СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Взгляд на субъективную реальность

01 апреля 2019 г.

Н.И. Юдина. «Размышления о природе сознания». Главы из рукописи

Когда мы говорим о сознании, как о некоем духовном механизме, функционально выраженном через формулу витальности (см. предыдущую главу), то, безусловно, отдаём себе отчёт в том, что этот механизм настолько сложен, многогранен и неоднозначен, что, описывая свои представления о нём, мы можем давать ему характеристики лишь в малом приближении к тому, что есть в действительности.

 

Но делать это нужно, поскольку сознание, помимо своих явных проявлений, которые можно рассматривать по категориям внешних реакций, относящихся к реальности объективной, содержит проблему, которая относится к внутреннему, мало контролируемому проявлению сознания и является реальностью субъективной. Это и есть та трудная проблема сознания, которая не поддаётся научной методологии, но без понимания процессов возникновения которой, нам не обойтись.

Субъективное состояние психики, не имея своих внешних проявлений в мире объективных реалий, тем не менее, несёт в себе информационную составляющую, как и реальность объективная, а потому должна нами учитываться. И, скорее всего, это может быть осуществлено только через энергоинформационный подход в категориях духовно-нравственного порядка, которые, к сожалению, современным обществом не принимаются во внимание.

Начав говорить о возникновении субъективной реальности, мы должны заметить, что, живя в реальности объективной, человек, как правило, фиксирует ту информацию, которая проявляется в режиме работы его обыденного сознания (режиме бодрствования), и делает он это интуитивно. Какой блок информации находится в обработке сознанием – внутренний или внешний, человек не разделяет, а делает это совокупно.

Ещё нужно обратить внимание на то, что жизненная сила человека, которая концентрируется во внешних проявлениях его личности, тем не менее, находится в её внутреннем источнике – духовной сущности человека, благодаря которой он, собственно, и стал человеком. Принимая во внимание то, что мир вокруг нас один и тот же, мы, однако, видим, что люди, при прочих равных условиях, ведут себя в нём совершенно по – разному. Именно поэтому мы вправе говорить о том, что объективная работа нашего обыденного сознания зависит от каких-то внутренних процессов, которые даже сам человек не всегда может объяснить. Официальная наука почему-то упорно не хочет этого признавать, и, как представляется, именно поэтому поиск субъективной реальности для научного сообщества значительно затруднён. Наш же поиск этой реальности мы будем вести по иным критериям.

Многим из нас знакомо состояние, когда мы, вдруг, совершаем поступки, которые ещё минуту назад делать не собирались: будь то - взрыв негодования, оскорбление кого-то или наоборот – утешение и попытка помочь совершенно незнакомому человеку. Как в одном, так и в другом случае срабатывает некая внутренняя составляющая нашего сознания, которая, безусловно, имея разнонаправленные векторы приложения своей силы, мгновенно выбирает лишь одну.

Наблюдая такие явления, мы понимаем, что наше сознание внутренне как-то структурировано и эта структура по-разному проявляет себя в объективной реальности. Поэтому мы вправе сказать, что, кроме своего обыденного режима и независимо от объективной реальности, сознание постоянно фиксирует работу других своих уровней, отражающих скрытые процессы в сознании, те, которые мы называем реальностью субъективной.

Об этой реальности известно не так много, но из того, что всё же известно и что можно предположить, эти состояния сводятся к двум уровням: подсознанию и надсознанию. Нужно заметить, что они же и дают человеку (неосознанно) ощущение свободы выбора. Насколько развиты эти уровни – настолько цельно в человеке и чувство свободы, свободы его воли, которая по естеству творения всегда стремится к Жизни – Богу, но, поражённая грехом, может приобрести такую силу, которая неумолимо тянет человека к смерти.

