СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Последний герой Союза

23 апреля 2017 г.

Ольга Егорова . "Спецназ России"

Ветеран войны в Афганистане, потерявший ноги, но вернувшийся в строй. Герой Советского Союза — по факту последний, получивший высшую награду в канун гибели Советского Союза. Ныне, с 2016 года — монах… Валерий Бурков, ставший отцом Киприаном.

Как ни странно звучит, Бурков не сокрушался, что остался без ног. Рассказывал об этом попросту: «Никогда никому не говорил, мол, я несчастненький, без ноженек. Как случилось, так случилось. Я знал, что буду и дальше летать. И читал медсестрам стихи, когда лежал в госпитале — проверял, буду ли нравиться девчатам. Женат-то еще не был тогда. Так вот ко мне потом эти медсестрички приезжали, когда я уже на службу вышел. Ноги были совершенно ни при чем. Знаете, ноги свои я ощущаю до сих пор — даже пальчиками могу шевелить, чувствую их. А их нет. Я первое время падал с кровати по утрам — чувствовал ноги и хотел на них встать, забывал, что их нет».

 

После года, проведенного в госпитале, Валерий Анатольевич вернулся в строй. Попросил командование помочь остаться в армии. И остался. Тринадцать лет после ранения еще служил, летал и прыгал с парашютом. Такое решение было принято в порядке исключения, потому что оставлять в армии таких, как он, не положено.

Из письма главкому ВВС: «После излечения в госпитале по личной просьбе майора Буркова В. А. и ходатайству Управления кадров ВВС, признать годным к службе вне строя в мирное время, ограниченно годным первой степени в мирное время. На протезах ходит без трости».

Победа, да еще какая!

Мать, Александра Тимофеевна, встретив дома радостного Валерия, расплакалась. Она держалась, когда увидела сына в ленинградском госпитале: «На лице ни кровинки, в глазах нестерпимая боль, а на губах улыбка». А тут — на вид совершенно здоровый и, главное, с направлением в Военно-воздушную академию имени Ю. А. Гагарина (окончил в 1988 году — Авт.). Ну, кто бы мог подумать… Себя он уже давно считал вполне здоровым. Да и не он один. Окружающие воспринимали его как обычного человека.

В это время он встретился со своей будущей женой — Ириной. Тогда отпали и последние сомнения, из-за которых переживал в госпитале: «Как девчата ко мне с таким ранением отнесутся? Я же был холостым тогда. В скором будущем узнал, как. Нормально!»

Почти два месяца дружил Валерий с Ириной, а она так и оставалась в неведении относительно его ног. «…Думала, ушибся или связки потянул. Правду ей открыл их общий знакомый, — писал Вячеслав Ерохин. — Однажды при встрече Валерий почувствовал на себе изучающий взгляд девушки, словно она пыталась проникнуть вглубь него. Такого раньше не было. Неловко ему стало. Ирина поняла его состояние и сказала, что не видит в его положении ничего, что могло бы положить конец их встречам.

Дружба молодых людей продолжалась. И только когда решили пожениться, Валерий задал вопросы напрямую, без недомолвок. Ирина приняла его, какой он есть. Ведь она любила Валеру. На свадьбе, где Бурков, конечно же, пел и плясал, он узнал от одного из друзей-«афганцев», как после операции в кабульском госпитале, когда еще не отошел наркоз, настойчиво повторял: «Я еще на своей свадьбе танцевать буду». К тому времени Бурков окончил первый курс Военно-воздушной академии имени Гагарина. Он вернулся к полноценной жизни».

Журналисты как-то расспрашивали Ирину, долго ли Валерий за ней ухаживал, на что она искренне ответила: «Да вы что! Это я за ним ухаживала, чтоб он поверил, что я буду хорошей женой!» И Бурков «сдался», поверил. Пройдут годы, и супруга даст свое согласие на постриг Валерия в монахи…

Когда я изучала материалы о Валерии Анатольевиче, то просто поражалась — почему-то думалось, что такие кремень-люди относятся, в основном, к военному поколению. Ан нет!

Бурков никогда не жалел себя и не считал инвалидом. За два десятка лет, прошедшие после ранения, он сумел не только создать семью и вырастить сына. После Академии продолжил службу в Главном штабе ВВС, дослужился до звания полковника.

Пришло время проанализировать боевой опыт, исправить просчеты и ошибки, которые очень дорого обходятся на войне. Бурков еще в Афганистане предлагал усовершенствовать работу авианаводчиков: они обсуждались на военном совете 40-й армии и были приняты. Теперь он поставил себе задачу разработать нормативную базу.

Трудно поверить, но специалисты боевого управления авиацией действовали без регламентирующих документов — в Боевом Уставе ВВС о них просто упоминалось.

Около двух лет Валерий Анатольевич работал над пакетом документов — ничего подобного в армии до него никто не делал. Им были подготовлены «Положение о группе боевого управления», «Курс боевой подготовки офицеров боевого управления авиацией», «Положение о внештатных авиационных корректировщиках». В учебное пособие для боевых частей Бурков дописал главу «Управление боевыми действиями авиации при выполнении задач авиационной поддержки войск». Одновременно добивался внесения дополнений в действующие нормативные акты, чтобы «узаконить» и в них новые положения.

«Положение о группе боевого управления авиацией» было принято Министерством обороны. По нему училось воевать целое поколение авианаводчиков...

Далее читать: 


Материалы с наибольшим количеством просмотров
  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2016 г. г.
  Яндекс.Метрика