СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Всё золото мира под брюхом левиафана

25 марта 2019 г.

Е.А. Авдеенко

«Тир» – центр мировой торговли. «Тир» – это символ, «золото Тира» – это деньги движущиеся, обращающиеся, собирающиеся в одном месте.
Для перевода трудных мест Св. Писания с древнееврейского языка первая задача и главная трудность – понять, о чем идет речь. Восстановление контекста речи – первая задача переводчика с древнееврейского. Самым древним опытом истолкования древнееврейских письмен был перевод на греческий язык (Септуагинта). Перевод на греческий часто помогает восстановить контекст речи. Именно так обстоит дело, когда мы читаем описание бехемот’а и левиафана в Книге Иова.

 

Стих из описания левиафана Иов 41:22 в переводе с древнееврейского:

Под ним – острия черепка,
он простер харýц на грязь (тит).

Понимание стиха зависит от того, как понимать харýц. Переводчики еврейского текста на русский (в Синодальном переводе, в переводах С.С. Аверинцева, М.И. Рижского, А.С. Десницкого) видят перед собой крокодила: брюхо крокодила подобно «молотильной доске» – молотилу – харуц (ср. Ис. 41:15). А.С. Десницкий поясняет, что «при обмолоте зерна использовались тяжелые деревянные щиты с вставленными в них острыми камнями. Быки волокли такие щиты по рассыпанным на земле колосьям, чтобы вылущить зерно» (Притчи. Книга Экклезиаста. Книга Иова. М., 2001, с. 160). Правда, почему молотильные доски волокли не по земле, а по грязи, остается непонятным.

Если хотя бы на минуту отвлечься от того, что левиафан – это крокодил с феноменально жестким брюхом, то можно заметить, что слово харуц означает не только молотильную доску, но также «желтое» («рыжье»), поэтическое название золота (ср. Пс. 68/67:14). Переводчики на греческий поняли и перевели харуц как «золото», во-первых, потому что они думали не о брюхе крокодила, а о левиафане-диаволе, а золото – орудие диавола.

Во-вторых, переводчики имели веское текстологическое основание для своей интерпретации, что харуц – это золото, сопоставленное с грязью (тит). В кн. пророка Захарии в одном стихе употребляются два ключевых термина: харуц !золото» и «грязь» тит. В Книге Захарии говорится о центре мировой торговли, городе Тир, который накопил золота (харуц) как грязи (тит) уличной:

И построил Тир себе мацóр и накопил серебра, как праха, и золота, как грязи улиц. Зах. 9:3

Итак, Тир (Цор) построил себе какой-то мацóр (слово означает «укрепление от осады» и «Египет»), куда и стекались серебро и злато. Что такое «золото Тира»? Это не золото приисков или сокровищ, это не золото сакральных предметов или личных украшений. «Тир» – центр мировой торговли. «Тир» – это символ, «золото Тира» – это деньги движущиеся, обращающиеся, собирающиеся в одном месте.

Золото Тира – это концентрация всемирных богатств такая, что золота стало как грязи.

Когда создатели Септуагинты думали, как перевести харуц, они видели не крокодилье брюхо, но золото мировой – морской – торговли (географически Тир был выдвинут в море; отсюда в переводе могло появиться как интерпретация харуц – «золото моря»). Термин тит может означать «грязь», «глину» (Ис. 41:25), на греческий перевели «брение». Итак, перевод LXX стиха Иов 41:22 о левиафане:

Ложе его клинки острые.
Все золото моря под ним – как брение несказанное.

Усиление «несказанное» соответствует как грязи «уличной» (из Захарии), так и золоту «моря» – колоссальному количеству золота мировой торговли. У пророка Захарии и в Книге Иова выражена мысль, что
сатана владеет всем обращающимся золотом мировой торговли.

Мы не знаем был ли греческий перевод этого стиха точным или интерпретирующим. Но мы знаем другое: понимание контекста выдержано в Септуагинте безупречно: левиафан – дух богоборчества, вражды и наживы, его нельзя победить ни средствами войны (Иов 41:18-20), ни средствами экономики. С другой стороны, и
бояться того, что все обращающееся в торговле золото соберется в одних руках, не нужно.