«… Нет ничего сильнее воли, будет ли она направлена к смерти или к жизни» (прп. Авва Исаия, «Сокровищница Духовной Мудрости» т.II. МДА, Оптина пустынь, 2003). В Сокровищнице, и прп. Никодим Святогорец поясняет нам: «...В этой невидимой брани две воли, сущие в нас, воюют между собою: одна принадлежит разумной части души и потому называется волею разумною, высшею; а другая принадлежит чувственной нашей части и потому называется волею чувственною, низшею, общее же называется она волею безсловесною, плотскою, страстною. Высшая воля желает всегда одного добра, а низшая — лишь зла. То и другое совершается само собою, почему ни доброе желание само по себе не вменяется нам в добро, ни злое во зло. Вменение зависит от склонения нашего свободного произволения; почему, когда склоняемся мы произволением своим на доброе желание, оно вменяется нам в добро; а когда склоняемся на злое желание, оно вменяется нам во зло. Желания сии одно другому сопутствуют: когда приходит доброе желание, тотчас выступает против него желание злое, и когда приходит желание злое, тотчас выступает против него желание доброе. Произволение же наше свободно следовать тому и другому, и к какому желанию склоняется оно, то и бывает на этот раз победительным. В этом и состоит вся невидимая наша духовная брань, цель её для нас должна состоять в том, чтобы никак не позволять свободному произволению своему склоняться на желание низшей, плотской и страстной воли, а всегда следовать одной воле высшей, разумной; ибо она есть воля Божия, следовать коей есть коренной закон нашего бытия...».

Такое отношение к свободе есть результат глубочайшей работы разума человека, его одухотворённой природы, в которой действует сознание, отличающее временное от вечного. Разум человека самым непосредственным образом связан с его сознанием, но по-настоящему разумным человек может быть только тогда, когда субъективная реальность распознаётся им на разных уровнях этой реальности, того, что мы называем подсознанием (низший, страстный уровень сознания) и надсознанием (высший, разумный уровень, связь с Богом). Только в этом случае человек может сознательно распоряжаться своей жизнью, а, значит, по настоящему быть свободным.

Однако, рассматривая свободу человека в глобализирующемся мире, мы видим совершенно противоположное отношение к ней. Свобода в контексте цивилизационной составляющей, приписывается в связи и в отношении к обществу, в котором живет человек. Чем больше политических прав и гражданских свобод делегирует человеку общество, как учит нас современная политология, тем большей свободой он обладает. Становится ли человек от этого более счастливым с дарованной ему, таким образом, свободой? Судя по протестным акциям и по всё расширяющимся военным конфликтам во всём мире, человечество не стало более счастливым. Люди потеряли ощущение свободы, той, настоящей свободы, которая дана им Богом. И связано это ни с чем иным, как с процессом унификации человеческого сознания, которое пытаются заставить жить только одним уровнем – подсознания, который по отношению к своему обыденному состоянию, является низшим (плотским и животным).

Православное вероучение говорит нам, что сознание первозданного человека имело источником информации Того, Кто дал ему наслаждение жизнью в раю. И человек, вполне осознающий эту свою связь с Творцом, полностью подчинялся Его Воле, был послушен Ему. Другими словами, мы можем сказать так: вектор сознающей силы был направлен вверх, к силе Творящей Жизнь, стоящей выше разума человека - над ним. В разумной части души, помимо обыденного сознания, активно работало надсознание.

Здесь надо заметить, что понятие надсознание по существу никогда не использовалось в практике человеческой речи, в то время как другое понятие – подсознание, стало активно эксплуатироваться в разных сферах нашей жизнедеятельности, от здравоохранения до политики. Лечение гипнозом и убаюкивающие политические мантры о свободе и независимости являются прямым обращением к подсознанию, в котором свобода обращена к плоти и ассоциируется с удовлетворением всех её желаний.

Такова, например, сексуальная свобода, не имеющая прямого отношения к чувству любви, которое есть прерогатива сердца и разума, защищающего человеческий род от вымирания. Разум в этой связи проявляет себя именно через надсознательный уровень и, если этот уровень никак себя не проявляет, разум перестаёт работать, а потенциал самого сознания становится ниже. Результат его понижения приводит к случайным половым связям, потере репродуктивного здоровья, разрушению семьи и невозможности иметь детей. Налицо восприятие только подсознательных импульсов своего сознания, отвечающего за связь с плотным телом, его привычками, желаниями и страстными флюидами.

