СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

«Патриотом» можешь ты не быть…

12 июня 2019 г.

Владимир Семенко. "Аминь.су"

Нам уже не раз приходилось писать о качестве и печальных перспективах современной российской «патриотики», что официальной, что, так сказать, «независимой», и не стоило бы снова трогать эту больную тему. Однако есть ситуации, когда приходится менять собственные планы, когда промолчать невозможно. В данном случае – это так называемое «дело Каклюгина». О том, кто такой Николай Каклюгин , широкая публика не знает. Она знает проплаченных западными фондами либеральных грантоедов, хорошо знает скандальных псевдомузыкантов, раздевающихся на сцене, любящих детей «режиссеров» с извращенным сознанием и всех телевизионных шлюх. Но кто такой Каклюгин, она не знает. «Патриоты» уверены, что во всем виноваты, естественно, либералы, ни в малейшей степени не задумываясь о самих себе. Об этом мы еще скажем.

 

Для начала напомним фактуру и контекст. Каклюгин занимался темой сект и наркоманов. Но не отдельно друг от друга, а в тесной связи. При этом не общими рассуждениями, а конкретными расследованиями, на что не всякий решится. В своих расследованиях он показывал, как программы «реабилитации» наркоманов на самом деле служат вовлечению их в структуры сектантского типа, где они становятся бесплатной армией, которую можно использовать для разных целей, в том числе и политических. Эта тема является не просто актуальной, но сверхактуальной, можно сказать, животрепещущей, в том числе и с точки зрения политических процессов на постсоветском пространстве, яркой иллюстрацией чего является киевский Майдан и не только он.

Если человек занимается расследованиями, он по определению работает со спецслужбами, получая от них информацию на тех или иных условиях, надеясь на прикрытие с их стороны. И, как правило, в какой-то момент становится жертвой той большой игры, которой, в силу своей неполной информированности, до конца не понимает. Практически все истории журналистов, а также членов других профессиональных сообществ, которые занимались расследованиями в нашей стране и не только в ней, наглядно демонстрируют очевидный факт: игры со «спецами» до хорошего не доводят. Но тогда вообще неясно, как заниматься расследованиями. В этом смысле любой, кто на это решается, не может строить иллюзий и просто обязан понимать: такая «работа», да еще с «патриотических» позиций – это в лучшем случае «русская рулетка», а скорее всего дорога в один конец. Когда на это идут профессионалы, оно понятно и не обсуждается. Людей «штатских» всегда как-то особенно жаль. Но это, как говорится, лирическое отступление.

Каклюгина «закрыли» по классической схеме, отработанной на диссидентах еще с советских времен – подбросили наркотики, причем следствие даже не особенно заботилось о корректности и строгом соблюдении процессуальных норм. С нашей точки зрения это – косвенное свидетельство того, что доводить дело до суда не входило в планы заказчиков.

Николай успел выпустить свой фильм с материалами расследования незадолго до этой «подставы», с чем и связывают провокацию против него. Думаем, однако, что это не вполне так. Это лишь, так сказать, частная причина. Совершенно понятно, что тема, которой занимался Каклюгин, напрямую касается подготовки в России «цветной революции», кадры для которой по отработанной в других государствах технологии и готовились в тех сектантских и квазисектантских структурах, под фактическим прикрытием госорганов РФ, которых коснулся он в своем фильме и в своих публикациях. А «час Х» все ближе. Недавнюю репетицию российского Майдана мы наблюдали в Екатеринбурге. В этом свете расследования не вполне системного, наивно-патриотически настроенного и достаточно упорного человека стояли у весьма высоких политтехнологов как кость в горле.

Каклюгин не раз уже повторил, что считает главным заказчиком явно сфабрикованного дела против него главу НАС (Национального антинаркотического союза) некоего Никиту Лушникова. Думается, однако, что это опять же не вполне так. Совершенно понятно, что, безжалостная прямолинейность и какая-то неотменимость запущенного в отношении него процесса, при полном игнорировании всяких законных норм и требований, может управляться лишь с самого верха т.н. «власти». Никакой Лушников не управляет Следственным комитетом и МВД. «Я милого узнаю по походке»; в событиях вокруг Каклюгина отчетливо ощущается железно-прямолинейная логика Его величества Приказа.