К этой древнейшей и авторитетнейшей интерпретации древнееврейских письмен из современных переводчиков не прибег никто (даже ее не упомянул). Это может быть следствием узкого и некритичного отношения к библейским текстам, но может иметь и другое основание. Септуагинта позволяет увидеть, что левиафан – это диавол; однако эта экзегеза упоминается авторами современных переводов как христианская, а в их понимании Новозаветная экзегеза для книг Ветхого Завета – слишком поздняя, поэтому они ее в переводах никак не учитывают.

Если нет понимания, что Ветхий Завет может быть прочитан и понят только из Нового Завета (о чем и Христос сказал в Ин. 5:39), то сатáн-диавол как активная действующая сила останется невидим. Христос сказал о диаволе: «Он человекоубийца был от начала» (Ин. 8:44). Он и есть тот самый «змей» (нахáш), в обличье которого диавол соблазнил первых людей, и через него человек стал смертным. Он и есть тот самый «змий» (левиафан), который владеет всем золотом мировой торговли. Слова Мессии должны отрицаться теми, кто отрицает Мессию.

Слова Христа о предмете, который вошел в орбиту научного рассмотрения – о диаволе, не учитываются теми, кто называет себя христианами. Для этих ученых нет выбора: или такая «наука», или Христос; потому что этот выбор уже произошел, и плоды его – налицо в виде их переводов и научных работ.

Если не стоять на позициях Нового Завета, то диавола не разглядеть ни в именах, ни в обличьях. Бехемот будет гиппопотам, левиафан – крокодил, или, того лучше, бегемот и левиафан – это динозавры (Д.В. Щедровицкий).

***

Если твердо знать, что исконный библейский взгляд – пророческий для последних времен – состоит в том, что все обращающееся золото мира принадлежит диаволу и есть орудие диавола, особым смыслом наполняются слова апостола Павла, сказанные с такой категоричностью:
«Корень всех зол есть сребролюбие» (1 Тим. 6:10).

Почему же? Не гордыня, не ложь, не гнев, не блуд… Сребролюбие даже не упоминается ни в одной из Десяти заповедей. Откуда такая определенность и точность высказывания, что именно корень, что всех зол и что именно сребролюбие?

У пророка Софонии находим жестокий упрек народу Израиля: «Народ не жаждет» (Соф. 2:1). Это означает, что народ к Богу охладел. Интересно, что эта высокая «жажда» обозначена словом обиходной и даже низменной алчбы: касáф – «жаждать» («лев жаждет терзать» добычу; Пс. 17/16:3), а того же корня кéсеф – «серебро, деньги». Людям Израиля было дано Откровение и богообщение, и если человек (или народ) его не «жаждет» (от глагола касáф), то он впадает в жадность к «деньгам» (кéсеф).

То, что в еврейском языке слова «жаждать» и «деньги» – одного корня, показывает, чтó было великим, даже величайшим искушением для еврейского народа: само обладание большими деньгами могло именно в Израиле быть знаком того, что такому богачу (или Израилю) спасение души – «возрождение и обновление Святым Духом» (Тит. 3:5) – стало и далеко, и трудно: «Трудно (неудобь) богатому войти в Царство Небесное» (Мф. 19:23).

В Израиле как нигде сильно звучало слово: «Корень всех зол есть сребролюбие», ибо жажда денег прямо отвращала от веры. «Корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись» – точнее, «возжелав», то есть «возжелав сребролюбия» – «некоторые заблудились от веры и себя пронзили страданьями многими» (1 Тим. 6:10).

Жажда наживы – коварная страсть, потому что не утоляется от наживы, но умножается от нее: вначале человек «жаждет» денег, так возникает «сребролюбие». Затем человек «желает» самого «сребролюбия», и это уже закольцованная на себя – дурная бесконечность. Такой человек попадает под брюхо левиафана.

Еврейский язык обнаруживает ловушку диавола, что если «пожелать желаемого» (касáф ле-кéсеф: это так естественно), – станешь сребролюбцем, охладеешь к Богу, погибнешь. Мысль апостола Павла – в том, что если пожелать желаемого, то возжелаешь самого этого желания… Святые отцы говорят, что сребролюбие есть крайняя форма идолопоклонства и потому противоречит первой заповеди: «Не будет у тебя богов других, кроме Меня» (Исх. 20:3).