Сегодня мы наблюдаем огромный дисбаланс уровней подсознания и надсознания. На примере наших соотечественников можно видеть, как этот дисбаланс приводит к трагедиям в жизни людей. Выход здесь может быть только один: освобождение от мира греха (беззакония), который лежит в его подсознании и активации в сознании его надсознательного уровня, – того, что выше, находится над сознанием самого человека. Раз есть под, то должно быть и над.

Но гуманисты у власти всё активнее трансформируют свои либеральные идеи, и уже в союзе с наукой образуют корпоративный союз с трансгуманистами новой эпохи в их желании раз и навсегда лишить человека его Богодарованной свободы, чтобы заставить жить только одним уровнем – подсознанием. Если им это удастся, то это станет самым большим преступлением перед человечеством, поскольку спасение души и воскресение в Жизнь вечную для очень многих людей, в этом случае, окажется просто невозможно в силу деструктивной работы их сознания. И об этом должен задуматься сам человек.

Примером такого альянса науки и политики может служить Центр Проблемного Анализа и Государственно-Управленческого проектирования. В 2013 году в нём вышла книга «Новые технологии борьбы с российской государственностью»
( http://rusrand.ru/files/13/07/22/130722030135_Nov_tehnologii_3-new.pdf), где показаны все структурные компоненты борьбы Западных держав против России. Казалось бы, что вся забота учёных направлена на развитие и процветание своей страны, улучшение жизни её народа и лишь небольшие детали в описании новой управленческой парадигмы заставляют посмотреть на этот труд совсем иными глазами.

В предисловии к книге сказано: «В современном мире для поддержания потенциалов государственности важнее ракетно-ядерного потенциала страны стали массовое сознание, демография, информационно-психологическое состояние, культура, наука, образование, воспитание, пропаганда, СМИ, нравственность, патриотизм.

Разрушение этих потенциалов разрушает государство. Так произошло с СССР. Так происходит с современной Россией. На основе методологии решения обратных задач, развитой в Центре проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, выдвинута программа управленческого ответа на угрозы распада Российской Федерации».

Трудно не согласиться с тем, что угроза распада России потенциально существует, но что же нам предлагается в качестве управленческого ответа на эти угрозы? Как мы увидим ниже, эти ответы связаны с управлением массовым сознанием, и, по сути, мало чем отличаются от манифеста трансгуманистов. Конечно, в них нет прямого описания оккультных методов, которые используют трансгуманисты в своих программах по управлению массовым сознанием, но есть открытым текстом описание метода, посредством которого моделируется искусственное поведение людей, путём обработки их подсознания.

Этот метод связан с разработанной психоаналитиками идеей бихевиоризма, популярной в начале 20 века в США. В психологической науке, если подходить к этому термину буквально, бихевиоризм означает – поведение, направление, которое радикально преобразует всю систему представлений о психике. «Его кредо выражает формула, согласно которой предметом психологии является поведение, а не сознание». (Интернет энциклопедия - Википедия). Считается, что возникшая версия стирает знак равенства между психикой и сознанием, поскольку психическими определяли процессы, начинающиеся и заканчивающиеся именно в сознании. Если сознание исключалось из поведения людей, то, естественно, к человеку стали относиться как животному.

Бихевиористы, взяв за основу условные и безусловные рефлексы человека и такую категорию человеческой психики, как стимул, разработали методику реакции и подкрепления, позволяющую управлять поведением человека. На Западе и в США это вылилось в глобальную «поведенческую революцию».

Совершали эту революцию те же гуманисты от науки, только арсенал их методов был намного меньше, чем у гуманистов нашего века. На чем же была основана эта так называемая поведенческая революция, и как она началась?

