СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Смутное время и Перестройка

29 марта 2019 г.

Е.А. Авдеенко, Е.Е. Авдеенко

а) В 2005 году был учреждён праздничный день 4 Ноября. Государственный праздник 4 Ноября сопоставляют по смыслу с праздником 9 Мая, что верно только в одном отношении – это День Победы. Однако день 4 Ноября имеет также иное - большее содержание, чем день победы. Война с гитлеровскими захватчиками происходила при наличии стабильной государственности. Именно своей государственности не было в один из периодов Смутного времени.

 

Основная заслуга князя Дмитрия Пожарского и народного ополчения состоит в том, что они послужили восстановлению самих начал государства и идее Русской государственности.

День 4 Ноября может быть осмыслен как единственный в годовом круге государственный праздник идеологического содержания.

б) Восстановление российской государственности того же масштаба, что при окончании Смутного времени, происходило в прошлом веке – в 1925 – 1929 годах. Всё в эти кризисные годы было отлично от исторической обстановки Смутного времени. Однако если мыслить в категориях самого существования российской государственности, то можно без труда увидеть противоборство двух стратегических линий – «линии Троцкого», это полная сдача России с её ресурсами Западу, и «линия Сталина», это суверенное существование России как самобытной цивилизации в мировой истории.

в) с 1988года в СССР начала проявляться ситуация, которая при своей полной реализации, так называемой Перестройке, сделала осмысленным вопрос: какое в настоящий момент существует государство в России? Ведёт ли оно политику в интересах России? Насколько оно исполняет свои функции как государство? Является ли оно суверенным?

На эти вопросы и сейчас отвечают по-разному. В этой связи можно посмотреть на события 400-летней давности, с тем, чтобы лучше понять современную жизнь России.

«Смутное время» и «Перестройка»

Название «смутное время» хорошо передаёт его смысл в том отношении,что это не было время революционное (оно не привело к политическим изменениям русского государства), и это не был социальный переворот (Смута не возникла из социального движения, ни один из слоёв общества не проявил стремления к социальным переменам).

Смута была явлением государственной трансформации (перехода к абсолютизму), которую не удалось пройти без таких потрясений, что они поставили на грань существования само Русское государство. Предпосылки для такого обострения ситуации были внутренние и внешние:

- борьба аристократии за власть в условиях династического кризиса. При этом следует учитывать, что в те времена и в России, и в Европе любой династический кризис был одновременно и кризисом государственным, а суверенитет государства рассматривался в прямой связи с легитимностью и неоспоримостью прав монарха на трон. (Поэтому некоторые исследователи полагают началом Смутного времени 1598 год, когда со смертью Феодора Ивановича пресеклась прямая династия московских Рюриковичей).

- Внешняя агрессия западных государств в условиях общей колониальной экспансии европейских стран 16-17 веков. В Европе укоренилось убеждение , что наличие колоний – непременное условие устойчивого развития. Единственным православным государством Европы было русское, а с позиции господствующего в Европе католицизма, Русь не была страной вполне христианской и при необходимости с ней можно было обращаться как со страной варварской и превратить её в колонию. Соблазнительным было и то, что русские земли располагали такими ресурсами и такими торговыми путями, которые Запад считал для себя жизненной необходимостью… Так возникла экспансия на Восток, которая использовала в качестве идейной основы (попросту идеологии) католицизм.

Речь очевидно уже шла о разделе мира…

На какие размышления наводят два указанных обстоятельства, послужившие такому кризису в русском государстве, что едва не наступил его конец? На размышления о сегодняшнем дне – том периоде нашей истории, который начался с 1988года. Обратим внимание на следующие обстоятельства:

а) превращение властных полномочий в права собственности и вхождение в мировую правящую элиту в качеств сегмента глобальной экономики. Это был один из путей возможного развития для правящего класса Советского Союза (партийной номенклатуры). Была ли альтернатива этому пути? Когда нечто уже осуществилось, то об альтернативах чаще забывают, а те, кто воспользовался осуществившейся возможностью, ещё и помогают другим об этом «позабыть»… Но скажем сначала о Смуте.

В каком направлении должно было развиваться русское государство в XVII веке? В направлении абсолютизма (с неизбежными процессами централизации бюрократизации). Абсолютистская модель развития государства при новой династии пробила себе дорогу, в результате чего Россия вернула себе почти все земли, населённые русским народом, и в XVIII веке Русское государство смогло занять место мировой державы.
Чем был Советский Союз перед началом Перестройки и в каком направлении он мог развиваться? На этот вопрос ответили два специалиста, мнению которых можно доверять.

В 1991 году Маргарет Тэтчер в Хьюстоне(речь в Американском Нефтяном институте) говорила, что Советский Союз в 1980-х годах не представлял для Запада военной угрозы, но он представлял экономическую угрозу (был способен вытеснить западные страны из некоторых областей мирового рынка).

В1988 и 1989 годах в СССР работала группа американских экономистов под руководством нобелевского лауреата Василия Леонтьева. Леонтьев сделал заключение, что в Экономике Советского Союза нет таких трудностей, чтобы они требовали серьёзных системных изменений (то есть кризис был структурным, но не системным). Леонтьева поблагодарили, он уехал. Когда его мнение пересказал отечественный публицист и либерал В. Селюнин,его подвергли прещениям и фактически заставили замолчать. Мнение, что существует альтернатива тому пути, по которому полным ходом шли архитекторы и прорабы Перестройки, было им неугодно.