Христиане должны знать, что все золото мира находится под брюхом левиафана, и нимало тем не смущаться, потому что от левиафана-диавола их может остеречь одно решительное действие – нужно искоренить в себе сребролюбие. Если соблюдать одну первую заповедь, но в чистоте, то все золото мира окажется против христиан – ничтожным. Отношение к деньгам в рамках библейского мировоззрения – простое:
тем, кому дано Откровение и богообщение, современным христианам, как евреям древности, особо нужно стеречься жажды – жадности до денег.

***


Еврейский язык содержит в себе еще одно мощное предостережение против того, чтобы возжелать денег. Одна из тем Псалма 14 (в еврейском тексте это Псалом 15) – как предстоять Богу в святилище, чтобы войти в «святость», что делать и чего не делать. К святому приближается «тот, кто ходит непорочно, и делает правду» (Пс. 14:2), тот,

кто серебра своего не дает в рост…Пс. 15/14:5

«Денег своих не дает в рост» – тот, кто по-человечески добр, об этом говорит древнееврейское слово «рост» нéшех, что означает «откусанное». Когда мы говорим «давать в рост», то имеем в виду что деньги идут в «рост», кредитор от денег получает «прибыль» (по-гречески «приплод»). В еврейском языке – другая картина: кредитор – нашáх: «кусает» (так, как кусает змея), «терзает» (Авв. 2:7), «грызет, откусывает» от должника. О лжепророках сказано: «Они грызут зубами своими и объявляют: “мир”, а кто не кладет им [ничего] в рот, на того уготовляют войну» (Мих. 3:5). То, что кредитор получает как процент – это «откусанное» от должника.

В еврейском языке «не давай в рост» звучит естественно и человечно – не кусай, чтобы откусить.

В Торе сказано: «Если деньги одалживаешь народу Моему, – бедному народа твоего, не будь к нему как заимодавец, не налагай на него нéшех (рост)» (Исх. 22:24). Если вставал вопрос, кто принадлежит к народу, то в Торе есть на этот счет указание, что это «брат», а к таковым относятся все, кто соблюдает завет обрезания, включая иноплеменников (Быт. 23:4): «Не бери от него нéшех (роста) и прибыли» (Лев. 25:35, 36). И наконец, в Торе сказано о ростовщичестве при помощи специфического оборота речи (что требует ухищрений при переводе) – «не ростовщичествуй ростом» (не кусай откусывая): «не ростовщичествуй на брате твоем – ростом денег, ростом пищи, ростом всякой вещи, какой [можно] ростовщичествовать» (Втор. 23:20).

Когда ростовщичество станет одним из главных занятий в народе Израиля, это само по себе будет ясным знаком, что эта часть Израиля захотела навечно отгородиться от других народов.

Внутри самого Израиля ростовщичество должно ощущаться как действие агрессивное: в должниках не хотят видеть тех, кто может стать когда-нибудь «братом». И чем шире шло ростовщичество, тем глубже должна была закладываться граница между Израилем и другими народами – в глазах самого Израиля. А ведь Давид о праведном говорит без оговорок: он не дает денег своих в рост; Давид продолжает:

и дар на неповинного не принимает. Пс. 15/14:5

«Дар» (традиционный перевод для термина шóхад) – любая проплата, также: подкуп, взятка. Перевод «дар» хорош тем, что так взятку называет взяточник: разве его подкупили? Ему нечто просто так «подарили», а он затем просто так нечто сделал.

Чем кончается коррупционная цепочка? – «Невинной» кровью». Как сказано в Торе: «Проклят, кто берет дар, чтобы сразить душу – кровь невинную» (Втор. 27:25).

Тема Псалма 14 – как войти в «святость», что делать и чего не делать. Самое трудное – «ходить непорочно», быть «совершенным» (ст. 2). Самое легкое – не брать взяток. Однако, если не делают самого простого, то вредят ужасно:
чем больше берут взяток, тем страшнее урон в народе Божьем – больше невинной крови. Взяточник заражен иудейским духом.

***


Современный мир таков, что без кредитования невозможно ни одно производство и никакой «бизнес». Священное Писание помогает увидеть, что система кредитования в современном, глобализованном мире – порочна и нечестива.

