголовников и пр.), которых не следует путать с энергичными антисистемщиками. Именно в этом – главные причины болезни этноса.

Возникает вопрос: чем же это почти трехсотлетнее противоборство двух партий может закончиться? Очевидно, что, в соответствии с теорией этногенеза, эти колебания маятника должны закончиться устойчивой консервативно-патриотической реакцией, которая будет означать выход из кризисной фазы надлома и вступление в стабильную фазу инерции. (См. гл. в КНИГЕ автора «Фаза инерции», или статью «Теория пассионарности Л. Гумилёва о будущем России...» на канале «Вход в Будущее».) Поэтому у нас есть все основания полагать, что посленадломный патриотический качок будет гораздо продолжительнее всех предыдущих. После чего раскачивание нашего маятника приостановится на продолжительное время, или сведется к незначительному минимуму. В пользу этого поворота говорит и тот факт, что в последние 20 лет патриотические настроения в народе усиливаются, а популярность Сталина стабильно растет. И это несмотря на все усилия либеральной пропаганды и дебилизацию образования.

Становится очевидным, что иммунная система нашего национального организма, пусть со скрипом, но сработала. Оказалось, что Русский медведь хотя и сильно ослаб в надломе, но вовсе не умер. Такое случалось в истории: думали – убит, а оказалось – только ранен...

 


© Национальный медиа-союз,
2013-2022 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru