СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Отцовство и материнство – два полюса мироздания

07 октября 2019 г.

"Центр защиты материнства "Покров"

Мужчина и женщина. Все мы замечаем, что в их отношениях стало что-то не так. Не от того ли, что мужчины всё более теряют свои мужские качества, а женщины – женские? Совершенно очевидно, что с провозглашением равноправия полов наша страна, да и западный мир, вступили в какую-то другую фазу существования. Разрушаются понятия отцовства и материнства, наблюдается катастрофический распад традиционной семьи, в мире распространяется гендерная идеология. Но насколько сегодняшние мужчины и женщины совершеннее тех, что были 100, 200, 300 лет назад?

 

Насколько оправдана эмансипация женщин, на правильном ли мы пути? Может быть, пора вернуться к традиционным отношениям полов? Не пора ли мужчине занять своё подобающее место в иерархии отношений и быть вновь главой семьи, а женщине всё-таки играть в ней свою второстепенную роль? Эти вопросы мы обсуждаем с руководителем отдела лекционно-просветительской деятельности Центра защиты материнства «Покров», отцом восьмерых детей А. А. Генерозовым. Интервью взяла Татьяна Николаева

- Андрей Алексеевич, в человеческом обществе на протяжении тысячелетий, наверное, были веские основания выстраивать именно такую иерархию в отношениях мужчины и женщины, где первенство принадлежит мужчине. И дело тут не только в разнице физиологических параметров и психических характеристик.

- Как Вы считаете?

Когда задают вопросы, касающиеся отношений мужчины и женщины, семейной жизни, то надо быть к ним подготовленным. Для этого придётся нарисовать целую метафизическую картину. А читателям – запастись терпением: на бытовом уровне – ничего не объяснить и не понять. Отношения женщин и мужчин принято называть половыми. Но настоящая проблема пола неизмеримо глубже физиологических и психологических различий. Ведь подлинная располовиненность, то есть полярность, мироздания в богословском контексте лежит в отношениях Бога-Творца и твари, которая по природе есть ничто, но призвана свободно «дотянуться» в своём бытии до божественной гармонии и полноты. Отцовство и материнство реализуются через категорию рождения, это как будто, всем понятно, но при этом забывается, что каждое из них проводит совершенно разную логику порождения. И олицетворяют они разные горизонты бытия. Земное отцовство имеет своим образцом Отца Небесного, Который рождает единственного Божественного Сына духовно, вечно, совершенно без матери, без материи и без принуждения! Материнство же, напротив, имеет своим прообразом именно материю, в которой действуют «безличные» законы и осуществляется автоматическое, принудительное воспроизводство во времени тех или иных форм: от элементарных частиц и до человека. При этом материя вовсе не самодостаточна – она принципиально зависит от организующего начала – Творца. Без притока творческих энергий в материи обнаруживаются тенденции к саморазрушению. На языке богословия это называется смерть, на языке философии – устремленность к «ничто», в физике – энтропия.

В антропологическом аспекте отцовство символизирует единство рода человеческого, его происхождение «от начала» и от личности – от единого отца и мужчины Адама, а в лице Адама - даже и от самого Бога! В общих чертах это признают основные монотеистические религии – христианство, иудаизм, ислам. Поэтому во многих языках мужчина и человек обозначаются одним термином.

Материнство – другое, парадоксальное начало. Это начало «от конца» - т.е, от безличности и дробности, которые сопутствуют смерти. Но благодаря Творцу и уже человеческому отцовству эти категории разворачиваются к созиданию целого. При этом от физико-биологических форм человеческое материнство наследует привязанность к материи и физиологическим алгоритмам. Это то, что называется воспроизведение «по роду», так как такая закономерность характерна и для растительно-животного мира. Но библейской картине происхождения человека материнство – уже не просто безличный механизм дублирования, в широком смысле – размножения. Здесь оно впервые олицетворяется: как отцовство в лице мужчины, так и материнство в лице женщины приобретает свойства личности и оформляется в образ второго, порождающего человека: Ева - мать всех живущих (Быт.3:20).

– Мужчина и женщина были даже сотворены по-разному...

– Согласно библейскому повествованию, женщина произошла не как-то отдельно от мужчины, но именно из первого человека – мужа, Адама, созданного прежде. И ещё: она была сотворена вовсе не для «свободного творчества», а в качестве помощника… Помощника кому? Человеку! «И сказал Господь Бог: не хорошо человеку быть одному: сотворим ему помощника, соответствующего ему» (Быт 2,18). Кто же такой помощник? Это – деятель второстепенный. Есть деятель основной, который не помощник, и он называется муж! По законам этимологии, по-мощник связан со словами мощь, мочь, могущество. Соответственно, муж – это тот, кто может или маг (MUG/MAG). Могущий (могучий) муж – деятель основной, а помощник – не могучий, но по-могающий, находится в определенном подчинении.