Заемлет нечестивый и не возвращает. Пс. 37/36:21

В современном мире кредитор по существу стал «заемщиком», причем, это такой «заемщик, который не возвращает» – и в этом он видит весь смысл своей деятельности. Для того, чтобы такая финансовая система работала, необходимо, чтобы она была глобальной хотя бы в одном отношении – чтобы во всем мире стало нормой жить в долг. Тогда финансист мирового уровня может брать и брать в долг у всего мира – так, чтобы кредиторам было невыгодно объявлять должника несостоятельным. В этом случае кредитор действует как заемщик. Однако если во всем мире стало нормой жить в долг, то применяют и другую тактику: в долг дают и дают, до тех пор, пока должник не попадает в кабалу. Тогда с него можно будет брать и брать, во всяком случае, можно иметь гарантии, что должник со всеми потрохами включен в мировую финансовую систему. Либо в долг берут у всего мира, либо в долг дают всему миру – результат один: «Нечестивый не возвращает».

Давид продолжает свою мысль (о праведности и кредитных отношениях):

Заемлет нечестивый и не возвращает,
а праведный милует и дает. 
Пс. 37/36:21

Праведный «милует» ханáн – в этом отношении Богу подражает. Если Бог «милует», то Он дает; например, возможно сказать: «дети, которыми Бог помиловал» человека (Быт. 33:5). Иное дело нечестивый: того, что взял, он «не возвращает» – «не восполняет» (глагол шалéм – того же корня, что духовный «мир» шалóм).

Если нормой считается жить в кредит, то «нечестивые» – через кредитные отношения – будут обязательно наживаться, а «мир» и «милостивые» отношения будут исчезать.

Кредитные отношении, согласно Св. Писанию, не носят исключительно социальный характер: это прежде всего отношения в духе. Нечестивый замкнут на ближнем. Нечестивый имеет цель – с ближнего взять, неважно, сам он дает или берет: здесь главное вступить в отношения, чтобы включить другого в свою систему. Нечестивым важно, чтобы жить в долг стало нормой жизни и горизонтальная система кредитования стала глобальной.

***

Созидание всемирной финансово-кредитной системы будет иметь завершение, когда все золото мира окажется под брюхом левиафана. Это положение Книги Иова имеет соответствие в Псалме Давида, где пророк на трудном пророческом языке изъясняет эту истину, косвенно отсылая нас к образу символического «зверя» бехемот’а (диавола).

Запрети зверю тростника, сонму мощных среди тельцов-народов...Пс. 68/67:31

«Зверь тростника» — мистический бехемот (скотовище):
«Он лежит в укрытии тростника и болота» (Иов 40:21) – покрыт жидкой грязью и шелестящей высокой порослью (идеальная маскировка), он невидим и неслышим, действует из укрытия.

Вслед за диаволом-бехемот’ом упомянут «сонм мощных». Что такое «сонм мощных», видно из Голгофского Псалма 21, где говорится о распятии: «сонм злобствующих – они обступили Меня... окружили Меня быки многие, мощные Васанские обступили меня» (Пс. 22/21:17, 13). Здесь «мощные» и «быки» (парим) обозначает восстание архиереев против Мессии.

«Сонм мощных» (быки) – это распинатели и их духовные преемники.

Первоначально они происходили из одного народа, еврейского, но затем они объединились с выходцами из других народов (того же духа), отсюда уточнение: «запрети сонму мощных [быков] среди тельцов-народов».

Что означает выражение «тельцы-народы»? С пришествием Христа Церковь стала Вселенской; в ней возникли предатели, которые происходили из разных народов. Предатели из народов Церкви объединились с предателями из народа Израиля. Однако предательство бывает разным: одни прямо усыновились диаволу (это были распинатели и их духовные преемники) – «быки»; другие соорудили золотого «тельца» (éгел) – ушли в идолослужение, предались сребролюбию и прочее. О народах, забывших Бога, сказано, что они «тельцы-народы».

Предатели из Израиля (быки) и народы прежде христианские (тельцы) стали едины. Они – союзники в истории, однако «среди тельцов-народов» лидеры – «сонм мощный» – «быков» Израиля.