«Одним из провозвестников поведенческой революции стал знаменитый американский психолог Беррес Фредерик Скиннер. В 1948 г. студенты зачитывались его романом «Уолден-2», описывающим утопическое сообщество, основанное на контроле поведения посредством принципов подкрепления. Скиннер предлагал «создание социальных форм общности людей», основанных на идеях оперантного бихевиоризма». (Н.Е. Маркова. Культуринтервенция. М.: Квадрат-С, 2001)

Необихевиоризм Скиннера построен на открытых нашим известным физиологом И.П. Павловым условных и безусловных рефлексах. Только в отличие от принципа классического обусловливания по И.П. Павлову: Стимул – Реакция, Беррес Скиннер вместе с Эдуардом Торндайк разработали принцип оперантного обусловливания: Реакция – Стимул, согласно которому, поведение контролируется его результатами и последствиями. Исходя из этой формулы, один из возможных путей воздействия на человека – влияние на его результаты, то есть подкрепляется то спонтанное поведение, которое признаётся желательным (http://vikent.ru/author/2131/ ).

По Скиннеру, все члены того или иного рода социальных общностей должны быть полностью интегрированы в систему позитивного потребления через поведение вследствие чего отпадёт необходимость содержания в государстве каких-либо репрессивных институтов. Люди будут просто послушны управляющей руке, которая с лёгкостью начнёт переставлять в сознании человека подсознательные установки. Таким образом, в проекте Поведенческой революции мы видим не отказ от сознания как такового, а целенаправленное информационное воздействие на подсознание людей. Нравственное чувство, при этом, должно быть просто атрофировано, иначе память о Боге из сознания не вытравить. То же самое мы видим на примере и нашего, «открытого общества», в котором человек до сих пор считается продуктом эволюции и приемником приматов, более развитых представителей животного мира, а раз это так, то и поступать с человеком нужно как с животным.

Именно с такой установкой, в рамках революции поведенческой, была проведена самая масштабная из всех революций – сексуальная, сначала на Западе, а теперь и у нас, в России.

Здесь нет надобности описывать, к чему привела эта революция. Наша страна до сих пор расплачивается за этот нравственный переворот и находится под его воздействием. Многие люди так и не поняли, что произошло с обществом, близкими людьми, их детьми, и продолжают жить с программной установкой свободной любви, навязанной нам всеми средствами пропагандистской машины. Чтобы освободиться от неё, нужно очень многое переосмыслить, особенно то, что с демократией и свободой слова в Россию пришёл глобальный маркетинг, область применения которого – подсознание человека. Его раскрытие предполагает взрыв чувственной сферы, которую обслуживает свободный рынок товаров и услуг, то есть «демократическая машина». Если же говорить о свободной любви, то это, прежде всего, раскрепощение сексуальной сферы, самого сильного безусловного рефлекса человека, который может сдерживаться только разумом, но вот его - то, главным образом, и хотят ограничить, заставив работать на разрушение своей природы.

«Пропаганда секса всеми средствами коммуникаций (искусство, СМИ, культурно-бытовое пространство), как безусловный стимул, вызывает респондентное поведение – сексуальный позыв, ощущаемый как потребность к половой жизни (Маслоу) .

Реклама, тесно ассоциирующая секс с молодёжной модой, поп-музыкой, местом отдыха и развлечений, обращает эти нейтральные понятия в условные стимулы (классическое обусловливание), то есть обладающие той же силой, что и безусловный стимул. Соединение подобных стимулов ведёт к генерализации, то есть к многократному усилению реакции. В поисках сексуального партнёра потребитель отправляется на рынок развлечений.

Идеология девиантности, окрашивающая действующие переменные: СЕКС (безусловный стимул), МОДА (условный стимул), РОК - МУЗЫКА (условный стимул), МЕСТА РАЗВЛЕЧЕНИЙ (условный стимул) - позволяют и дальше манипулировать поведением потребителя: секс – требует участить посещения place (места продаж) в поисках сексуальных развлечений, мода – (пирсинг, татуировки, гребень панка и проч.) нарушает общепринятые коды одежды и заставляет испытывать дискомфорт, чувство неполноценности. Она объединяет группы, для которых служит средством невербальной коммуникации. Образуется социально психологическое -противостояние «Мы» - группа и «ОНИ» - общество. Группа проникается дивиантностью, навязанной каналами коммуникаций. Члены группы нарушают общепринятые нормы. Происходит оглупление мышления.