- Звучит не очень либерально.

- В книге православного психолога Бориса Нечипорова «Христианская психология» есть глава «Искусство быть второй», в ней прослеживается мысль, что главенство мужчины и подчинённость женщины - онтологический закон, своебразная «жизненная игра», в которой правила установил сам Бог. Даже если женщина умнее, сильнее, мужественнее мужчины, всё равно, она – вторая по своему бытийному статусу. Согласно библейской книге Бытия, женщина не только происходит от мужа, но и именуется им же: получает главные свои определения от него – так же, кстати, как до этого именовались им животные существа. Да и само имя своё она получает от его имени, запечатлевая в нём его повторение: «будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт.2,23). Дело в том, что во многих языках наименование женщины, происходит от «мужского» корня: в еврейском иш - муж, ишша - женщина (буквально - «из-мужа» или «мужняя»), в английском это mаn и wo-mаn, а также male и fe-male. Примечательно, что первичная человеческая множественность как структура (отец-мать-ребёнок), то есть семья, в своей этимологии напрямую связана с женщиной: сравните фамилия (семья) и female (женщина, самка). Однако сама фамилия уже не как множество, а как признак единства происхождения, прописанный в имени, передаётся по мужскому принципу! Но подчинение женщины мужчине вовсе не рабство, оно не унизительно, как это многим хочется представить. Вообще, подлинное равноправие – спрос и ответ по закону совести – нас ожидает только на Страшном Суде, где «вси во своем чину станут, старии и младии, владыки и князи, девы и священницы; где обрящуся аз?». Соответственно, с мужчин спросится как с мужчин, а с женщин как с женщин. Не дай Бог отречься от своего природного чина и претендовать на чужой!

- Вы часто ссылаетесь на райские события, в реальность которых сейчас почти никто не верит…

Райские события не просто ушедшая в прошлое история, это – ПРОТОИСТОРИЯ, вечно живая мифология и архетипика, базис всей человеческой культуры! Это сакральное время! Сотворение мира и человека, его первые действия и отношения с Богом являют нам такие закономерности, забвение которых просто недопустимо! Почитайте мэтра религиоведения и культурологии Мирчу Элиаде, что он пишет о сакральном времени. Это то, что в жизни человека и общества воспроизводится постоянно: вчера, сегодня, завтра. Мужчина по-прежнему всегда приемлет от Бога благодатное дыхание жизни (Быт. 2,7), так как именно он, а не женщина - более целостное олицетворение единства рода человеческого. Женщина же, напротив, олицетворение его множественности. Она, по-прежнему, всегда происходит от мужа – как образ вторичности и подчинённости элементов его телесного состава, ожидающий от него духовного и личностного руководства. Помните про ребро, из которого произошла первая женщина? Почему это не бедро, к примеру? Ребро по-латински – costa, по-просту, кость! Соответственно, это – этимологический образец всем костям человеческого скелета. Во всех костях – отражение ребра! Кость – самая твердая часть и каркас человеческого тела, но ребро, сверх того – кость особая. Она - основа грудной клетки, физическая защита сердцу и лёгким, т.е. тем органам, которые напрямую связаны с переживаниями и дыханием, а символически связаны с душой и духом! Женщина всегда получает имя от мужа. Один из первых археологов русского языка А.Шишков производил термин «человек» от термина «слово»: в славянских языках человек это цловек и словек, а также словак – т.е. существо, владеющее словом, в отличие от тварей бессловесных – животных. Женщина, хотя и является, без сомнения, существом словесным, но она – в меньшей степени «словек», ибо первое своё слово в раю она не говорит, а… слышит! И безоговорочно подчиняется ему! Потому что это слово - её имя, которое она получает от мужа, именно от него она «оплодотворяется» смыслом существования и становится сама собой. В культурной традиции это закреплено в смене девичьей фамилии на фамилию мужа при замужестве. При этом происходит её «перепосвящение» от рода отца роду мужа. Поэтому нет женщин «ничьих», «самих по себе женщин» (как мальчик в Простоквашино), они всегда кому-либо из мужчин принадлежат: отцу, брату, мужу, сыну. Само название постперестроечной телепередачи «Я сама» - деструктивный нонсенс! Оно вписывается в стратегию разрушения традиции.
Ещё одна очень важная закономерность, которую недооценивают и современная психология, и социология. Женщина более податлива на голос животных чувств и взаимодействий, ибо они - её стихия! В этой стихии весьма затруднено различение «духовных агентов», ведь женщина сотворена во время сна первого человека (Быт2,21-22), когда глаза закрыты. Поэтому она – олицетворение его сонного, «ночного» сознания, т.е., подсознания! Здесь ясные образы восприятия смазаны, зато акцентированы интуитивные впечатления, смутные шорохи и шёпоты. Всем этим и пользуется враг рода человеческого - он искушает мужа не напрямую, а именно через жену, которая «соответствует ему», и потому имеет в его глазах кредит доверия. Но она не способна самостоятельно, без мужчины, организовывать и подчинять животное начало. Как это делал Адам, именуя животных ещё тогда, когда Ева была в его чреслах (Быт2,20)! Первая же попытка её собственного общения с голосом подсознания обречена на провал, потому что в лице змия-искусителя оно замаскировано под равноправное общение сознательных существ. А по сути – это настоящая духовная битва с дьявольскими уловками. Ведь змий – животное, которое, с одной стороны, ассоциируется с мудростью (или всё же с хитростью?), тем более, если он способен говорить, а с другой - воспроизводит образ репродуктивной власти мужа над женой…

- Не слишком ли вольное толкование?

Напомню, что даже мужская репродуктивная клетка чётко повторяет форму змия. Вообще, в индуистской мифологии есть интересные существа – наги (Р.Киплинг не зря в рассказе про мангуста использовал имена Наг и Нагайна). Это змеи с человеческой головой и лицом и, конечно, владеющие речью. Так вот в православной иконографии нередки изображения змия-искусителя именно в форме нага!

Почему мне кажется это важным? Потому, что лукавый использует в своём общении с женщиной атрибуты словесной и телесной власти над нею, как бы «похищенные» у мужа. Это: логические конструкции, в чём она, как раз, не сильна, и… инструмент зачатия, который ещё не актуален, но действует, как смутное «дежа вю», сбивающее с толку! Жена даже не обращает внимания на то, что бессловесное от природы существо обращается к ней с вполне человеческой речью. И речь-то, вроде бы, идёт «о высоком» - о вкушении плодов, которые дают знание (Быт. 3,6)! Но для женщины это знание в обход мужа, а для мужа - в обход Бога! В результате первым «духовным» откровением «от нага» для людей стало сознание собственной наготы. Неудивительно, что последствиями вкушения «плодов знания» для мужчины стал непрестанный труд по добыче земных плодов, а для женщины – труды репродуктивные. И это совершенно четко отображено как в особенностях их физического устроения, так и в соответствующих терминах. Смотрите сами: у мужчины выражен мышечный аппарат, он адаптирован под физический труд и внешнее созидание. Поэтому и само слово «мышца» (mys, греч), мускул (musculus, лат.) идентично слову «мужчина», мужской пол (masculinum, лат.). Женское же устроение, в отличие от мужчины, ориентировано не на тяжёлый физический труд. Не на внешнее созидание, а на внутреннее, физиологическое. Но, ведь, и оно тоже тяжкое бремя – беременность! Поэтому самая сильная и главная её трудовая мышца – матка, орган порождения. Да и само слово «женщина», «жена» привязано к корню «gen», что значит «род», Как в народе называют беременную женщину? Непраздная!! Праздность для женщины – это отдых (или отказ!) от репродуктивных трудов. Соответственно, подлинно женский труд связан именно с рождением! И с семейным сопровождением ребёнка. В общем, киндер, кюхен, кирхе (дети, кухня, церковь). Это – граница женского социума. Ведь, как уже говорилось, семья и есть буквальное продолжение женщины (фамилия-фемелла). А современный социум просто вывернут наизнанку. Когда женщина беременна, рожает или воспитывает ребёнка (то, что в народе именуют декретным отпуском) – вот тогда-то она по-настоящему трудится, а когда выходит на работу, по сути – идёт в отпуск от своей основной, женской, работы. И вступает в неосознанную конкуренцию с мужчинами, потому что действует заведомо на «чужой территории». Современная культура праздной женщины – т.е., бездетной или малодетной, делает её потенциальной революционеркой.

- Давайте вернёмся к вопросу об иерархии.