Мысль Псалма продолжается: запрети зверю, запрети сонму, запрети

тому, кто оттаптывает по кускам серебро,
кто расточил народы, которые желали сражений.
Пс. 67:31

«Оттаптывает» — в данном контексте: чеканит (глагол очень редкий, см. Иез. 32:2, где тоже говорится о диаволе). «Зверь» – «он оттаптывает кусками серебро» (слово «серебро» означает также «деньги»). Формация глагола «оттаптывает» выражает действие «туда-сюда»: монеты разлетаются, денежная система работает. Многие государства и народы «чеканят» монеты, но только мистический «зверь – он оттаптывает по кускам серебро».

В истории действуют как союзники народы-богоборцы. Источник силы этих союзных народов – в том, что они содержат мировую денежную систему.

Тот, кто ее создает и поддерживает, тем самым «расточает народы» — лишает их силы, хотя бы они и «желали сражений» – чтобы сопротивляться. В XX веке народ за народом перед лицом мировой финансовой системы лишался силы – сопротивляться. В XXI веке вопрос стоит иначе: кто из народов еще сохранил силы – остаться собой, остаться народом, субъектом истории. Псалом подтверждает одну из главных идей Книги Иова:

власть сатаны над миром – во многом держится на деньгах и непоколебима от силы.

Если народ содержит в себе Церковь Божию (таков русский народ), то его исторической задачей является духовное сопротивление совокупной силе «быков» (предателей веры из народа Израиля) и «тельцов» (предателей веры из народов прежде христианских).

***

Имя Церкви Божией в Священном Писании — «город укрепленный»:

Господь... сделал чудо — милость Свою для меня 
в граде укрепленном.
 Пс. 31/30:22

«Укрепленный» — мацо́р означает «осада» и «укрепленный от осады», «неприступный для осады».

Город­-мацо́р — осаждаемый и неприступный для осады есть единственно Церковь. Против Церкви строится другая цитадель­-мацо́р — при помощи денег.

О ней писал пророк Захария: «И построил Тир (Цор) себе укрепление (мацор) и накопил серебра, как праха, и золота, как грязи улиц» (Зах. 9:3). Морской город «Тир» — это центр мировой торговли; по своему значению он сопоставим с Вавилоном Апокалипсиса. Тир построил себе «укреп­ление» мацор. Что является цитаделью города мировой торговли, тем органом, который пропускает через себя все золото мира? Сейчас это называется «мировая финансовая система», но подобные образования были и в древности.

Слово мацор имеет и второе значение — «Египет». Следует ли это понимать так, что всемирный город (Тир, Вавилон) «построил себе» такую цитадель — какой­-то Новый «Египет», символ рабства, в котором пребывал некогда народ Божий?

Одной из устрашающих деталей Апокалипсиса является то, что именем «Иерусалим» св. Иоанн Богослов называет только небесный град Иерусалим, а земной град, ­который ­мы называем «Иерусалим», для апостола­-Богослова есть «великий город, который духовно называется Содом и Египет, где и Господь наш распят» (Откр.11:8). Когда беззаконие и извращения становятся явлением законным, это называется «Содом». Но почему Иерусалим, столица и любезный город народа, который вышел из египетского рабства, называется «Египет»?

«Египтом» Иерусалим может называться только в одном смысле — кого­-то он держит в рабстве, и упорно не выпускает его, и не выпустит без катастрофических потрясений. «Чаши гнева» Господня в Апокалипсисе (глава 16) близко соотносятся с казнями Египетскими (после которых Израиль был отпущен из рабства), и они каким­-то образом связаны с гибелью блудницы Вавилон (Откр. 17:1). Из этого следует, что в последние времена, во-­первых, не будет на земле «святого града» «Иерусалим», а то, что мы называем «Иерусалим», станет креатурой всемирной блудницы Вавилон.

Во­-вторых, Вавилон и земной «Иерусалим» станут союзниками в том, чтобы прокачивать через себя всемирные богатства и держать в духовном рабстве «Египетском» народ Божий (из Вселенской Церкви).

В Псалме 30:22 Церковь именуется «город-мацор» - "непреступный для осады"; для человека Церкви необходимо со всякой предосторожностью беречься от засланцев из антицеркви: из города Тир и цитадели - мацор сих умением привлекать золото и обращаться с золотом.

Корыстолюбие в неприступном граде Церкви есть величайшее предательство.

Е. А Авдеенко "Сборник статей I", М. , 2016
 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.