Думается, подоплека «заказа» против Каклюгина очевидна. Николай столько раз повторил, что главный заказчик дела против него – глава НАС Лушников, что нужно быть совсем несообразительным, чтобы не понять: понимая, что теперь его вряд ли освободят, он просто готовится к открытому судебному процессу (а закрывать процесс по такому простому делу нет никаких законных оснований), в ходе которого готовится назвать имена реальных заказчиков – тех очень высоких, наделенных властными полномочиями покровителей Лушникова, которые замешаны в далеко идущих сектантско-наркотических играх и причастны к реальным терминалам управления связанными с этой темой политическими процессами. Понятно, что доводить такого «клиента» до суда, с точки зрения этих заказчиков, никак нельзя. Вот почему мы считаем, что версия отца Каклюгина о том, что его могут убить в тюремной больнице, вполне вероятна. Мы, правда, надеемся, что, как грамотный и опытный человек, Николай подстраховался, и в случае его неожиданной смерти сенсация всплывет где-то в не менее неожиданном месте, но кто его знает, может и не всплывет. Хотя, зная авантюрный характер нарколога, мы все-таки больше склоняемся к тому, что что-то подобное вполне может случиться. Однако, учитывая необычайное падение уровня профессионализма буквально во всех сферах нашей жизни, вполне возможно, что даже очень серьезные игроки не мыслят столь «сложно», и эта простая мысль не придет в голову даже таким серьезным заказчикам.

Но это, так сказать, о серьезных материях, связанных с фактурой и контекстом событий. Мы бы, повторяем, не стали трогать эту тему, если бы не вопиющая беспомощность так называемых «патриотов», которыми, вне зависимости от всяких второстепенных частностей, Каклюгин должен восприниматься как свой человек, уже только поэтому нуждающийся в их защите, как попавший в беду, причина которой – его честная профессиональная работа. Сейчас уже все, кому не лень, сравнивают очень масштабную и прекрасно организованную медиакампанию по защите либерального блогера, сотрудника «Медузы» Ивана Голунова и то, что происходит, точнее не происходит в медийном пространстве вокруг Каклюгина. Сравнение, естественно, не в пользу «патриотов». Либеральное медиасообщество защищает «своих» по отработанной системе, совсем не стремясь демонстрировать лояльность по отношению к т.н. «власти» и разговаривая с госчиновниками всех уровней как «власть имеющие», реализуя самочинно восхищенное право. Оно умеет гнать информационную волну, когда однотипные публикации выходят в десятках известных, раскрученных изданий, грамотно поднимать скандал и привлекать к нему внимание, забывать о внутренних разногласиях, когда возникает необходимость в демонстрации сплоченности по отношению к гнету «государства» и общего мировоззренческого, идеологического единства. Словом, по всем внешним признакам проявлять себя как гражданское общество. В этом сегодняшние либералы (точнее, те, кого мы по привычке именуем этим не вполне адекватным словом) продолжают традиции диссидентской субкультуры еще советских времен. Сахаров и Солженицын, оо. Александр Мень и Димитрий Дудко, православные и униаты, коммунисты-ревизионисты и монархисты могли сколь угодно жестко полемизировать внутри сообщества, но вступать в союз с властями против своих оппонентов, не поддерживать гонимых «режимом», даже если это твои заклятые идеологические враги – считалось неприличным, абсолютно не рукопожатным; те, кто так поступал (когда это становилось известным) сразу же изгонялись из «приличного общества». Впрочем, инакомыслящие советских времен с точки зрения гражданской этики не идут ни в какое сравнение с дореволюционной интеллигенцией, где подобного рода вещи (которые, конечно, всегда были) преследовались «средой» гораздо жестче. Можно сколько угодно (и во многом справедливо) проклинать эту интеллигентскую этику, помогавшую подтачивать монархию, но какая-то была во всем этом сермяжная правда…