- Выделим три уровня: природный, социальный и духовный. И на всех этих уровнях традиционные «мужские» роли доминируют. Мужчина – зачинатель жизни, авангард трудовой и социальной деятельности, в том числе – военной и государственной, защитник женщины, семьи и родины, главный участник и толкователь священных событий, основатель религиозных культов. Женщина – всё-таки не зачинатель, но воспроизводитель жизни, психологический и социальный тыл мужчины, хранитель традиции. Весь секрет в том, чтобы это положение второго, подчинённого человека, помощника, оставалось не только природной данностью и не воспринималось как что-то неполноценное, а было сознательным, и культурным, и духовным выбором! Только тогда человеческая жизнь и жизнь всего мира имеет шанс на преображение и продолжение в вечности!
Парадигма, в которой всегда осуществлялась стратегия человеческого существования, называлась патриархальностью, по-гречески - «отценачалием». В монотеистических религиях, почитающих единого Бога, признается, что Он может называться Отцом, но матерью – нет! Исключением являются языческие верования. Но и там богини-матери не являются едиными и главными.

Итак, в традиционной картине мироздания: на небесах - Бог-Отец; на земле глава государства – монарх, который является «социальным» отцом своему народу; в церкви главный епископ – патриарх; внутри семьи тоже есть отец – он её основатель и глава! И все эти роли однозначно принадлежат мужчинам (правда, Бог-Отец не мужчина в привычном понимании, это мужчины носят в себе преимущественное подобие Отца Небесного). Любой из этажей этого здания патриархальности важен. Если какой-то этаж отсутствует или ущемлён, всё строение грозит рухнуть. Классик сказал: «Если нет Бога, всё позволено!» Потому что Бог - главный «этаж» мироздания! Теперь далее - по этажам: об отсутствии патриарха русская церковь скорбела почти 200 лет синодального периода – и эта скорбь была не зря, потому что патриарх, действительно, нужен! Однако, когда вновь появился патриарх, маятник качнулся в другую сторону… сразу пропал царь! А вместе с ним и царство! И вот об этом уже 100 лет почему-то не особенно скорбит ни церковь в лице иерархов, ни простой народ, за малым исключением. Но это нешуточные, просто катастрофические потери! В результате пострадали и вера, и государственное устройство, и конкретные семьи. Потому что мужья-отцы в них перестали быть и монархами, и патриархами, т.е., административными и духовными начальниками. За разрушением же семьи последуют уже непоправимые последствия!

Почему на этом приходится заострять внимание? Потому что если современный мужчина не чувствует и не участвует в реализации этих базовых установок, а современное общество ему в этом, действительно, препятствует, он в изрядной степени теряет себя, изменяет высокой мужской миссии. Ищет, но идет по ложным путям, страдает, маргинализируется, становится обузой для окружающих. Сам себя съедает или оправдывает, объясняя себе, почему не обязан соответствовать призванию и божественному замыслу. Например, соглашается с навязанным представлением: кто больше зарабатывает, тот и прав. И этим слагает с себя и социальные обязательства, и семейные, и духовные.

Что происходит при этом с женщиной? Она начинает играть не свойственную ей роль. Если по прежним правилам женщина должна быть поддержкой мужу и детям, хранительницей домашнего очага, то теперь она всё чаще занимает лидерские позиции по отношению к мужу, а иногда и к целому мужскому коллективу - по роду своей деятельности. Иногда даже женой и матерью она уже не хочет быть! Есть прекрасные аудио-лекции Евгения Авдеенко, посвященные Ветхому Завету. В них он в числе прочего прослеживает историю древней борьбы тёмных сил против патриархата.
Равноправие – насилие и над мужской природой, и над женской.

– Но человек не выбирает, в какое время, в какой социальной среде родиться. Современные женщины не стояли у истоков эмансипации, и что такое патриархат, каковы правила поведения должны быть у мужчины и женщины, многим просто неведомо.

Я ведь говорю не в первую очередь об индивидуальной ответственности, не хочу обвинить каких-то конкретных мужчин или женщин. Естественно, все мы от рождения попадаем в определенные социальные условия. Но кто сегодня формирует их? Есть весьма организованные структуры, которые мы называем «мировой закулисой», и соответствующие политтехнологи, которые форматируют нашу жизнь вовсе не так, как хочется кому-то из нас, да и целому народу. Пусть нам не нравятся манипуляции, которые с нами проводят. Но всё-таки они системно проводятся. И направлены явно против патриархального образа жизни. Один из современных обличителей глобализма Аарон Руссо рассказывал, как в разговоре с ним представитель известного масонского клана прямо сказал: «Эмансипацию придумали мы!». Итак, в таком положении дел не в первую очередь виноваты обычные мужчины и женщины. Это просто условия, с которыми мы вынуждены считаться. Но тем паче мы обязаны считаться с нашей человеческой природой и Божественным замыслом о нас! Получается противоестественная картина. Когда на роль лидеров искусственно выдвинуты женщины, они не могут эту роль играть так органично и естественно, как это всегда делали мужчины. Но мужчины сегодня поставлены на роль «равноправных партнеров» женщин, а порой и вовсе находятся у них в подчинении. И уже сами не претендуют на большее. Христианский же мир всегда ориентировался на правила, которые постулировал апостол Павел – на явное неравноправие полов: «учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление; впрочем, спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием (1 Тим. 2, 11-15). Т.о., некие социальные ограничения для женщин считались даже с духовной точки зрения оправданными. Сейчас, когда эти запреты не выполняются, мы видим насилие и над мужской природой, и над женской.