«Звезда», являясь средоточием вербальной и визуальной коммуникации, транслирует мифологию наркотиков, депрессию, девиантность, элементы моды и становится объектом подражания. Употребление наркотиков в группе идентификации ведёт к возникновению порочного круга «Депрессия – негативное мышление – депрессия». Снижается самооценка, следует самоосуждение. Трансляция роком чувства тоски, ужаса, отвращения углубляет депрессию, вызванную нарушением общественных табу и подменой подлинных ценностей, лишает жизнь смысла и выполняет в маркетинге функцию поддержки постоянного спроса на товар (наркотики)». (Н.Е. Маркова - там же).

Спайсы и соли. Чума XXI века. В народе их называют – дурь. Что мы знаем о них? Как выяснилось – ничего. Ситуация с каждым годом, как показывает практика и о чем говорят независимые эксперты, родственники больных наркоманией, пациенты наркологических стационаров, скоропомощные врачи «на земле», ухудшается. Научные наркологические институты в Москве утверждают – статистика не способна зафиксировать ухудшение наркоситуации по спайсам и солям, такой графы в статотчетности просто не существует, несмотря на то, что проблема солей и спайсов существует в России уже более 5-ти лет. Ежедневно в каждом более или менее крупном населенном пункте проводятся реанимационные мероприятия, вытаскивают с того света хотя бы одного «спайсового» или «солевого» наркомана. Если проехаться с одного конца России на другой с видеокамерой и посмотреть записи в соцсетях, это уже без всяких прикрас наркоэпидемия (https://www.youtube.com/watch?v=SdbQYHegB18 ).

Итог потребления наркотиков – смерть. И это только один пример в программе глобального управления людьми через подсознание. По другим направлениям работа ведётся столь же активно. Мы можем говорить о здоровье, в сфере которого работает глобальный маркетинг лекарственных препаратов, навязывающий людям технические средства устранения проблем со здоровьем и нередко приводящий потребителя к более ранней смерти. Точно так же, через СМИ, в подсознании культивируется спрос на как можно большее разнообразие продуктов питания и всевозможных блюд из них. Их обилие не только ограничивает и блокирует стремление к духовному развитию человека, опуская его на подсознательный уровень, но заставляет и всё общество жить установками на необходимость удовлетворения своих вкусовых запросов, которые активно разжигаются СМИ.

Как это происходит может видеть каждый человек, достаточно понажимать кнопку управления телевизионными программами, и на каждой вы попадёте на кухню (в прямом смысле) формирования этих запросов. Если же говорить о переносном смысле, то на этой кухне человека откармливают на заклание, как животное: только еда, сон разума, развлечения и секс. Ничего другого не нужно. Не так ли построены все телевизионные программы? Даже те из них, которые, казалось бы, поднимают проблемы общества и хотят их решить, с не многим исключением, построены как развлекательное шоу, да ещё сдабриваемое в перерывах рекламой откровенного разврата, всевозможных продуктов и лекарств.
Все методы воздействия на подсознание человека – это практика насилия, свойственная тоталитарным режимам.

Современная демократия не является исключением, просто это тоталитарный режим нового образца, который уже не будет директивным, с физическим устранением препятствий к решению целей и задач государственной идеологии, он должен стать мотивационным. Именно о таком управлении говорится в упомянутой выше книге Центра Проблемного Анализа и Государственно-Управленческого проектирования, который ничем не отличается от методов глобального управления людьми на Западе, превративших их в общество потребления. Этот метод укоренился и активно продвигается теперь и у нас, в России.

Достаточно послушать речи ведущих политиков, чтобы увидеть основной тренд их идеологии, который ставит своей задачей создание комфортных условий проживания людей, то есть их экономического благополучия. Более того, задачи образования, здравоохранения и прочих социальных институтов сводятся, как правило, к постройке новых зданий, оснащению их новым оборудованием, разработке современных технологий и прочему материальному ресурсу. Это, конечно, немало важно, но за всем этим комфортом не видно заботы о самом человеке, тёплого и доброго к нему отношения. Именно поэтому меняется и принцип государственного управления, которому дали название контекстно-мотивационный.

Использование этого принципа предполагает фундаментальное изменение самого человека, как и в идеологии трансгуманизма. Будет ли человек при этом оставаться свободным?