Альтернативой Перестройке было сохранение суверенного существования русской государственности. Однако для этого правящий класс должен был выходить из кризисного положения вместе со страной и ограничить уровень собственного потребления (примерно уровнем начала – середины 1960-х годов). Суверенитетом пожертвовали, точнее, им пренебрегли… Можно ли так говорить? Правильно ли говорить, что альтернатива Перестройке была? Нет.

Альтернативы Перестройке не было. Правящий класс не обладал никакой идеологией вообще, а тот, кто не имеет никакой идеологии, всегда потерпит поражение – попадёт в зависимость, подчинится – тому, кто имеет хоть какую-то идеологию…

Упростим вопрос до предела. Если у меня есть «миллион», то кто кем владеет: я владею «миллионом» или «миллион» – мной? Человек, который имеет «идею» (идеологию, цель, ориентир, традицию, увязывает прошлое с будущим), такой человек, может быть, справится со своим «миллионом»… О лидерах Перестройки можно сказать твёрдо: ими владеет «миллион».

Советский Союз не «развалился», он был демонтирован той частью партийной номенклатуры и спецслужб, которые, получив преобладание над другими группами внутри страны, приступили к дележу общественного богатства. Других «идей» не было. Демонтаж лукаво назвали «Перестройкой»… Советские «бояре» сделали своё дело, дальше «процесс пошёл» хаотично, но в заданном направлении. И многие, многие из творцов Перестройки могут отнести к себе слова Киссенджера, которые он сказал о Горбачёве и Шеварднадзе: «We tricked them» - «Мы их провели», облапошили… И действительно, что эти советские аппаратчики, чей разум не простирался дальше интриги с себе подобными, могли противопоставить людям, которые не теряли контакт со своей религиозной (не христианской) традицией?

б) Капитализм как способ производства развивается путём расширения и эксплуатации новых ресурсов. К концу советского периода нашей истории Запад смотрел на Россию как на условие выживания. В октябре 1987 года произошло зловещее экономическое событие – рухнул фондовый рынок, когда в один день индекс Доу-Джонса упал на 508 пунктов (более 23%) – абсолютный рекорд! И именно в этот время началась сдача Советского Союза Западу в интересах номенклатуры.

Движение Запада на Восток было идеологически подготовлено и во времена Смуты, и во времена Перестройки. В XVII веке это была идеология католицизма, в конце XX века – либеральная идеология. И в том, и в другом случае происходило явление, когда частное и корыстное представлялось как всеобщее и идеальное. Произошла «теологизация собственного исторического проекта, отождествление его с некими общечеловеческими идеалами, которые позволяют выставлять даже преемственные интересы как борьбу за некие вселенские моральные принципы, а соперника – врагом света».

В Смутное время ложные предпосылки враждебной России идеологии были опознаны и преодолены. Благословение патриарха Гермогена, данное из темницы перед голодной смертью («благословляю умереть за православие»), нужно было только передавать: его не нужно было разъяснять.
Ложные предпосылки либеральной идеологии, поскольку за ней стояли интересы транснациональных корпораций, не были предъявлены, и, по замыслу архитекторов Перестройки, либеральная идеология была представлена только со своей идеальной стороны, поскольку на передний план выходили права личности.

Россия на уровне государственной политики и по сегодняшний день длят своё существование вне всякой государственной идеи – вне всякого серьёзного противостояния либеральной идеологии. В лучшем случае (да и то по необходимости), народу напоминают об опасности «оранжевой революции» и возбуждают его дать отпор оппозиции, когда она выходит на площадь (любую оппозицию будут мазать оранжевым)… Праздник 4 Ноября (единственный государственный праздник идеологического содержания) был назван именем смутным по смыслу («день народного единства»), а празднование 400-летия преодоления Смутного времени было отменено с тем простым объяснением (для тех, кто вообще нуждался в объяснениях), что 400- летие создания ополчения Минина и Пожарского произошло в 2011 году.

Способны ли мы извлечь из истории Смутного времени «уроки для России»? Только на уровне частных лиц. Противопоставить хоть что-нибудь «общечеловеческим ценностям» западной идеологии верхи не могут… и низы не могут. И «корчится улица безголосая».

Диктатура «либеральных ценностей» стала всеобщей. На передний план выставлена действительная ценность – «права личности». Однако во всякой идеологической системе действительная ценность может исполнять служебную роль – прикрывать частный, корыстный, собственнический, шкурный интерес. Так и через «права личности» происходит «навязывание единых мировоззренческих основ, которые должны породить единые критерии добра и зла, единые толкования человека и человечества, единую философию и корпус права, единое определение прав и обязанностей. Очевидно, что это единство зиждилось бы отнюдь не на христианских критериях, а на безрелигиозной и рационалистической, поддающейся формализации, основе». Другими словами, защиту прав человека возможно проводить на полностью дегуманизированной базе.

А если договаривать до конца, то, пожалуй, словами современного православного богослова: «Культура не может быть монолитно универсальной без своего рода демонического навязывания одной культуры остальным».

Е.А. Авдеенко. Сборник статей. М., 2016




 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.