– В чем же это проявляется?

– Я уже говорил об особенностях характера и сознания мужчин и женщин. У мужчины явно выражен логический тип мышления. Это люди, которые осуществляют анализ чего-либо преимущественно холодным умом, отвергая эмоции. У женщин - другие достоинства. У них хорошо развита интуиция. Женщина чувствует такие подводные течения и скрытые веяния, которые мужчина может не заметить и не учесть. Поэтому женщина способна быть прекрасным консультантом и помощником мужчины, как в Библии об этом и сказано. Тогда все стоит на своих местах. Если же она начинает играть роль руководителя, то ее стихийность, эмоциональность и чувствительность могут доминировать над рассудительностью, и у нее не хватает ресурсов, чтобы принять правильное, взвешенное решение. Мужчина, при этом, наоборот, бросается в сферу второстепенную, ему не свойственную. Становится помощником, как говорится, «на побегушках» у женщины. В результате страдает и семья, и государство, и духовная сторона существования.

Понятие пола упраздняется?

– Сегодня общество устроено так, что мальчики с рождения подпадают под управление женщины: дома чаще они видит маму, в детском саду - воспитательницу, в школе и вузе большинство преподавателей - тоже женщины.

– Это старая проблема. В одном из своих сочинений Крупская писала о том, что детсады были изобретены не для того, чтобы облегчить жизнь семье, а для того, чтобы вытащить ребенка из-под влияния семьи, в т.ч., от религиозного, а также для того, чтобы облегчить участие женщины в жизни общества. С этого, собственно, и начался развал семьи. Нам это не очень заметно, потому что мы и сами родились в советский период, прошли через систему детских садов и школ, где мама не находится рядом с детьми, она лишена возможности их постоянно опекать и воспитывать, так как сама работает. Сегодня дети редко видят своих мам, еще реже видят пап. А кого они чаще всего видят? Воспитателей, учителей, преподавателей, которые, в основном, женщины.

А ведь в дореволюционных учебных заведениях существовала система раздельного обучения мальчиков и девочек. Это было очень правильно, потому что, когда мужчина воспитывается в мужском коллективе, он и воспитывается как мужчина. А девушки воспитываются как девушки. В смешанных коллективах мужские и женские модели поведения начинают усредняться, то есть это модель поведения и не мужская, и не женская. Ясное дело, такое положение вещей рано или поздно начинает вредить самому обществу и каждой конкретной семье. Это говорит о том, что кто-то заинтересован, чтобы наше подрастающее поколение имело шаблонное воспитание, не личностно акцентированное, а матричное, штампованное. Ведь преподаватели-мужчины это люди, которые подходят к вопросам педагогики, скажем так, более изящно, харизматично, задействуют нестандартные схемы подачи материала, могут привлекать неожиданные ассоциации, вдохновенно говорить, задавать вопросы, которые заставляют думать, рассуждать. Конечно, это не значит, что таких же женщин-преподавателей нет. Просто женщины чаще воспроизводят заранее отработанный план, а более творческий стиль подачи учебного материала демонстрируют именно мужчины. В Советском Союзе не распознали угроз последствий революционно-эмансипированного преподавания, а сейчас он дает о себе знать. Мальчиков и девочек объединили, а воспитывать и образовывать поставили женщин. Однако были времена, когда мальчики в определенном возрасте вообще уходили на мужскую половину. Их общение с женщинами строго регламентировалось. Большую часть времени они находились с мужчинами, которые знали, каким образом юношу заинтересовать, как им подать теоретическую часть, как практическую.

– Помимо равноправия полов, на нас обрушивается еще одно бедствие - явление гендера, некоего социального пола. Наверное, это неизбежная следующая ступень после процесса эмансипации?

