СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Почему наши дети становятся «добровольцами» Исламского государства?

09 февраля 2017 г.

Кондратьев Ф.В. доктор медицинских наук, профессор, судебно-психиатрический эксперт высшей квалификационной категории

Казалось бы, мрачный имидж: террористическая организация, несущая массовые убийства и разрушения многовековых культурных ценностей, и не просто убийства и разрушения, а публичная демонстрация и даже смакование этих мерзостей. Всё это, конечно, несовместимо с представлениями о цивилизованном XXI веке. И вместе с тем, именно эта организация привлекает высокообразованных молодых людей разного происхождения со всего мира.

 

Каждый месяц, по данным американских спецслужб, к организации присоединяется не менее 1000 иностранных добровольцев из 80 стран мира, в том числе Франции, США, Канады, Марокко, Германии, Российской Федерации. На стороне группировки уже воюет 4-5 тысяч русскоязычных боевиков. Некоторые из них привезли с собой семьи, для их детей организуются специальные религиозные школы. ИГИЛ в целях «идеологической подготовки» устраивает для детей тренировки, на которых их обучают убивать пленных.

Как всё это понять?!

Просто так, на основе здравой логики общей психологии понять нельзя. Понять можно только по аналогии с чем-то подобным. Такое подобное я нашел в материалах изучения практики деятельности так называемых тоталитарных псевдорелигиозных сект, с которыми имел дело в рамках выполнения специального раздела Федеральной целевой программы усиления борьбы с преступностью, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации № 600 от 17 мая 1996 года.

Почему можно говорить именно о псевдорелигиозной организации? Во-первых, ИГ утверждает, что в основе её деятельности религия – ислам, но, во-вторых, их «ислам» также далек от истинного ислама как иеговизм от христианства – только некоторая общность в лексике. Вместе с тем, психотехнологии воздействия на личность, несомненно, у ИГ такая же, как у всех тоталитарных псевдорелигиозных культов – это то, что на бытовом языке называется «зомбированием».

Наверное, все знают, что обозначает это слово, однако ему нередко придается мистический оттенок, что не позволяло ввести его в лексикон научной терминологии. Однако фактов, когда на личность оказывается особое психологическое воздействие, и она становится зависимой от воли индукторов, довольно много в судебно-психиатрической практике: в таком состоянии совершаются опасные действия (в частности, террористические акции шахидов), или же причиняется существенный моральный или физический ущерб, в том числе и самому «зазомбированному». Именно необходимость научного подхода к этому явлению привела к его тщательному изучению, в результате чего возникло и его научное определение – антропогенное зависимое расстройство личности. Выяснены и обстоятельства, способствующие развитию такой зависимости. Это, в первую очередь само желание личности найти разрешение своей какой-то (может быть и не совсем осознаваемой) психологической проблемы – без этого невозможно какое-либо внедрение чужой воли в самоопределение личности для формирования у неё зависимого расстройства.

Предпосылками, «почвой» внедрения чужой воли в самосознание будущей антропогенно зависимой личности может быть широкий спектр личностных проблем. Их выяснение является начальной, обязательной частью процесса вербовки. А далее уже проще: применяется хорошо отработанная психотехнология три D (deception, dependency, dread - обман, зависимость, страх). DDD технология соответственно включает в себя сокрытие действительных целей культа, камуфлирование первоначальной "бомбардировкой любовью" последующей жесткой эксплуатации, подавление собственной личности с полным подчинением руководству организации и страх как главный инструмент манипулирования, основанный на постоянно поддерживаемом чувстве ответственности перед «богом».

Какое же первое D у ИГ? Первым, несомненно, является позиционирование ИГ как новой священной организацией, которую создал сам Аллах, глядя на современный мир, изгаженный христианской цивилизацией. Этот греховный мир должен быть уничтожен до основания без возможности какого-либо возрождения. Уничтожен как можно скорее, иначе будет поздно и Зло может победить. Видя такое благое намерение ИГ мировое Зло пытается, особенно через СМИ, всячески очернить ИГ, но всё плохое об ИГ – это преднамеренная клевета. Каждый человек, который готов бороться с этим мировым Злом, является истинным служителем Аллаха и будет вознагражден Им в вечном раю. Сейчас же Аллаху нужны верные воины, и ты (обращение к вербуемому) являешься именно таким, Аллах тебя возлюбил и доверяет тебе, Он будет тебя охранять, а если ты пожертвуешь жизнью своей во имя Его, то примет тебя в свое ближайшее окружение на небе.