Сегодня картина совсем иная. Идеологическое противостояние в современном российском обществе лишено каких-либо сдерживающих моральных принципов. Однако в том, что касается защиты «своих», так называемые либералы демонстрируют хорошую выучку и способность противостоять беспределу властей (в полной мере распространяя эту способность и на такие ситуации, в которых те или иные представители «власти» действуют порой обоснованно). Почему это так у них и почему это не так у «патриотов»? Не потому ли, что последние никак не избавятся от родовых пятен «верноподданничества», никак не научатся проявлять себя как гражданское общество, действовать как самостоятельная гражданская, общественная сила, а не придаток «власти»? В ситуации, когда правящие «верхи» (которые, конечно, неоднородны) ведут себя, говоря мягко, более чем двусмысленно и, скажем так, не вполне «патриотично», такая особенность становится абсолютно гибельной. «Патриоты», сколько бы они не обличали государство, всегда в глубине души живут одной, главной надеждой: «власть», наконец, прозреет и нас услышит, повернется к нам лицом (они «там, наверху» ведь просто не понимают того счастья, что у них есть такие верноподданные, как мы), Путин выгонит либералов, сформирует патриотическое правительство, и тогда Россия семимильными шагами начнет возрождаться. Мы, конечно, несколько утрируем, но в принципе доминирующий тренд «патриотики» именно таков. Он действует и во всех частных случаях. Поэтому когда те или иные представители т.н. «государства» бывают по тем или иным причинам далеки от того, чтобы проявлять патриотизм, несчастные «патриоты» оказываются в фундаментальном, беспросветном тупике, из которого не видно выхода.

Это типичное проявление суррогатного монархизма, унаследованного от прежних поколений монархического сознания, однако в форме полного вырожденчества. Никакой другой парадигмы действий, кроме как чего-то просить у государства, «патриоты» не знают. Альтернатива «верноподданничеству» видится им лишь в революционном хаосе; средний путь массового гражданского действия, гражданского неповиновения никак не постигается и с порога отвергается ими, в результате чего поле гражданского общества заведомо отдается в руки проклинаемых либералов. Но тогда чего же стенать по поводу двойных стандартов этих последних («своих защищают, а наших нет»)? Вы же согласны с тем, что это враги? Ну так наши враги ведут с нами войну. А на войне как на войне, чему же тут удивляться?

Эти смешные стенания бывают настолько выразительны, что не можем не процитировать: «В чем же проблема, господин Федотов? В чем же дело, херр Навальный? Как же так, мистер Познер? И как всё это понимать, товарищи Венедиктов, Собчак и Афанасьева! Вы все, господа, за «своих» боретесь, или за Правду? Или за правду для своих?» Мне вот всегда бывает интересно: откуда берутся такие люди? Неужели автор не знает ответа? Сидя в окопе и отстреливаясь от врагов, обижаться на тех, что у них двойные стандарты? И самого себя при этом считать адекватным?? Или это у него риторический прием такой?

Более всего умиляет эта обида. Надо же, Каклюгин боролся с сектами, а родимая РПЦ не проявляет никакой прыти в его защите. Вон даже г-н Легойда сказал нечто про «ихнего» Голунова, а про «нашего» Каклюгина – полный молчок. А ведь он же наш, он за Россию, за Церковь. В этом посыле правильно все, кроме главного – произвольного допущения, что с «той» стороны властной вертикали, будь то светской или церковной, находятся люди, по определению «наши» и патриотичные. Вера «патриотов» в патриотичность «нашего» государства – это песня. Не знаю, как сказать приличнее. В стране доминирует сугубо «либеральный» тренд, причем абсолютно во всех областях жизни. Извращенцы и кощунники «рулят» в культуре – а мы верим в «патриотическое» государство. В антисоциальных реформах с простого народа сдирают последнюю шкуру – а мы все еще верим в «патриотическое» государство. Российские финансы, да и вся экономика полностью зависят от ненавидящих Россию мировых финансовых воротил – а мы продолжаем верить в «патриотическое» государство. Породившая такие надежды «русская весна», по сути, слита в песок, а главные пассионарии, лидеры Новороссии убиты при, скажем так, полной неспособности и нежелании наших властных мужей их защитить – а мы, с какой-то упорной безнадежностью (или безнадежным упорством), по-прежнему верим в «патриотическое» государство. А иначе – во что же еще верить? Неужели в то, что русский народ существует и вовсе не есть то быдло, каковым его весьма часто считают оборзевшие чиновники всех уровней? Есть немало случаев, когда наивных и искренних, хотя порой и ошибавшихся, патриотов, стопроцентно (это надо подчеркнуть) лояльных по отношению к «власти», до последнего веривших, что эта самая «власть» когда надо их прикроет, в итоге «закрывали» столь же откровенно и цинично, как Каклюгина – а мы упорно живем нашей верой в «наше патриотическое государство». Если Николай в итоге все же выйдет из тюрьмы (чего мы ему искренне желаем), надо думать, он избавится от этой абсолютно иррациональной веры. Но чего стоит такое прозрение!