– Конечно, во многом это последствие такого смешанного воспитания, когда юноши и девушки начинают вести себя «усреднённым» образом: элементы мужской и женской психологии замысловато сочетаются в поведении и тех, и других. Однако до последнего времени нормальная физическая ориентация полов сохранялась. Только последние два-три десятилетия стремительное развитие СМИ как орудий враждебной пропаганды принесло за собой взрыв и обычного разврата, и новоявленных извращений. Так что «цивилизованный мир» хочет их узаконить – перевести из статуса греха и девиантности в разряд социальной нормы. Такой подход распространен в западных странах, впрочем, и нас это тоже коснулось. Но нужно понимать, что данное явление – в первую очередь, в планах закулисных манипуляторов, которые заинтересованы в разрушении патриархальных традиций и семьи. Чтобы их окончательно разрушить, было изобретено понятие гендера - некоего социального пола. В мою голову оно вообще не вмещается. Пол – это просто: либо ты мужчина, либо женщина. Теперь выясняется, что можно быть одновременно и мужчиной, и женщиной, причём, в разных процентных соотношениях! Не удивительно, что варианты гендерной принадлежности быстро умножаются. На данный момент их 58! При этом сама мистика отношений между мужчиной и женщиной упраздняется. Общество, завязанное на множество гендеров, станет обществом абсолютных гуманоидов. Если понятие человечности начинает облекаться в подобные извращённые формы или в формы биотехнологизированные, роботизированные, чем сейчас активно занимается наука, то можно смело сказать, что это сатанинское направление развития общества и современных технологий!

– Что же делать? Как же привести наше общество в нормальное состояние, чтобы не утратить человеческий облик, пол, семью?

Хотелось бы, чтобы люди с традиционными представлениями о нравственности, чести, совести, о семье, смогли бы объединиться и системно отстаивать свои права. Но, к сожалению, все благородные попытки со стороны здоровых сил общества быстро локализуются. Людей легко ссорят по любому поводу, материальные проблемы их обезоруживают, они вынуждены заниматься индивидуальным выживанием, и, в конечном итоге, не остается ресурсов на общую борьбу за нравственные и духовные ценности. Сегодня реалии таковы, что деятельно что-то исправить можно лишь в ситуации общенародного бедствия, например, настоящей войны. В одной из книг политолога Татьяны Грачевой сказано: «У нас тогда что-то может измениться к лучшему, когда звуки рэпа и рока, которые раздаются из каждого окна, сменятся плачем по умершим детям». Когда мы столкнемся с массовыми смертями своих собственных детей, голодом и подлинной разрухой, тогда вспомним пословицу: «Гром не грянет, мужик не перекрестится». А в вялотекущем режиме рассчитывать на то, что нынешнее руководство будет проводить более традиционную политику, не приходится. Мы надеялись на это в течение некоторого времени, но последние лет тридцать стабильно свидетельствуют: традиции не просто не процветают, а деградируют, куда-то улетучиваются. Мы уже не помним, кто такие мужчины и женщины, какой должна быть семья, зачем надо старших почитать, почему трудиться физически это хорошо, что надо жить живой жизнью, а не таращиться в гаджеты, виртуальная жизнь скоро вытеснит настоящую.

– Грустную картину Вы нарисовали, Андрей Алексеевич. Но просветительская деятельность, подобная той, которую проводит ваш центр, все-таки небезрезультатна. Это видно по отзывам, которые оставляют слушатели лекций.

– Действительно, лекционная деятельность, которую мы проводим, может сделать много хорошего, но она далека от тех масштабов, которые требуются. Работа среди молодежи крайне важна, хотя бы потому, что наши постулаты кто-то все равно для себя уяснит и запомнит, даже если на сегодняшний момент они могут казаться неактуальными. Рано или поздно наши идеи дадут свои всходы, потому что они проверены временем. Но правильнее было бы, чтобы в этом же направлении работало государство.

– Курс «Семьеведение» не первый год пытаются ввести в систему образования, хотя в некоторых регионах уже существует практика его преподавания.

– Это капля в море на фоне того агрессивного и безнравственного информационного пространства, в которое мы сегодня включены. Да ещё надо отслеживать, что за «семьеведение» нам может предложить официальное образование. Негативные последствия, которые мы имеем вокруг себя, зашкаливают и они обусловливают поведение людей. Недавно я был свидетелем одной симптоматичной сцены в учебном заведении. Молодой человек опоздал на занятие. На вопрос преподавателя «почему?», он на полном серьезе ответил, что лег спать около четырех часов утра, так как ждал прямую трансляцию очередного рэп-баттла и ему суперважно было посмотреть его в числе первых 40-тысяч. Создается система искусственных маразматических ценностей, в т.ч., через соцсети (лайки, репосты, премии за просмотры) и жесткая привязка к интернету как повседневному социальному поводку.