В содержании упомянутой выше книги Центра мы находим ответ на этот поставленный нами вопрос: «…одним из важнейших механизмов мотивационного управления является фактор психологического воздействия. Объектом этого воздействия становится, в том числе, сфера подсознания. Управленческая практика выходит, таким образом, на уровень управления интуициями… Новая управленческая модель заключается в программировании действий объекта через формирование контекстной среды. Контекстуализированное управление создает у управляемого (являющегося по сути объектом) иллюзию субъектности, позволяя активизировать его личностный потенциал в реализации решаемых управленческих задач».

Здесь совершенно открыто транслируется идея управления человеком, который, в данной ситуации, есть лишь мишень управления, в прицеле которой лежит его сознание. При этом сразу возникает несколько вопросов: кто же будет формировать контекстную среду, программируя действия людей? Какие цели будет ставить перед собой субъект управления, вводя управляемого в «иллюзию субъективности»? И кем, собственно, будет являться для управляющего этот человек (объект) управления, наделённый Богом свободой воли? Вопрос риторический! Но очевидно одно: возникла эта новая управленческая модель в головах российских учёных не на пустом месте, а стала лишь копированием и подражанием тому, что на Западе назвали поведенческой революцией, при помощи которой не только подчиняют человека той или иной модели поведения, но и лишают его свободы выбора.

Таким образом, когда нам говорят о новой управленческой модели, мы должны хорошо понимать, что эта модель есть лишь слепок древних оккультных методов воздействия на подсознание человека. Трансформируясь и приобретая новые очертания, эта модель нисколько не изменилась в принципе. Объектом её воздействия было и остаётся сознание человека. Оккультизм древних катаров, каббалистов, масонов и иже с ними остался тот же, все эти тайные группы являются сатанинскими структурами. Поэтому разработчики новой парадигмы государственного управления, по всей видимости, не очень хорошо представляют себе, с чем имеют дело и какие силы пытаются задействовать для реализации своих утопических целей.

Кроме того, соединение идей необихевиоризма с возможностями и спецификой работы информационно-телекоммуникационных сетей нового поколения уже открыло широчайший доступ к управлению государством людей нового типа, людей с техногенным сознанием. Они, в силу своих личностных качеств, не просто приняли и освоили эту новейшую управленческую реальность, но и стали её осуществлять, став проводниками глобального маркетинга в России, который ничего, кроме страданий, нищеты, болезней и смерти народу России не несёт.

Фактически речь идёт о том, чтобы воспроизвести в общемировом масштабе модель управления человеком, разработанную в недрах сатанинских оккультных сект. Это касается и самого содержания внедряемого мировоззрения, и методов подчинения сознания и воли человека, превращающих его в управляемых адептов транснациональных структур и их корпораций.

Определяя модель сознания, мы видели его функциональную зависимость от информации, которая, как показано выше, поступает к человеку не только из мира объективного, но и из мира субъективного: мира идей, фантомов, иллюзий и смыслов, которые действуют на уровне подсознания и надсознания. Уровни эти разнесены во времени и пространстве, и единственное место, где они встречаются, - это наша душа. Именно в ней прошлое, настоящее и будущее соединены в один огромный информационный поток, с которым и работает наше сознание, заставляя мозг подчиняться выработанным импульсам.

Это нужно обязательно учитывать при организации жизни людей, их воспитании и научении, а также с оглядкой на то, что движение информационных потоков в современном мире безгранично, а СМИ находятся в руках заинтересованных управлением мира лиц, использующих маркетинг как средство наживы любыми способами. И они не остановятся ни перед чем, что может заставить человека подчиняться их воле.

Условием противодействия такому насилию над человеком может быть только полноценно работающее сознание. И, хотя мы не так много знаем о его функционировании и позволяем себе только размышлять на эту тему, тем не менее, ясно, что непосредственным объектом атаки на сознание человека является его подсознательная составляющая, за счёт которой можно погасить работу разумной части сознания – его надсознания. Этими манипуляциями выводится из строя и само сознание.

Не дать совершиться этому разрушительному действию можно только в том случае, если каждый человек вспомнит о Творце мироздания, Который наделил нас разумом.


   


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.