Неужели автор цитированной нами статьи настолько несмел, что даже в страшном сне не может предположить очевидное: так называемые «либералы» и те довольно высокие церковные и светские чиновники, что никак не желают или не могут защитить наших искренних и наивных подвижников на ниве «патриотизма», а также продажная репрессивная машина т.н. «государства», которая их прессует, вместо того, чтобы защищать, вкупе с продажной либеральной прессой – части единого целого?! (Это отнюдь не противоречит тому, что мы сказали выше о подготовке «цветной революции» в России. Все режимы, свергнутые в результате таких революций, отнюдь не были какими-то отвязанными врагами глобалистов, но все равно были заменены на еще более лояльные). Можно ли представить большее саморазоблачение, собственноручное признание в политической и гражданской импотенции, чем обида на либеральные СМИ, которые не желают замечать, как страдают «наши» (ведь не меньше чем «ихние»!) после того, как надежда на патриотическое государство, похоже, потерпела фиаско! Если Кремль и Старая площадь не могут или не хотят нас защитить (а мы ведь за государство!), так может, хоть «Эхо Москвы» расстарается?..

Нет, дорогие господа и товарищи (запутался я уже, кто из вас кто)! Пока мы не станем гражданами, не научимся разговаривать с т.н. «государством» как власть имеющие (кстати, реализуя ключевой пункт действующей Конституции), в лучшем случае останемся на маргинальной обочине, а то и просто сгинем из истории и не сможем жаловаться, что мы этого не заслужили. Против чего и за что бы мы не боролись (будь то цифровизация, строительство новых храмов, всякие безобразия в культуре или социальные права), мы ничего не достигнем, если не научимся искусству политической борьбы, не станем разговаривать с т.н. «властью» с позиций не «вероподданного» холуйства, а ответственной гражданственности.

Прежде чем писать эту статью, я поговорил с несколькими знакомыми из «патриотической» тусовки, причем, именно православно-патриотической (в просторечии ППД). Общий смысл сказанного сводился к совершенно очевидным вещам: необходимости системной кампании, когда кто-то (пусть даже в личном плане не вполне симпатичный кому-то из нас) попал в столь острую и угрожающую ситуацию. Не отдельные публикации в отдельных ресурсах, а информационная волна, когда однотипные материалы выходят везде, где только можно. В «Национальный медиасоюз» формально входят десятки разных информационных ресурсов, где их конкретное участие? Не просительная поза по отношению к начальству, а цепь одиночных пикетов через каждые 50 метров по всему пространству вблизи СК и других органов родимой «власти». (С угрозой массовых акций). Не стенания, а грозные и полные внутреннего гражданского достоинства требования. Не мольбы, а грамотное системное давление. Не маргинальное тявканье с заведомой обочины, а умение привлечь на свою сторону хотя бы некоторые из элитных кланов, использовав противоречия между ними и другими кланами. Противоречия интересов, а вы что подумали? Все, как у «них». Не можем? Тогда зачем мы вообще существуем, зачем играем в политику?

Вместо всей этой совершенно очевидной и естественной линии поведения наши «патриоты» продолжают с замиранием сердца ловить каждый вздох, каждый намек «начальства»: вдруг оно, наконец, нас услышит? Вдруг произойдет это чаемое чудо? И обижаемся на «них» за их двойные стандарты. И еще надеемся на то, что «хайп, поднятый вокруг дела Голунова, наконец-то обратит внимание общественности, власти, правозащитников и руководства правоохранительных органов на “дело Каклюгина”». Надо полагать, под «общественностью» имеется в виду кто угодно, только не ППД? А под «правозащиниками» те самые ненавидимые либералы? Или у нас есть свои? Ну а надежда на «власть» и «правоохранительные органы» (которые вообще-то и упрятали за решетку несчастного активиста) – это для нас дело привычное, куда ж без этого?..

Не стану цитировать ответы, которые я услышал от уважаемых коллег, как и, естественно, называть имена. Люди-то все хорошие… В общем, ответы были такими, что ничего лучшего, кроме этой весьма сдержанной статьи, в голову, увы, не пришло…

Источник: 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.