– Куда же мы идем? К матриархату, к диктатуре гендерной идеологии?

– Классический матриархат был характерен для языческого периода жизни человечества, но, по меньшей мере, матриархат предполагал широкую включенность человека в природу. Теперь у нас, однозначно, не патриархат, но… и не матриархат. У нас – глобализация! Впрочем, глобализацию вполне можно определить и как технократический матриархат. Во-первых, язычество активно реанимируется в форме социальных фетишей, это нео-язычество. Во-вторых, потому, что все аспекты современной жизни: и биологический, и социальный, и даже вопросы совести – стремительно привязываются к вездесущей технократической матрице. Которая, как Большая Мать Мира, включит нас в свою всепожирающую утробу. Всё идет к тому, чтобы наше общество в масштабах всей планеты было управляемым и контролируемым, это предполагает сворачивание всех государственных суверенитетов, объединение религий, а также – трансформацию самого человека. Этому посвящены и новейшие научные разработки, и очередные нововведения в законодательстве, касающиеся электронизации систем управления государством, всеми ведомствами и… гражданами, т.е. собственно людьми. Нас ожидают перспективы цифровизации, биометризации и чипизации населения. Все это прописано, к сожалению, в наших стратегиях, которые принимаются на уровне правительства. Например, международный общественно-политический форсайт-проект «Детство-2030» или «Россия-2045». В них разработан пошаговый сценарий, который включает в себя, в частности, переход на чипизацию детей «для связи с глобальными информационно-управляющими сетями», генную модификацию человека с целью повышения его способностей, а также упразднение традиционной семьи. Таким образом, наше общество будет ни матриархальным, ни патриархальным, а гуманоидным, т.е., будет расчеловеченное общество, где мыслить и чувствовать люди по-человечески уже не смогут. Это будет общество трансгуманизма. Если же трансгуманизм предполагает кибернетизацию самого человека, то и демонтаж традиционной семьи неизбежен. Уже сейчас понятно, что теория гендера естественно повлечёт за сбой и увеличение «вариантов семьи», они будут ветвиться и множиться. Под семьей будут пониматся такие коллективы и сожительства, которые раньше нельзя было назвать семьей. Однополые браки, которые узаконены в ряде западных стран, – только начало этого процесса расчеловечевания. Где-то уже и педофилию хотят узаконить, если она «по согласию». «Окно Овертона» этих явлений уже запущено по всему миру, и Россия здесь не исключение.

- Что же делать?

– Но жизнь продолжается, будем исходить из того, что имеем сегодня. Что же делать? Есть немалый процент молодых людей, желающих иметь семью, детей, даже несмотря на то, что девушки уже испорчены воспитанием, эмансипацией.

– Да и юноши отравлены феминизацией. Они не понимают, что мужчина определяет будущую жизнь своей невесты и семьи, и что если молодой человек женится на девушке, то он должен взять ее под свое покровительство. Если он этого не понимает, то он, по большому счету, и не мужчина. Если думает, что вот они поженятся, будут жить на ее жилплощади, она будет его содержать или родители, а он потихонечку будет помогать, значит, он уже сдал свои мужские позиции. А часто так и бывает, пусть не в такой грубой форме. Теперь этому способствуют наши социально-экономические условия и либеральная мораль. Но традиционным и правильным является положение, когда формированием будущего семейного очага занимаются сами молодожены, и, в первую очередь, именно мужчина - как глава семьи.

Судьба каждой семьи – горнило испытаний. Так было и раньше, но теперь, находясь в агрессивных, откровенно антисемейных, окружающих условиях и вступая на тропу таинственных супружеских отношений без подсказки традиционного воспитания и прежнего жизненного уклада, молодожёны сталкиваются с такими сложностями, к которым заведомо не готовы. Не умеют распределять полномочия, признавать авторитет другого и субординацию в разных вопросах, не умеют мириться, признавать свои недостатки, терпеть чужие, просить друг у друга прощения. Не владея искусством прерывания жарких споров, могут придти не только к разводу, но и к более печальным последствиям! Здесь большую роль играют воцерковление и молитва. Если люди ведут духовную жизнь и просят Бога помочь им на путях любви друг ко другу, рождения и воспитания детей, тогда Он Сам помогает! Другое дело, это не всегда бывает заметно, кажется, что это какие-то случайные события.