К числу общих факторов риска оказаться «зазомбированным» относятся такие характерологические черты, как повышенная внушаемость, ведомость, пассивность, своеобразие типа мышления (магическое, пралогическое). Вербовка в неокульт облегчается при развившемся невротическом состоянии в результате психологического надлома, потери смысловых ориентаций, неуверенности в завтрашнем дне, духовной опустошенности, чувства одиночества и ненужности, непонимания в семье и других конфликтных, психотравмирующих, фрустирующих обстоятельств.

В противоположность этому самостоятельность, лидерство, стеничность, достаточная личностная защищенность от навязываемых изменений сложившихся смыслов жизни, социальных ориентаций и т.д. являются теми личностными свойствами, которые могут остановить человека, даже если он уже начал проявлять интерес к деятельности какого-либо нового культа.

В мотивационной сфере предпосылками интереса к учению, казалось бы, высокодуховного неокульта и факторами риска вовлечения в его деятельность являются ориентации на глобальные макросоциальные ценности в сочетании с такими социально-психологическими особенностями личности, как неудовлетворенность бездуховной жизнью окружающего сообщества, протест против поп-культуры, жажда познания, поиск истины, потребность в социальном самоутверждении. Личностная самостоятельность, ориентированная на такие ценности, может предопределить легкость присоединения к "новой религии", но эта же личностная особенность способна помешать формированию синдрома зависимости и помочь быстро выйти из неокульта при возникшем сомнении в его "божественности".

Уместно также отметить, что вечная проблема "отцов и детей" в случаях, когда родители оказывают постоянное психологическое давление и не способны эмоционально поддержать молодого человека в его проблемных ситуациях, когда они упустили возможность (или были не способны) заложить его духовный фундамент, формируется мотивация вступления в контакт со "слушающими и понимающими людьми", способными дать ориентиры в жизни. Именно такими представляются вербовщики в неокульты.

Как отмечалось, первостепенная, основная забота индукторов является найти то слабое место в личности, которое можно использовать как плацдармом для дальнейшего внедрения в личность. Среди другого, в настоящее время появилась возможность узнать об интересах личности на основании запросов, которые она делает в интернете. Для специалистов уже не составляет труда получить информацию о том, интересуется ли пользователь интернета, например, сексом или духовными смыслами, и, соответственно, в социальных сетях подложить интересующий его материл. Создается тренд наполнения информационной потребности личности. А там уже не далеко до предложений встречи с единомышленниками, а, стало быть, и возможности непосредственной психологической обработки для развития антропогенной зависимости.

Конечно, ФСБ должно активно выискивать и ликвидировать источники информационно-идеологической деструктивной обработки личности, необходимо при этом знать, что эти источники имеют хорошую кибермаскировку.

«Детоксикация» личности от воспринятой ей идеологического яда – дело особой деликатности. Здесь нельзя форсировать, это может привести к обратному, личность «закрывается» и ничего критического в отношении идеологии неокульта и своего поведения просто не будет воспринимать. В тактике «детоксикации» также первостепенным является нахождение плацдарма для внедрения в самосознания, и уже потом подводить личность к критической самооценке, и при этом так, чтобы ей казалось, что она сама поняла абсурдность своего увлечения неокультом. После этого уже последующий диалог будет продуктивно-реабилитационным.

Следует отдельно сказать, что при возникновении определенных психических расстройств может развиться психопатологическая мотивация присоединения к квазирелигиозным культам. Однако это специальный разговор. Здесь и меры профилактики, и методология ресоциализации иные – это проблема психиатров. В случаях, когда возникают юридически сопряженные ситуации, может возникнуть необходимость проведения судебно-психиатрической экспертизы для решения вопроса о вменяемости, дееспособности или сделкоспособности.

Источник:        
  


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.