Но бывает и по-другому. Допустим, возникли трудности и в социальном, и в психологическом плане. При этом уныние особенно захлестывает женщину как более эмоциональную натуру. Но если женщина претендует на лидерство в семье, то это значит, что уныние захлестывает всю семью - она транслирует свое состояние на всех. Мужской характер лучше справится с подобной ситуацией. Вот, кстати, наблюдение. Мужчина легче отделяет внешние отношения, профессиональную деятельность от повседневной семейной жизни, сохраняет более-менее ровное поведение даже при наличии больших проблем и при наличии больших денег, и высокого социального статуса. Женщине же в аналогичных условиях тяжело вести себя ровно, скромно, недеспотично в отношении членов своей семьи. С ней чаще происходит «инфляция личности», как говорят психологи, на почве отождествления себя со своим социальным статусом. Потому что женский характер «не заточен» под идею власти. А «заточен» под идею помощи, заботы, отстраивания тылов. Большим руководителем женщине, откровенно говоря, быть вредно!

– Многие женщины, особенно на государственных постах, с Вами не согласятся.

– Поймите, в чем дело: исключения были, есть и будут. Существуют женщины, которые ведут себя достойнее мужчин и во власти, и в семье. Речь - о глубинных предпосылках, а, следовательно, и об общественных приоритетах, о тех моделях, на которые должно делать ставку в государственном, культурном и общенациональном масштабе. Если мы будем ориентировать женщин на руководство, то это - однозначно неправильная ставка.
Сегодня широко распространен вариант – когда женщина, даже сельского происхождения, чувствует просторы адаптации в урбанистическом обществе, где тяжёлый «мужской» труд не в престиже, а в престиже предпринимательство. Она быстро адаптируется под торговлю или производство какой-нибудь востребованной белиберды. И, зарабатывая значительно больше мужа, умного, квалифицированного, но невостребованного специалиста, начинает злоупотреблять своим положением, считать, что может самостоятельно принимать важные семейные решения. А мужчина по умолчанию пристраивается «под каблук». Так не должно быть!

Правила, которые постулировал апостол Павел, до сих пор не упразднились. Вспомните Гошу, главного героя фильма «Москва слезам не верит». Он очаровал зрителя не только оригинальностью и интеллектом, но и «мужской харизмой», т.е., традиционным образом поведения. На эмоциональный женский ультиматум он спокойно, но твёрдо ответил: «Если ты еще раз заговоришь со мной в таком тоне, я больше сюда никогда не приду, на том простом основании, что я – мужчина, и все всегда буду решать сам». В этих словах не было противоестественного пафоса, потому что такова правда, которая живёт у нас «в спинном мозге»… Представьте, если женщина так же скажет: «я женщина, и все всегда буду решать сама», - будет звучать смешно и нелепо! Потому что женщина по определению помощница, и ничего «сама» решать не должна. Так вот этот интеллектуальный и психологически доминирующий слесарь Гоша получил шок и просто сбежал от любимой женщины, когда узнал, что она - директор завода! Посчитав, что в условиях несоответствия семейного и внешне-социального статуса взаимопонимания с ней не будет. И только те её действия, которые подтвердили принятие ею своей женской роли, привели к воссоединению.

Кроме всего прочего, надо понимать, что и дети, воспитанные в семьях, где мамы главенствуют, получают ложные ориентиры. Сыновья выберут себе в жёны командирш. Кроткие женщины им будут просто неинтересны. Дочери, видя пример матери, будут считать, что это некая широко распространенная норма. И искать себе мужа по такому же принципу: отец слушался мать, значит, и муж меня должен слушаться! Но к этому вопросу надо относиться как-то мудрее. Если мужчина не согласен слушаться женщину, это вовсе не значит, что он ее не любит. Может быть, как раз наоборот – любит, и именно это побуждает его к тому, чтобы руководить ею, заботься о ней и брать за нее ответственность на себя.

– И все-таки, что значит быть главой семьи?

– Это значит определять основные смыслы существования данной конкретной семьи, жизненные устремления, позиции и проводить их в жизнь. Не только теоретически формулировать эти смыслы и грамотно разъяснять членам семьи в меру понимания каждого, но иметь волю и способности для их осуществления. Ведь бывает, мужчина правильно формулирует стратегию, но практическим осуществлением занимается не он, а супруга. Причем, тихонько, по-партизански, присваивая себе право решающего голоса. А ведь это вне зависимости от временного результата ослабляет общее влияние мужа и отца на семью, понижает его авторитет, нарушает нормальный уклад.

Таким образом, глава семьи – это однозначно мужчина, который не просто определяет смыслы существования своей семьи, но еще и может их провести в жизнь и проконтролировать. Отцовское начало в семье – это проявленная воля в действии, и главное – личная ответственность за эти действия.

 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.